ГоловнаСуспільствоЖиття

Пробудження великого сплячого

Каждые 5-6 минут встаю из-за стола и иду к зеркалу. Подолгу рассматриваю себя, удивляюсь, ощупываю лицо… Тот ли я? Прежний ли? Неужели не проступают в лице моем изменения, уже очевидные для моего внутреннего «я»? И опять иду к письменному столу, и опять сажусь за написание текста, прежде, неделю-другую назад, для меня невозможного…

Странно, трудно выговаривается: в Министерстве здравоохранения начались благотворные процессы кадрового обновления! Не глупая и поэтому бессмысленная «люстрация», а очищение по принципу компетентности. Понимаю, это начало, только начало. Хрупкое, неуверенное. Но – очевидное. Еще в далеком от нас 1999 году специальное исследование показало: основной функцией украинского Минздрава является поддержание самой этой функции аппаратного самовыживания, ни о каких серьезных управленческих влияниях на Систему здравоохранения речь не идет! И вот, почти исторические дни, великий спящий проснулся.

Фото: Макс Требухов

Все началось, пожалуй, с едва заметного постороннему глазу. Стараниями юной заместителя министра госпожи Павленко из аппарата был удален давно окопавшийся там кадровый офицер СБУ, годами крепивший очень нехорошие закупочные тендеры во благо нашей отечественной фармацевтической мафии. Маленький, почти нежный вопрос: а «хозяин» этого офицера господин Наливайченко о существовании этого перевертыша не знал?..

Затем ушли с должности несколько не очень компетентных «главных специалистов». В частности, выведен из штата Минздрава широкоизвестный в узких мафиозно-наркологических кругах главный нарколог А.В. Не хочу скрывать, меня лично эта новация обрадовала чрезвычайно. Надеюсь, что этот безусловно умный и изобретательный человек в систему Минздрава никогда более не вернется. Кстати, его место в аппарате еще не остыло, а верное ему «наркологическое ополчение» уже собирает силы, физические и материальные, для расправы с «вечно сующимся не в свои дела Семеном Глузманом» (прямая цитата). Боюсь ли? Не очень, хотя улицы сейчас буду переходить осторожнее. Советского КГБ я боялся куда больше, но как-то сумел преодолеть тот страх. Думаю, легко преодолею свой страх и перед раздраженным и возбужденным «наркологическим ополчением».

Команда омолаживается. Все, что вижу, вызывает оптимизм. Кажется, уйдут в небытие наивные мечты о медицинском страховании как о решении всех зияющих проблем отечественного здравоохранения. Сами подумайте: если малограмотный дурак-профессор готовит к самостоятельной практике врачей, может ли изменить качество помощи система финансирования врача? Здесь, кстати, самое тяжелое, самое опасное для руководства Минздрава. В первые дни возвращения в министерское кресло Раисы Васильевны Богатыревой она мне, без свидетелей, разумеется, сказала: «Все понимаю, это – главное, что необходимо сделать. Заменить ректоров, заменить руководителей кафедр… но кто мне такое позволит?» Сейчас – иное время, иные возможности. Сделать это необходимо. Решатся ли? Не знаю. Могут и не решиться, ибо это – вступление в войну, в великую отечественную номенклатурно-медицинскую войну, где пленных брать не будут.

Существуют и другие, очень глубокие и почти не артикулируемые проблемы, без решения которых система национального здравоохранения не появится. Может ли, к примеру, сам по себе Минздрав модернизировать свои службы, не соединив усилия (и даже функции!) с обильными людьми медицинскими подсистемами Министерства социальной политики, Пенитенциарной службы и т.д. и т.п.?

И – такое. Требующее дискуссий и расчетов. Должен ли украинский налогоплательщик оплачивать завиральные идеи и структуры увлеченных своей безнаказанностью украинских профессоров, реальная эффективность которых – нулевая. Только один пример: ни в одной стране цивилизованного мира не существуют бюджетной или страховой поддержки подготовки гипнотизеров. У нас, бедных и аннексированных, есть и это. Зачем? Удивить мир? Мы его уже давно удивили, еще в СССР: великий маг Анатолий Кашпировский – наше, украинское, явление. Здесь же, близкое.

Тихо, спокойно и вполне безболезненно стоматология и косметическая хирургия ушли в частный бизнес. Выиграли не только врачи, но и мы, клиенты. Выросло качество услуг!

Так вот, есть в нашей медицинской практике еще немало темных уголков, где мы с вами можем остановить нашу «гуманитарную помощь». Так называемая наркология по-украински – один из них. Быть может и здесь следует добиваться «чистоты отношений»?

Последний, почти философский вопрос: может ли страна всерьез, успешно реформировать свою социальную систему, если высшее руководство государства в этом не заинтересованно? Сформулирую иначе: как запретить Президенту, Кабмину и членам Парламента Украины, а также их семьям диагностику и лечение за рубежом? Случится ли у нас такое… не уверен, здесь мой оптимизм иссякает.

Семен Глузман Семен Глузман , диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter