ГоловнаСуспільствоЖиття

Від Аристотеля до Шуфрича

Теория красноречия есть искусство убеждения. Это было сказано задолго до появления теории коммуникации, социальной психологии и прочих современных дисциплин внушения нам чужих мыслей и чужих желаний. Это произнес Аристотель. Тот самый, очень-очень древний, живший и размышлявший более двух тысяч лет до нас. В юные свои годы я пытался читать великого грека в первый раз, «не пошло», все казалось нудным и серым. Сейчас прочитал совершенно иначе, взахлеб, как читают хорошую прозу современника. Судите сами: «Негодование – средина между завистью и злорадством. Человек негодующий испытывает страдание при виде незаслуженного счастья дурных людей; завистливый идет далее, и всякое счастье ближних доставляет ему страдание; злорадный человек не только не страдает при виде бедствий других, а напротив, испытывает радость». И такое: «Прекрасное вовсе не обязательно есть моральное, но часто даже противоположно морали».

Согласитесь, мудро и современно. И язык изложения мыслей много проще и яснее, нежели у Гегеля с Фейербахом или у Маркса с Энгельсом. А вот знаменитые слова Аристотеля о трагическом катарсисе, связанные с понятиями страха и страдания, от которых должен очиститься зритель в античном театре, переживая судьбу героя, прямо вызвали у меня вполне современную ассоциацию.

Представьте себе: с риторическим театром талантливейшего режиссера-провокатора господина Шустера! Совершенно серьезно, без иронии. Спектакли, которые ставит в пятничные вечера Савик Шустер, действительно значительное событие нашей театральной жизни. Катарсис театра Шустера сродни тому, о котором говорил Аристотель. Он, Шустер – не «кукловод», не вершитель судеб Борис Березовский. Он не ведет к власти, не формирует положительный имидж. У него иная цель: раздеть, обнажить. Не накладывая грим, просто-напросто показать нам: «Смотрите, это – хозяева вашей жизни! Мелкие, залгавшиеся, самовлюбленные! Завтра вы опять выберете их себе во власть?» И мы – выбираем. Такие вот мы, греческий хор в спектакле «Украина».

Фото: www.kp.ru

Разумеется, в театре Шустера есть протагонист. Главный, вокруг которого идет действие, произносятся слова. Это сам Савик Шустер, великолепный режиссер, умеющий тактично и умно создавать видимость своего неучастия в спектакле. Его актеры, в основной своей жизни жесткие, властные люди, в присутствии Шустера хотят казаться умными, мягкими и, разумеется, честными. Они заискивают, они просят, они стараются быть убедительными. Они знают (или - догадываются), что задача ритора – искусство убедительно говорить на основе методов внелогических доказательств. «Сила речи заключается более в стиле, чем в мыслях» - давным-давно заметил Аристотель. Аристотель определяет риторику как искусство убеждения, которое использует возможное и вероятное в тех случаях, когда реальная достоверность оказывается недостаточной. О, это как раз те случаи, которые составляют предмет дискуссий в театре Шустера! Где непрофессиональные актеры, они же – профессиональные политики, пытаются нехирургическими методами украсить собственную «морду лица». С единственной целью – понравиться нам, глубоко презираемым ими же рядовым украинцам.

Режиссер Шустер старается снять с себя маску протагониста. Он надевает ее другим. Временным протагонистам, так сказать. Удивительным нашим согражданам, стремящимся убедить нас в том, что Солнце – холодное, а Луна – горячая. Нестор Шуфрич, на мой взгляд, самый занимательный из них. Он, современный ритор, настойчиво, убедительно говорит, основываясь на методах внелогических доказательств. Обращаясь как бы исключительно к всемогущему Демиургу (Шустеру), часто повторяя свой самый убедительный аргумент «Так, Савик», он легко укладывает в сознание молчаливого греческого хора слова, подкрепляя их осанкой физически сильного человека, движениями глаз, мимикой и едва заметными движениями рук. В меру страстный, уверенно лгущий, пренебрегающий фактами, он демонстративно, не останавливаясь, переходит с языка на язык… Настоящий протагонист! Но – не по Аристотелю, поскольку не может добиться очищения, катарсиса у зрителей, ибо не знает он, ритор Шуфрич, ни страха, ни сострадания.

Фото: opposition.org.ua

Все напрасно. Не действует на греческий хор в зале такая риторика. И не будет действовать. Ибо все мы двуязыкие, ибо все мы понимаем истинный смысл «цветов зла» и «цветов лжи»

И страна наша уже достаточно давно не «корабль дураков» (так назвал свою книгу Себастьян Брант в 1494 году). Поэтому и скверно оценивает присутствующий в зале греческий хор уверенного в себе красавца ритора. Низкий рейтинг Нестора Ивановича на табло – жесткий ответ его красноречию, его усилиям нравиться глубоко презираемой «толпе».

Театр Савика Шустера продолжится. Обязательно продолжится. Не волнуйтесь, дамы и господа. И там опять будет Нестор Шуфрич. Впрочем, может быть великий Демиург Шустер назначит иного протагониста. Желающих, как мы видим, среди наших политиков масса.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter