ГоловнаСуспільствоВійна

"Обстріли посилюються після кожного російського гумконвою"

В Днепропетровские больницы за неделю госпитализировали более 200 раненых. Основная их часть - бойцы, оборонявшие Донецкий аэропорт. Они рассказали о газовом оружии, кадыровцах и российском «гумконвое».

Фото: Предоставлено Зоей Лукьяновой

В Днепропетровске снова страшная неделя. Активная фаза столкновений в Донецком аэропорту отозвалась бесконечными потоками раненых. За неделю сюда привезли более 200 человек. Подавляющее большинство - из аэропорта. Прооперировано около 100. Врачи больницы Мечникова сутками не выходили из операционных.

Ни один из госпитализированных не погиб в медучреждении. Хирурги говорят: все потому, что полевые медики научились правильно оказывать помощь на местах и доставлять раненых. Даже не смотря на то, что с середины недели в Днепропетровской области был густой туман и санитарная авиация не могла работать. Ребят везли разбитыми затуманенными дорогами на любом транспорте: от реанимобилей до грузовиков.

"Выхади хахол, драться будем"

Саше из Белой Церкви 23 года. Он боец 80-ой бригады. Из аэропорта был госпитализирован в днепропетровский военный госпиталь с контузией и незначительными ушибами от осколков. Не столь серьезные ранения позволяют ему общаться с журналистами дольше, чем его побратимам.

Фото: Предоставлено Зоей Лукьяновой

Саша впервые видел врага так близко. "14 или 15 числа они завалили перестенок, - рассказывает он, - просто танками завалили. И заняли верхний этаж. Мы были внизу. Очень близкий бой. Это уж точно не организованные местные, это профессиональные военные, у которых недавно произошла ротация, все их действия очень четкие. Говорят на русском все и есть среди них кадыровцы, они все время выкрикивают - "выхади хахол, драться будем!".

Саша рассказывает что именно с верхних этажей противник применил газовое оружие:

"Никто не ожидал такого. Сильно пекло тело, глаза слезятся так, что ничего не видно, дышать совершенно невозможно, тошнота. Тяжело. Все просто попадали. Ну, уже позже мы нашли противогазы и начали закрываться".

Артиллерия помогала, говорит военный. Его бригада пыталась одновременно вести бой внутри и не подпускать новые силы снаружи. Наблюдающий на вышке сообщал координаты, артиллерия удерживала. Потом Сашу госпитализировали. Находясь в днепропетровском военном госпитале, он держит связь друзьями из своей бригады и с ребятами из 93-ей. Они были одними из последних, кто держал свои позиции внутри.

Гумконвой идет

Сергей, сначала доброволец "Донбасса", а после - доброволец одной из бригад ВСУ. Номера подразделения и настоящего имени просит не называть, боится за здоровье родителей. У него осколочное ранение ноги и брюшной полости. Он разговаривает тихо, но гораздо увереннее своих соседей по реанимации в больнице имени Мечникова.

Фото: Предоставлено Зоей Лукьяновой

"Ребята там (на переводой - прим. Ред.) стоят просто живым щитом. Если бы мы пошли в наступление, мы бы их смели - уверен боец, - мы нашей группой продвинулись на 2 километра, одной ротой, а если бы это сделали по всему фронту, они бы уже были в России все. Наверное, командование чего-то ждет, выжидает, возможно, не хватает сил, чтоб наступить по всему фронту, а та сторона усиливается постоянно".

В самом аэропорту он был не более часа. Но говорит, этого достаточно, чтоб понять, что технически - враг сильнее. В зоне боевых действия это ясно всем, говорит он. "Нужно не пропускать гумконвои из России, перекрыть границу любыми способами, точкой У, не знаю, чем угодно, чтоб никто не смог сюда пролезть, тогда они быстро сдадутся. У нас очень мало хорошей техники, только та, которая с капремонта, и то, не факт, а так техника в ужасном состоянии. У них обстрелы усиливаются после каждого российского гумконвоя".

Сергей начинает задыхаться, на вопрос нужно ли ему позвать сестру, - улыбается и говорит, что это он так кашляет. Но больше говорить не может.

Сдан или не сдан?

22 января батальон "Азов" на своей странице в ФБ первым заявил, что аэропорт оставлен . «Как стало известно, украинские воины, которые защищали ДАП, вынуждены были тактически отойти от того, что еще год назад было прекрасным, современным аэропортом. Эпопея героической обороны продолжалась 242 дня. Это больше, чем оборона Сталинграда и Москвы по времена советско-немецкой войны».

Фото: Сергей Лойко

Позднее информацию опровергло и министерство обороны и другие свидетели событий.

«Что там сдавать, - говорит еще один пожелавший остаться неизвестным боец ВСУ на перекуре у больницы, - там все сравняли с землей. Им там негде сидеть уже. Но я знаю, что там есть наши позиции. И метеостанция, и прочие. Стратегической остается только взлетная полоса. Больше я ничего не знаю, меня там нет сейчас, - после паузы он добавляет: - Это символ сопротивления был, но если просто по-человечески, то, я считаю, что там уже надо все сравнять с землей и забирать людей. Там обстреливают - от 5.45 до 154 калибра. Нечего посылать на верную смерть».

***

В ночь с 22 на 23 января в днепропетровскую больницу имени Мечникова привезли еще 22 раненых бойца. 11 тяжелых госпитализировали, еще 11 оказали помощь и перенаправили в другие учреждения, так как этот госпиталь уже переполнен. Последняя партия раненых преимущественно из Песок. Тем временем, стало известно, что Россия готовит очередной «гумконвой».

Зоя Лукьянова , журналист, Днепропетровск
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook