ГоловнаСуспільствоВійна

Той, хто пройшов крізь вогонь

Старший лейтенант ВДВ Сергей Бабский, к сожалению, очень много знает о том, что может сделать с человеком огонь.Почти год назад молодой мужчина был тяжело ранен во время выполнения боевого задания под Славянском, получил ожоги 4-й степени, лишился зрения на один глаз. С тех пор его жизнь проходила преимущественно в госпиталях разных городов и стран.

В конце апреля Бабский приехал из родного Коростеня Житомирской области в Киев, чтобы забрать заключение врачебно-летной комиссии о состоянии своего здоровья. А заодно встретился с волонтером Виталием Дейнегой, чтобы помочь в презентации необходимых в АТО противоожоговых повязок, первую партию которых организация «Вернись живым» отправляет на фронт в начале мая.

Виталий Дейнега(слева) и Сергей Бабский(справа)
Фото: LB.ua
Виталий Дейнега(слева) и Сергей Бабский(справа)

«Будь у него и товарищей эти повязки, можно было бы сильно уменьшить количество повреждений, избежать инфицирования, защитить глаза. Самое главное – уменьшить боль, снизить цену реабилитации и повысить качество жизни. Некоторые вещи легче предотвратить, чем потом лечить», - говорит Дейнега.

По его волонтерским данным, 99% ожогов получают бойцы в военной бронетехнике после попадания в нее из гранатомета. Именно в такой ситуации был травмирован Бабский. Несмотря на все пережитое и оставшиеся шрамы, он сохраняет позитивный настрой. В разговоре с журналистами шутит: «Я фотомоделью никогда не был», - мол, внешние повреждения не имеют значения - и уже стремится вернуться к работе.

Супруги Бабские рассказали LB.ua о том, как вместе прошли через месяцы боли, бюрократии и госпиталей, чтобы Сергей мог вернуться к нормальной жизни.

С карьера на войну

33-летний Сергей Бабский пришел в военкомат в родном Коростене добровольно, уже через несколько дней после того, как россияне аннексировали Крым. Он никогда раньше не служил в армии – но военная кафедра в университете дала ему офицерское звание. «Я работал (и до сих пор числюсь) главным инженером на карьере. На работу позвонили из военкомата, попросили отчитаться о состоянии той техники, которая была закреплена во всех предприятиях за военкоматом на случай военных действий. Приехал - и увидел объявление: запись добровольцев. Сразу же пошел, записался. Через несколько дней мне позвонили: приходи, настала и твоя очередь Родине послужить», - вспоминает Сергей.

Несколько недель учений на полигоне - и уже в апреле он оказался в Донецкой области, распределен в 95-ю аэромобильную бригаду. «За что я благодарен судьбе – с бригадой повезло, прекрасные парни и командиры», - отмечает боец. В своем звании младшего лейтенанта он стал командиром взвода, получив в подчинение 24 бойца, экипажи 3-х БТР. Так Сергей прослужил в зоне АТО больше двух месяцев.

Сергей (первый слева) пошел в армию добровольцем после аннексии Крыма
Фото: Предоставлено Оксаной Бабской
Сергей (первый слева) пошел в армию добровольцем после аннексии Крыма

13 июня ему поручили важное задание – сопровождать технику, которая должна была эвакуировать из зоны боевых действий сбитый сепаратистами военный вертолет.

«Две машины везли кран и тягач, чтобы забрать этот вертолет, и два наших БТР их сопровождали. Я был в главном БТР - ехал первым, когда нас подстрелили из засады», - рассказывает о том страшном дне боец. В бронетранспортер ударила противотанковая граната, попала в переднюю часть – где сидели Бабский и водитель, его земляк по Житомирской области Александр Галиченко. Огонь охватил обоих, но повреждения Александра, который принял на себя основную силу пламени, оказались сильнее.

У Сергея начали гореть все открытые части тела. Корпус защитил бронежилет, а голову – каска, подаренные волонтерами. Пулеметчику Сергею Хартныку, который также был в кабине, осколком снаряда распороло живот. Несмотря на это, он вытащил командира (Бабского) из машины и вернулся за водителем, который был обожжен местами до костей, потерял зрение. С помощью Хартныка, двигаясь на голос, Александр выбрался наружу через десантный люк.

Экипаж БТР составлял 7 человек - остальные четверо бойцов остались практически невредимыми.

Экипаж БТР 4-й роты 95-й бригады (комвзвода Бабский - слева)
Фото: Предоставлено Оксаной Бабской
Экипаж БТР 4-й роты 95-й бригады (комвзвода Бабский - слева)

«Ребята огнетушителем гасили огонь в машине - чтобы не взорвались боеприпасы, которые были внутри. Они создали оцепление вокруг БТР - потому что, по опыту, после такого попадания приходят добивать тех, кто выжил. Я приказал им занять оборону, и они ее держали еще минут 40. Уже потом я разрешил им выйти к дороге и позвать наших на помощь, потому что нас уже искали – а мы съехали с дороги в лесопосадку, нас было не видно», - вспоминает командир, который все время оставался в сознании, перенося страшную боль. Средств первой помощи, каких-либо аналогов противоожоговых повязок у бойцов при себе не было, впрочем, как и самих аптечек. Военным выдавали жгуты еще советского образца и так называемый «перевязочный пакет» – по сути, это стерильная марля, уточняет Бабский.

К медикам его и раненых сослуживцев доставили часа через полтора. Несмотря на все старания врачей, Александра спасти не удалось – он погиб в больнице через 3 дня. Сергею Хартныку сделали успешную операцию, он довольно быстро восстановился и через полтора месяца снова рвался в бой. В это время Бабский в госпитале продолжал бороться со страшными травмами.

Спасение младшего лейтенанта

Жена узнала о ранении Сергея от знакомых, которые прочли его фамилию в списках раненых в интернете. «Никто мне даже не позвонил. Может, дело в том, что в БТРе вместе с одеждой сгорел его телефон, и потерялись контакты, – рассуждает женщина. - Но фактически мы его нашли в Харькове в больнице, куда его перевезли из Изюма». И тут же добавляет: «Я люблю говорить о хороших моментах, не люблю вспоминать те дни – прошлое лето вообще было очень тяжелым».

Сергей и Оксана Бабские
Фото: Предоставлено Оксаной Бабской
Сергей и Оксана Бабские

Оксана и не ожидала, что ранение Сергея окажется настолько масштабным. «То, что я увидела, не совсем увязывалось с моим представлением. У него было 35% ожогов, причем глубоких - 25%. Руки сильно погорели, лицо», - рассказывает женщина. Ее мужа определили в реанимацию Харьковской городской больницы скорой помощи – поскольку в военном госпитале не было ожогового отделения.

Волонтеры тут же распространили в сети призыв: необходима кровь, много. На следующий день после объявления в больнице выстроилась очередь из 150 доноров.

Медикам пришлось просить, чтоб желающие помочь распределялись на несколько дней вперед – потому что запасы крови нужно было пополнять ежедневно. Через несколько дней Бабского перевели в Киев, в Главный военный госпиталь. Помощь не иссякала и в столице: люди сдавали кровь, давали деньги на лекарства. В Киеве Сергея впервые навестили двое его сыновей – мальчики не видели отца со дня его мобилизации в марте.

Сергей с сыном - до войны
Фото: Предоставлено Оксаной Бабской
Сергей с сыном - до войны

В июле волонтеры, которые навещали бойца в госпитале, все еще писали о нем, как о самом тяжелом пациенте – даже в сравнении с теми, кто пережил ампутацию рук и ног. Бабский лежал под клеенкой, кожу пересаживали много раз – она часто не приживалась, случалось загноение ран, начинались пролежни. Из-за тяжелых ожогов лица украинские врачи не могли сделать Сергею операцию по извлечению осколков из глаза - необходима была госпитализация за рубежом. Тогда с Оксаной связались украинцы, живущие в США, и предложили оплатить лечение бойца в Кливленде.

Она занялась сбором документов. Борьба с бюрократией стала для Оксаны очередным испытанием. Справку из воинской части об обстоятельствах полученного ранения выдали на удивление быстро, проблемы начались в больницах. Сергей не мог пройти собеседование, которое необходимо по процедуре получения визы в посольстве США.

«Сережа, во-первых, лежачий был. А во-вторых, отпечатки пальцев не мог сделать - у него их нет (отпечатков – ред.). Надо было предоставлять сопутствующие справки, эпикризы», - рассказывает Оксана.

Она ходила за врачами по пятам, чтобы подписать и согласовать все бумаги. Одновременно ждала ответа из США – там украинцы из диаспоры переводили документы для клиники. Первоначально, еще в июле американские доктора оценили стоимость лечения бойца в 40 тысяч долларов. Но пока продолжался сбор документов для консульства, Сергея еще несколько раз прооперировали в Киеве.

«То в ожоговый центр забрали, то в госпитале сделали операцию. За то время, пока визу делали, он уже был закрыт кожей практически полностью. Просто оставался лежачим, в тяжелом, послеоперационном состоянии. Уже в Америке его ставили на ноги», - говорит Оксана.

За океаном

15 августа Сергей отправился в Кливленд (штат Огайо), где ему предстояло провести в госпитале около полутора месяца. Вместе с Бабским в том же медицинском центре лечились двое парней с Майдана. Лечение всем троим оплачивала диаспора в лице организации «Украинская федерация Америки», которая уже неоднократно передавала помощь как Майдану, так и ВСУ.

Кстати, Бабский стал первым бойцом АТО, который отправился на лечение за океан.«Больше всего поразило, насколько дружна украинская община в Америке. Украинцы там очень сплоченные, живут сообществом. Они сохранили язык, культуру, традиции, веру - несмотря на то, что многие там ассимилировались. Они помогают украинским военным, их семьям, очень переживают о судьбе Украины. Это было приятно увидеть», - делится впечатлениями сам Сергей.

В августе Сергей отправился на лечение в США
Фото: vk.com/korosten
В августе Сергей отправился на лечение в США

В Кливленде представители диаспоры его опекали постоянно: проведывали лично, присылали открытки со словами поддержки. Через полтора месяца Сергея выписали из клиники, после чего его забрала к себе домой семья украинцев-эмигрантов. Как раз в это время, в конце сентября, Оксана прилетела в США и могла помогать мужу во всем, кормила его – он еще совершенно не мог ничего делать руками.

За полгода в США боец перенес полдесятка операций, в том числе, на глазу – но один из осколков так и не удалось извлечь, Сергей практически не видит левым глазом. Американские доктора проводили физиотерапию, помогали разрабатывать ноги и руки. После выписки, уже встав на ноги, боец приезжал в клинику на процедуры и операции, а затем возвращался к семье, которая его принимала.

В то же время, люди в Украине продолжали помогать, сбрасывая деньги Оксане на карточку – ведь неизвестно, сколько могло продлиться лечение, а затем – годы реабилитации. Перед поездкой она открыла отдельный мультивалютный счет, о котором никто не знал, и на него перевела деньги с карточки Приватбанка, номер которой свободно «гулял» по интернету. Карточку от секретного счета забрала с собой в США - но каким-то образом с этого счета зимой мошенники украли собранную за это время сумму более 230 тыс гривен. Как удалось выяснить в банке, деньги снимали в банкоматах Запорожья в несколько заходов.

«По возвращению мы написали заявление в милицию, я и в прокуратуру обращалась, и написала главе правления Приватбанка (Александру Дубилету – ред.). Но пока нам ничего не компенсировали – в банке пишут, что им нужно еще время для расследования. Это длится уже почти 3 месяца», - вздыхает Оксана.

Такие деньги теперь собрать непросто, но она не жалуется. Семья Бабских с двумя детьми живет на зарплату десантника, которую армия исправно начисляет Сергею все время лечения. Пока он был в госпиталях, его дважды повысили в звании: сначала присвоили звание лейтенанта, а затем - старшего лейтенанта. А в ноябре представили к почетной награде – ордену Богдана Хмельницкого 3-й степени «за личное мужество и героизм, проявленные в защите государственного суверенитета и территориальной целостности Украины». Орден Сергею вручили сослуживцы лично во время празднования дембеля 4-й роты 95-й аэромобильной бригады в марте.

Фото: www.facebook.com/backandalive

Бабскому предстоят еще несколько операций и, как минимум, 3 года реабилитации. Сейчас, после прохождения ВЛК, он будет оформлять группу инвалидности. Между тем, ветеран АТО постепенно возвращается к нормальной жизни: он отлично ходит и делает несложные движения руками: например, может поднять чашку, понемногу печатает на компьютере, стремится вернуться на работу. У Сергея довольно крепкое рукопожатие – но он все еще не может поднимать тяжелые предметы, застегивать пуговицы и делать многие привычные вещи в быту, для которых нужно попросту больше здоровья.

Оксана, жена Сергея, осознает, что муж полностью не восстановится, но готова бороться за здоровье любимого человека вместе с ним столько, сколько нужно. «Слава Богу, он живой, и ходит», - радуется женщина простым вещам. Самое страшное для их семьи уже позади.

***

Желающие помочь Сергею Бабскому, которому предстоит долгая реабилитация, могут перечислять пожертвования на карточку Приватбанка: 4731 2171 0418 8154 (Бабская Оксана Викторовна).

Волонтерская организация «Вернись живым» просит помочь с приобретением крупной партии противоожоговых повязок BurnTec для бойцов АТО. Повязки, которые выпускаются для военнослужащих НАТО, волонтеры закупают напрямую у завода-производителя в Польше. Эти средства первой помощи способны значительно снизить повреждения при обгорании кожи, облегчить боль, защитить кожу лица от инфицирования. Они нужны прежде всего бойцам в экипажах бронетехники, и медикам, работающим в поле. 

Сергей держит противоожоговую повязку BurnTec
Фото: www.facebook.com/backandalive
Сергей держит противоожоговую повязку BurnTec

Карты Приватбанка волонтеров “Вернись живым”: 5457 0822 3299 9685 Дейнега Виталий; 5211 5374 4662 3360 Стократюк Виктория.

Адрес фонда "Вернись живым" в Киеве: ул. Жилянская, 12а (пн-пт 10:00-19:00, сб 11:30-16:00).

Горячая линия: (044) 338-33-38, (068) 500-88-00.

Нелли Вернер Нелли Вернер , журналист
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook