ГоловнаСуспільствоЖиття

Як довго?

В марте 1991 года в СССР было проведено необычное социологическое исследование. На вопросы «Кем вы себя считаете, человеком европейской или азиатской культуры?» и «Как вы считаете, Россия – это европейская или азиатская страна?», люди с высшим образованием и обладатели крупных домашних библиотек отнесли себя безусловно к европейцам, полагая в то же время, что Россия – страна азиатской культуры. В данном случае подразумевалось, что азиатская культура – синоним неразвитости, отсталости. У русских в целом доля отнесших себя к европейской культуре составляла 28%, у прибалтов – от 62 до 79 в разных республиках. В Украине, к сожалению, это исследование не проводилось.

Было бы интересно задать эти же вопросы спустя 24 года другому поколению россиян. Как бы они ответили сегодня? Разумеется, следует помнить, что в 1991 году страх перед искренними ответами в России был много меньше, нежели сегодня. О себе мы знаем больше.

События последнего года в Украине подтолкнули многих из нас к желанию стать Европой. Продление военного конфликта с Россией, без сомнения, будет ещё усиливать европейские стремления украинцев. В первые годы демократических свобод в СССР в среде интеллектуальной элиты всерьез обсуждалась тема, названная известным литератором и исследователем Мариэттой Чудаковой «комфортом насилия». Многие писатели и философы задавали следующий вопрос: может быть, правы те, кто говорит, что во времена советского «застоя» работать было легче, что отказ от надежды на скорый успех и немедленное профессиональное признание были лучшими условиями для совершенствования рукописи? Прошли годы, сменилось поколение… и тема исчезла, растворилась. Голодный художник, поэт-кочегар перестали быть героями нашего времени.

Фото: Макс Левин

Элиту, равно как и интеллектуала, невозможно целенаправленно вырастить, они появляются в ответ на соответствующий запрос общества. В новом, постсоветском обществе был спрос на примитивных бандитов-рэкетиров и валютных проституток. Тем не менее, безо всякого запроса вырастали и интеллектуалы. Только вот одна незадача: эти умные и социально активные молодые люди предпочитают жить в другом, более комфортном для них обществе, европейском или североамериканском.

То же – и с патриотизмом. Официальный, карьерный патриотизм умер вместе с советскими мифами. Его сменил достаточно примитивный этнический патриотизм, на поверку оказавшийся также карьерным. Искреннее, прочувствованное и созидательное отношение к своей стране постепенно отодвигалось в сторону самим государством, неискренним и коррумпированным. Исчезали символы советского времени, но не сами ценностные структуры, не конструкции реальности. Совсем не гонимые советской властью поэты и писатели, прежде славившие Ленина, КПСС и колхозный строй, немедленно возглавили «национальную идею». Реакция у новой украинской интеллектуальной молодежи была соответствующая – отталкивание. К сожалению, некоторые отталкивались и от своей страны.

Господин Кучма, сегодня считающий себя «лучшим президентом Украины» (так он назвал себя гордо в беседе с моим добрым знакомым) поставил страну на грань гражданской войны. Так жадно он хотел получить третий срок президентства… победил здравый смысл, страна успокоилась. Сотни тысяч молодых украинцев, участвовавших в 2004 году в активных уличных протестах, поверили в своё и Украины лучшее будущее. Увы, лучшее будущее опять не состоялось. Никудышный президент Ющенко помог придти к власти Януковичу. Украинская интеллектуальная молодежь уезжала из страны. Навсегда. Как сказал мне талантливый юноша, мечтавший участвовать в современных биологических исследованиях: «У моей страны нет будущего. Я не хочу повторять вашу судьбу, не обижайтесь». Я не обиделся. Я всё понимал.

И вдруг – чудо. Неожиданное, светлое, искреннее. Студенты вышли на улицу сказать единственное: «Хотим в Европу!» Дальнейшее известно. Потом – война. Странная, необъявленная. Но – настоящая.

И опять чудо: при полном неучастии импотентного украинского государства и его присосавшихся к студентам политиков украинцы проявили себя настоящими гражданами! Как утверждают эксперты, река выезжающих «за бугор» молодых людей постепенно превратилась в ручеек. Многие из них изменили маршрут, едут на восток Украины. Защищать свою землю.

Всё, что я изложил выше – известно. Банальность. Но есть вопрос, который всё чаще задают себе украинцы: как долго продлится имитация руководства страной теми, кто стал властью в ней? Сегодня наша власть свою импотенцию (или активное нежелание) прикрывает словами о приоритете войны и связанных с нею проблем. Хотя, честно говоря, и к войне на востоке наша власть отношения не имеет. Не она кормит, одевает и вооружает украинского солдата.

Итак, как долго?

Семен Глузман Семен Глузман , диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter