ГоловнаСуспільствоЗдоров'я

Володимир Жовтяк: "Колишнє керівництво МОЗ спеціально затягнуло проведення тендерів до грудня"

Критическая ситуация сложилась в Украине с лечением ВИЧ-инфицированных. Жизненно необходимые им препараты заканчиваются, а фирма-посредник “Вектор Фарма”, которая должна была поставить лекарства по заказу Минздрава, до сих пор этого не сделала. 27 мая активисты Сети людей, живущих с ВИЧ, заявили, что препаратов хватит только на три недели. LB.ua встретился с председателем координационного совета ЛЖВ Владимиром Жовтяком, чтобы узнать, как решается проблема.

Оказалось, что за это время чиновники Минздрава только усугубили ситуацию, переводя пациентов на более дорогие схемы лечения. В итоге это отразится на госбюджете на годы вперед: чем больше людей будет получать лечение по дорогой схеме лечения, тем больше денег придется ежегодно выделять на закупки. Кроме того, из-за такого странного маневра Минздрава, часть пациентов, которые лечились препаратами второго ряда (более дорогими), вскоре тоже столкнутся с дефицитом лекарств.

Фото: ep-ua.tv

Какая сейчас ситуация с обеспечением ВИЧ-инфицированных антиретровирусными препаратами, на сколько их еще хватит?

Cитуация тяжелая. Мы работаем с Центром противодействия социально-опасным заболеваниям (структурное подразделение Минздрава - LB.ua.) по ситуации в регионах. Получив эту информацию, мы сможем определить, как распорядиться тем небольшим буфером препаратов, который у нас есть.

(Пока готовился материал, была получена информация, что остатки препаратов были посчитаны и, по согласованию с Украинским центром СПИДа и Глобальным фондом, месячный запас препаратов уже доставляется в регионы – LB.ua.)

В прошлом месяце мы передали часть препаратов в регионы, в центры СПИДа, в детскую больницу “Охматдит”, для того, чтобы людей не переводили с первой схемы лечения на вторую, более дорогую. Потому что, во-первых, неизвестно, как люди будут чувствовать себя на этих схемах. Во-вторых, если большое количество пациентов будет переведено на более дорогие схемы, это отразится на бюджете при будущих закупках препаратов. Получится, что в бюджет нужно будет закладывать больше денег, потому что больше людей будет принимать дорогое лечение. Ну и, в-третьих, количество препаратов для схемы второго ряда тоже ограничено. Те люди, которые сейчас получают эти схемы, останутся без препаратов уже в августе-сентябре, если Минздрав продолжил переводить их такими темпами (уже перевели 1015 пациентов, планируется перевести еще 4000 человек - LB.ua.)

Чем вообще отличается схема второго ряда от схемы первого?

Поскольку ВИЧ - хроническое заболевание, его нужно лечить всю жизнь. Всю жизнь нужно принимать препараты, которые подавляют вирус в организме, благодаря чему количество вируса в крови снижается до неопределяемого уровня. Такой человек становится безопасным для окружающих, даже при сексуальном контакте риск заражения ничтожен.

Существует ряд схем. Схема первого ряда - самая недорогая и, как правило, самая эффективная, с нее начинают лечение обычно. Это одна из самых хороших схем, на которой длительное время можно держать большое количество пациентов. И она не накладна для государственного бюджета. Второй ряд дороже, третий - еще дороже. Как я уже сказал, большинство людей принимает первую схему. Но не всем она подходит - люди по-разному переносят лекарства.

Если организм плохо принимает лечение по первой схеме, есть побочные эффекты, то человека переводят на вторую схему. Перевод по медицинским показаниям - это нормально. Но нельзя же переводить людей на другую схему только потому, что нет препаратов для первой.

Фото: Макс Левин

В Украине 30 тысяч людей с ВИЧ получают лечение за деньги госбюджета, еще 14 тысяч обеспечивает ЛЖВ за деньги Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Получается, что вы распределяете остатки от лечения 14 тысяч людей на 30 тысяч, которые должен был обеспечить Минздрав?

Да. И, как я уже говорил мы работаем с Центром контроля за социально-опасными заболеваниями по сбору и предоставлению нам достоверной информации по регионам, чтобы мы знали, куда везти препараты. Нам в последнее время приходится самим связываться с регионами, узнавать, что там у них происходит, говорить, что можем поставить им препарат из своих запасов. А потом уже согласовывать это с Центром и пересылать препараты.

То есть, пока Минздрав не подготовил анализ ситуации? Насколько я помню, заместитель министра Игорь Перегинец еще две недели назад заявил, что они перераспределили остатки препаратов между регионами.

Я прошу вас это запомнить. И в августе-сентябре спросить у господина Перегинца (заместителя министра здравоохранения Игоря Перегинца, который занимается этим вопросом - LB.ua.), кто будет нести персональную ответственность за то, что уже пациентам схемы второго ряда не будет хватать препаратов? За вот этот, скажем так, сомнительный успех.

Я так понимаю, быстро достать препараты второго ряда не получится?

Конечно, в любом случае процесс закупок займет время – от трех недель до нескольких месяцев.

ЛЖВ участвует в переговорах между “Вектор Фармой”, которая теперь уже “Фиолис Трейд ЛТД”, и Минздравом?

Со стороны Минздрава, к сожалению, нет. И это нас очень расстраивает. Потому что мы еще в прошлом году предупреждали Минздрав о том, что может быть такая ситуация, обращались неоднократно в Кабмин.

Минздрав и его предыдущие руководители - Василий Лазоришинец и Олег Мусий - специально затягивали проведение тендеров до декабря месяца, чтобы дождаться изменений в постановление Кабмина №117. Как вы помните, Кабмин разрешил вносить 100%-ную предоплату за поставку лекарств на 180 дней раньше, чем лекарства будут поставлены.

Василий Лазоришинец
Фото: www.kmu.gov.ua
Василий Лазоришинец

Помните Ильфа и Петрова? Утром деньги - вечером стулья. А у нас деньги утром, а стулья через полгода, может быть. А может и не быть.

На данный момент “Вектор Фарма” (которая теперь называется “Фиолис Трейд ЛТД” - Ред.) не платила не одного доллара производителю препаратов компании “Сан Фармасьютикалз”. Я также знаю, что компания-производитель уже изготовила 90% партии лекарств, с января они лежат готовые. И компания-производитель не понимает, почему компания, которая выиграла тендер и получила деньги, не оплачивает товар.

(Пока готовился материал, была получена информация, что компания “Фиолис Трейд ЛТД” подписала дополнительное соглашение с компанией “Сан Фармасьютикалз” и взяла на себя обязательство сделать предоплату уже до 10 июня – LB.ua).

Там есть, конечно, юридические трудности. Компания “Сан Фармасьютикалз” должна у кого-то деньги принять. Получается, ей надо перезаключить договор с “Фиолисом Трейд ЛТД”, а “Фиолису Трейд ЛТД” - с Минздравом. В Украине еще не было такого прецедента, чтобы одна фирма выиграла тендер, а через полгода перезаключила договор с другой фирмой. Ну какой руководитель министерства подпишет филькину грамоту с фирмой, которая подает в суд на Минздрав? Но если подпишет, то должен быть уверен на 100%.

Главный вопрос к правительству Украины: почему оно воспользовалось услугами “Вектор Фармы” для осуществления госпоставок? Не секрет, что эта компания выигрывала тендеры и в 2012, и в 2013, и в 2014 году. И в то же время руководство Минздрава решило подписать тендер именно с этой фирмой-прокладкой, мойщиком денег, одним из операторов коррупционного рынка. Несмотря на то, что Министерство здравоохранения ранее подавало на нее в суд и выиграло его.

Вам известно, кому принадлежит “Вектор Фарма”?

Я хочу, чтобы это выяснили правоохранительные органы - кто окончательный благополучатель, скажем так, запрятанный за несколькими офшорами, за компанией “Вектор Фарма”, а ныне компанией “Фиолис”.

Но мне все равно, кому она принадлежит. Меня интересует, чтобы деньги госбюджета были возвращены в госбюджет, а пациенты получали антиретровирусную терапию.

Какие есть варианты развития событий?

Наш план А – МВД и Минздрав выполняют поручение премьер-министра и будут либо закуплены препараты, либо возвращены деньги хотя бы до конца года и направлены на закупку антиретровирусных лекарств. Параллельно надо работать над тем, чтобы при помощи международных организаций экстренно оплатить нужную партию препаратов и в течении месяца завезти их в Украину, доставить до пациента. Мы очень надеемся на то, что правительство, заместитель министра Игорь Перегинец, который ведет переговоры, будет нас к ним привлекать.

Мы много раз обращались к нему с этим вопросам, давали всю информацию о возможных проблемах с поставками. Мы понимали, что с каждым днем риск невыполнения "Вектор Фармой" контракта возрастает. И только когда Минздрав получил иск, когда пошла информация о том, что компанию выкупили, компанию ликвидируют, только тогда представители министерства начали жестко артикулировать ситуацию.

Вы говорите, что много раз обращались к Перегинцу. Удалось до него донести, что переводить пациентов с препаратов первого ряда на второй - плохая идея?

Скажем так, он в курсе ситуации. Свою помощь в решении вопроса мы предлагали неоднократно. Мы же не та организация, которая просто критикует. Мы та организация, которая делает большую часть работы в рамках национальной программы о противодействии эпидемии СПИДа. Мы покупаем препараты, мы оказываем услуги более 70 тысячам людей на территории всей Украины, включая Крым, Донецк и Луганск. Мы единственный поставщик препаратов для лечения ВИЧ-инфицированных на оккупированной части Донбасса.

Сколько там сейчас ВИЧ-инфицированных?

На сегодняшний день там находится на лечении около восьми с половиной тысяч людей. Ситуация с поставками лекарств туда критическая. Есть много инициатив по обеспечению Донбасса препаратами, но реально пациенты донецкой области увидят препараты, наверное, уже в следующем году. Мы, как можем, стараемся перекрывать их нужды из своих поставок по линии Глобального фонда.

В чем загвоздка с доставкой туда препаратов?

В наших блок-постах. В запрете на поставку припасов на неподконтрольные Украине территории.

Проверка на блокпосту в Луганской области
Фото: Макс Левин
Проверка на блокпосту в Луганской области

Туда же столько всего возят.

Мы тоже провозим лекарства, но официально это очень тяжело сделать. Сейчас в Славянске лежат препараты, купленные за средства национального бюджета, которые должны были ехать в Донецк, но их не выпускают. Заведующий СПИД Центра, главный внештатный специалист ДОЗ Донецкой ОДА господин Кушаков манипулирует данными, приказами и постановлениями Кабмина. Парадокс ситуации в том, что внутренние приказы Славянского СПИД Центра ставят под угрозу ситуацию в регионе, нивелируя собой приказы Минздрава. С учетом того, что пациенты в данном случае не имеют выбора и являются заложниками таких решений, такое поведение Кушакова расценивается нами как саботаж.

О Кушакове я могу сказать, что такие люди вообще недостойны называться врачами.

Это человек, который подал в суд на ВИЧ-положительную женщину, которая забеременела и родила от здорового мужа здорового ребенка. Речь шла о религиозной паре, мужчина знал о диагнозе жены. Хотели ребенка, и вот так у них получилось - мужчина не инфицировался, ребенок родился здоровым. А Кушаков, когда узнал об этом, подал на женщину в суд. Ей дали два года условно за то, что поставила другого человека под угрозу заражения. Такой вот "врач" сейчас работает на должности Заведующий СПИД Центра, главный внештатный специалист ДОЗ Донецкой ОДА.

Но у чиновников - Минздрава, облаздрава - есть понимание того, чем чревато прекращение терапии для ВИЧ-инфицированных, пусть даже на небольшой территории?

ВИЧ-инфекция не имеет границ. Какие бы там не стояли блок-посты, железного занавеса не будет. Будет эпидемия там - будет эпидемия здесь.

Все люди, которые там находятся, они на свой родине. И большинство из них являются заложниками ситуации. И для нас, для всеукраинской организации, эти люди, ВИЧ-инфицированные, - наши граждане, которым наша помощь и поддержка нужна больше, чем обычно. Потому, отправляя туда препараты, мы помогаем не только им, мы помогаем всей стране. Мы помогаем людям не умереть.

Акция под Кабмином 27 мая 2015
Фото: apostrophe.com.ua/Владислав Содель
Акция под Кабмином 27 мая 2015

В прошлом году в Украине не было дефицита антиретровирусных препаратов?

В прошлом году Глобальный фонд и ЛЖВ обеспечили всех ВИЧ-инфицированных определенными препаратами. Таким образом, проблема была решена за деньги Глобального фонда.

Можно ли надеется на то, что в этом году в крайнем случае Глобальный фонд выделит деньги на дополнительные закупки лекарств?

Это наш план Б. Переговоры ведутся.

Получается, что вы закупали препараты за деньги Глобального фонда в то же время, когда “Вектор Фарма” не смогла справиться с этой задачей?

Да. Я несу ответственность за все. Сеть ЛЖВ получила деньги – осуществила процесс закупок и доставила препараты пациентам. “Вектор Фарма” как субъект хозяйственной деятельности должна нести ответственность за то, что не провела закупки сразу, когда получила деньги, что долго тянула с покупкой валюты.

Мы проводим закупки в долларах и договариваемся напрямую с производителями. Без посредников цена всегда ниже. Плюс компания-производитель обязательно, если мы говорим о международных компаниях - американских, европейских - обязательно поставляет еще и определенное количество бесплатных упаковок. Сверх того, что было закуплено. И таких вот бесплатных упаковок может быть до 30-40% от общего количества закупаемых препаратов.

Вы могли бы проводить закупки и для Минздрава по программе ВИЧ\СПИД, теоретически?

Когда выяснилось, что у Минздрава в этом году, скорее всего, не получится провести закупки через международные организации, Глобальный фонд рекомендовал воспользоваться услугами Сети ЛЖВ, организации имеющей опыт и авторитет и которая реально может эффективно делать эту работу. Но никакого ответа от Минздрава не последовало, и вряд ли он будет.

Я, как председатель координационного совета Сети ЛЖВ, на этой встрече сказал: мы будем заниматься закупками только в том случае, если нас об этом попросит правительство. И не просто попросит, но еще и даст нам нужную поддержку, чтобы нам не мешали.

вся эта фармацевтическая мафия, которая много лет разворовывала бюджет в области здравоохранения, бросится на нас, как стая голодных псов, если закупки отдадут нам.

Сандра Рулофс-Саакашвили, представитель Глобального фонда, и Владимир Жовтяк
Фото: www.facebook.com/All.Ukrainian.Network.of.PLWH
Сандра Рулофс-Саакашвили, представитель Глобального фонда, и Владимир Жовтяк

Нам от этой стаи злых и голодных псов нужно будет отбиваться. И мы не сможем делать это без поддержки правоохранительных органов и правительства. Я хочу, чтобы моим сотрудникам не приходилось бояться за свою жизнь, потому что им угрожают представители фармацевтической мафии.

Они вам угрожают?

Не было ни одного года, чтобы мне не угрожали. Это могло быть и в форме предложения сотрудничества, и в форме предложения денег, а бывали и прямые угрозы. Но человека, живущего с неизлечимым заболеванием, которое в конце 90-ых равнялось смерти, напугать достаточно тяжело. Человека, который и так уже знает, что умрет.

Вы были в критическом состоянии?

В разных был. И, мне кажется, я смог своим примером многим людям показать, как изменить свое психологическое состояние от человека обреченного до человека увлеченного. Жизнью.

Виктория Герасимчук Виктория Герасимчук , Заместитель главного редактора
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter