ГоловнаСуспільство

"Жовтень". Чиї інтереси захищатимемо? Частина 2

Итак, после пожара прошло более двух недель. В предыдущей публикации мы обещали рассказать, как громада может поучаствовать в восстановлении кинотеатра, защитив свои интересы, в чем состоят механизмы. Но сначала подведем итог.

Сегодня над «Жовтнем» и внутри его продолжаются работы по демонтажу сгоревшей части, передвижная кабина висит над кинотеатром каждый день, территория огорожена лентой, за нею всегда можно заметить местных жителей, наблюдающих процесс. «Все-таки спалили театр», - услышала я от проходящей мимо пары бабушек. В целом, мнение людей по пожару можно охарактеризовать как «положили глаз». Все привыкли: жгут – значит любят. Землю. Под тем, что сожгли. На которой можно что-то еще построить. Выше. Больше. Быстрее.

Фото: for-ua.com

Изначально версий поджога было три. Они и остались, на самом деле, хотя бы потому, что следствие еще продолжается, подозреваемых нашли. Назначено около 15 экспертиз, проведен, вроде бы, следственный эксперимент. И только по результатам экспертиз стоит делать какие-то выводы. Но уже известно, что поджог был не только в зале. Всего мест возгорания было три (что само по себе исключает просто срыв показа шашкой), по словам представителей МВД. Если ранее директор кинотеатра придерживалась мнения, что это «разборки ЛГБТ», то сегодня она считает, что это даже не хулиганство. «Это теракт», - сообщила она телеканалам в пятницу. Может быть, подразумевая, что целью поджигателей был не последующий рейдерский захват, а просто пожар с жертвами? След ФСБ?..

На улице ноябрь, здание «вскрыто», как консервная банка. Выпадут осадки – ничего хорошего это зданию не принесет. Городская власть пошла, вроде бы, навстречу. Подготовили решение о продлении аренды для ООО «Киноман», ведь незадолго до пожара их собирались вообще выселить из кинотеатра по решению суда.

За решение о заключении договора об аренде голосовали в 2 «тура». Два дня. В первый день голосования в проекте решения депутаты нашли пункт, из которого следовало, что деньги из бюджета и страховки, которые в принципе должны поступать собственнику того, что будут чинить (здание) – КГГА, просят передать ООО «Киноман». Депутаты заподозрили попытку теневой приватизации, и приостановили решение до внесения изменений. По закону, если арендатор вкладывается в ремонт-обустройство и улучшает здание не менее, чем на 25%, может претендовать на приватизацию. Никто не подозревает кого-то конкретно, но риски решили исключить. В решение внесли основные изменения, где деньгами для ремонта здания будет распоряжаться коммунальный оператор (департамент строительства и обеспечения жильем КГГА), а также, решили уточнить, есть ли решение, которое не позволяет приватизировать.здание. Сама директор утверждает: такое решение есть, многолетней давности.

Внесла большое недоумение инициатива депутата Дмитрия Гордона. Не сама инициатива, а реакция на нее разных сторон диалога. Дмитрий Гордон, депутат Киевсовета, неожиданно для всех, внес с голоса, пользуясь процедурой сбора подписей, проект решения о придании статусов памятника местного значения кинотеатру, и сквера – собственно, территории вокруг кинотеатра, аргументируя это 1200 подписями подолян, и обращениями их же ранее. А также, тем, что подобные статусы дополнительно защитят кинотеатр от попыток сноса, перестройки, и тому подобным вещам, часто происходящим в Киеве. На самом деле, подобные идеи уже звучали и на акции, например, от главы комиссии Киевсовета по культуре, но проект внес неожиданно Гордон. Эта инициатива вызвала неожиданный гнев директора кинотеатра, которая заявила, что Гордон «положил глаз» на кинотеатр, и давно мечтает его прибрать к рукам. Хотя Гордон был первым, кто пожертвовал на кинотеатр. Любое пожертвование, естественно, производится безвозмездно. Довольно странное отношение к меценату.

Каким образом это может быть связано с процессом приобретения статусов – не очевидно. А вот общественности «показали врага», обвинив его чуть ли не в пожаре. Может быть, дело не в статусе, все-таки?... Кстати, «главного по кинотеатру» в проекте решения Гордона нет, а вот подавать такие решения имеют все депутаты в принципе, подписи – один из механизмов представления общественного мнения. На следующий же день под ЦВК, в стенах которого происходило заседание, десяток молодых людей на асфальте мелом писали «кино без гордонов». Сам Гордон от подобной реакции был, мягко говоря, в шоке, поскольку по его словам, был уверен – сама директор была ранее в этом заинтересована. Что случилось – непонятно. «Она даже пыталась отдать мне деньги. Но я объяснил, что давал деньги не лично для нее, а для ремонта кинотеатра, для громады, кинотеатр – не ее личный» - сообщил Дмитрий Гордон в беседе. В письме, которое он показал, Горделадзе назвала его деятельность ненужной и мешающей ремонту, мол, не этим надо сейчас заниматься. Так «положил глаз», или «помешает статус»?...

Правда ли, что подобный процесс может помешать восстановлению?.. Или за этим стоит что-то еще? Эксперты говорят, что статус – вовсе не помеха ремонту.

«Пожарище никто не может оглашать памятником! Сначала надо отремонтировать объект, и всю энергию, и деньги, и усилия, объединить в восстановлении кинотеатра», - считает директор кинотеатра, Людмила Горделадзе. Что интересно, если после инициативы Гордона Людмила Горделадзе очень эмоционально обвинила его в том, что он «положил глаз» на кинотеатр, то на следующий день, на заседании Комиссии, был уже другой аргумент – Людмила Борисовна вскользь высказалась, что у нее есть собственные идеи обустройства сквера, и некий проект анфилады.. (Анфилады чего – пока неизвестно, не располагаем проектом)И что статус сквера, конечно же, потребует от нее дополнительных согласований… Депутаты попросили ее предоставить проект в распоряжение комиссии на следующее заседание.

Людмила Горделадзе и Дмитрий Гордон на митинге в защиту Жовтня 31 октября
Фото: LB.ua
Людмила Горделадзе и Дмитрий Гордон на митинге в защиту Жовтня 31 октября

«Никакого статуса ни сквера, ни памятника сегодня нет, этот процесс не делается 2 дня, он займет, минимум, полгода. Сам статус может определять, чтобы не были изменены физические размеры и внешний облик здания. Это не мешает восстановлению и реставрации никаким образом, если проект восстановления не подразумевает полностью перестроить здание, а за этим будет наблюдать общественность. Сам проект должны показать общественности. Пока будут работать над процессом создания охранного статуса, восстановительные работы могут и должны проводить», - считает юрист в сфере защиты исторического и культурного наследия, Марина Соловьева.

«Это памятник истории. Нужно подготовить и закрепить документацию, сделать паспорт для памятника», - считает Сергей Новгородский, заместитель начальника управления культурного наследия КГГА. По его мнению, охранный статус надо дать не просто зданию, а комплексу объектов вокруг него, включая сам кинотеатр.

На постоянной комиссии Киевсовета по культуре, инициировавшей заседание по «Жовтню», обнаружили еще одну важную деталь: оказывается, в 2005 году Киевсовет запретил самому себе подписывать договоры аренды с рядом кинотеатров, в том числе - «Жовтнем». То есть, чтобы подписать договор аренды, нужно сначала «вычеркнуть» Жовтень из этого решения. Но почему с кинотеатрами не хотели заключать таких договоров? Одна из вероятных причин – недобросовестное ведение бизнеса, наичие «наливаек», и тому подобное. Но это было давно. Многое изменилось. Подобное решение просто ставит под угрозу договор об аренде. Ведь власть в киеве непостоянна, кто знает, за что уцепится следующая, чтобы снова попробовать выселить коллектив «Киномана». Поэтому, в их интересах – заключить договор легитимно, «вычеркнув» «Жовтень» из старого черного списка.

Все это – бюрократия, нудная, но, к сожалению, нужная. А вот если взглянуть на все это с точки зрения кинобизнеса, выходит вот что.

Людмила Горделадзе – хороший меденжер, судя по тому, как функционировал Жовтень. Это скажет любой эксперт в этой сфере. И судя по реакции общества, на артхаусные кинотеатры есть спрос. Это не спецэффекты с попкорном, это не массовая культура. Фильмы, которые не транслируются во всех кинотеатрах. Годами директор вкладывалась в этот кинотеатр, делая его таким, каким он был, работала с аудиторией.

«Кинотеатр находится в коммунальной собственности», говорим мы. И да, и нет. Городу в кинотеатре принадлежат стены, крыша, коммуникации, земля, на которой стоит кинотеатр, и вокруг него. Сам кинотеатр, собственно, «начинка», абсолютно все в кинотеатре - дело рук ООО «Киноман». Проекторы, новые залы, экраны – не принадлежат городу, и, вероятнее всего, не покрываются страховкой. Кстати, часть их может быть взята в кредит, и деньги за кредит не все выплачены. Если бы кинотеатр в полном смысле слова был коммунальным, это было бы мерзкое, ужасное зрелище, в этом можно убедиться, посмотрев на оставшиеся полностью коммунальные кинотеатры города. Вероятнее всего, его бы не было вообще.

Поэтому, называть кинотеатр коммунальным – не совсем правильно, но и частным он не является в полном смысле слова. И директора, которому удалось, кстати, выдворить из кинотеатра клуб «Аль Капоне», владельцы которого были явно не из мира “ботаников” (по слухам, владельцем был Дмитрий Булатов) можно в этой истории понять с одной точки зрения. Она просто боится. Как владелец бизнеса, как человек, отбивающий атаки постоянно, со всех сторон. И на любую инициативу она смотрит, прежде всего, как на попытку атаковать кинотеатр снова. И ее можно в этом понять. Потому, что не город занимается кинотеатром, а она, и это ее ЧАСТНЫЙ бизнес. И сам кинотеатр, если мы рассматриваем «начинку», является частным. Была бы там не Горделадзе – может быть, и не было бы «Жовтня». Конечно, не стоит забывать, ГДЕ находится «Жовтень» (на Троещине он бы не выжил, например), но в любом случае, чтобы вернуть кинотеатр, мало будет просто отремонтировать здание. «Начинка» стоит больших денег.

И как в этом контексте вернуть СЕБЕ «Жовтень»? Если мы воспринимаем «Жовтень» как нужный нам кинотеатр.

В этом процессе мы (горожане) пока отгорожены большим забором, и можем только кричать с улицы, пытаться ходить на комиссии, рассказывать, что мы хотим от чиновников. Пионерский мир.

Сегодня источников финансирования ремонта три. Это городской бюджет, страховка (все эти деньги пойдут на ремонт здания, что гарантирует его статус «коммунальная собственность»). Через пару недель, по словам Горделадзе, начнет функционировать фонд, в котором директор кинотеатра будет руководителем, сотрудников фонда так же назначит она, наблюдательный совет, по ее словам, будет состоять из кинематографистов, а по словам Анны Стороженко, будет некий попечительский совет, куда сможет войти общественность. Деньги фонда пойдут на восстановление аппаратуры, экранов, всего, что внутри. И помогать в этом надо, конечно, потому, что сама она не сможет восстановить все. Так выглядит двухмерная модель. Сегодняшняя.

Да, хуже коммунальной собственности нет ничего. Мы живем в 2-х мерном измерении, как собственники мы сегодня неэффективны, если понимать нас, как собственников общей собственности. И выбирать приходится из того, что есть. Да, частная собственность – эффективна. Но. Если при коммунальной собственности горожанин еще может требовать что-то от власти, влиять на решения, касающиеся того же кинотеатра, то там, где начинается частная – защита интересов и мнение горожанина заканчивается. И естественно, частный собственник сам решает, что он достроит, построит, перестроит, и так далее. В данной ситуации город предлагает арендатору те же условия (3%-я арендная льготная ставка), ремонт, а жителям должен предоставить гарантии, что здесь будет именно кинотеатр, и сквер.

Другие эффективные виды собственности есть. Просто у нас до сих пор никто этим не занимался, поскольку люди все ждут кого-то, кто решит их проблемы. В Нью-Йорке, к примеру, некоторые музеи не являются муниципальной собственностью, но и частной не являются так же. Горожане создают фонд, которым управляют сами. Они сами проводят конкурсы на лучшего менеджера, выдвигают условия, что они хотят там видеть, и чего ожидают, и получают то, во что вкладываются. Но это работа, затратная, требующая усилий. Работа в фонде – это работа. Но это качественное управление культурным объектом. Где горожане – самый активный игрок, на уровне собственника или чиновника, а не самый пассивный, как мы, хотя принято называть друг друга «активистами». Это уровень выше.

Поэтому, в восстановлении кинотеатра «Жовтень» сегодня можно участвовать так:

  1. Участвовать в рабочих группах, созданных и создаваемых при КГГА и Киевсовете, инициировать заседания с участие экспертов разных структур, запрашивать отчетность, инициировать подготовку решений, форсировать выделение денег на ремонт. Сегодня уже созданы пока 2 группы при постоянной комиссии Киевсовета по культуре и туризму. Одна из них – юридическая, вторая – по общим вопросам. Входить туда могут все желающие, предлагать свои идеи и пути реализации.
  2. Благотворительный фонд, где руководитель - Людмила Горделадзе. Собирать средства, и да, помогать тому, кто сделал нам сам кинотеатр. Помогать ООО «Киноман», и в этом нет ничего плохого. Город восстановит свою собственность, «Киноман» - свою, горожане могут помочь и подталкивать чиновников, следить за прозрачностью процессов, и собирать ресурсы, и получат кинотеатр.
  3. Создавать общественный благотворительный фонд. Такие проекты существуют. Не у нас. В Нью-Йорке. И мы можем создать прецедент. Важно, что этот процесс – только лишь в интересах общественности. А не в интересах ООО «Киноман», или КГГА. Если под интересом понимать защиту прав горожан на общую собственность. Процесс может развиваться параллельно п.1 и п. 2. Потому, что интересы громады никто не будет защищать, кроме самой громады. Разница между первым и вторым фондом очевидна: в первом – директор сама решает, что нужно, сколько, почем. Во втором – всем процессом управляет ФОНД, в котором формируют запросы, ожидания, заключают договора. Но не в разрезе, «я тут живу, и, поэтому учитывайте мои права», а «я в это вкладываюсь, и имею права, гарантии, ответственность».

Напоследок на заседании комиссии Людмила Горделадзе обратилась к представителям-общественникам: «Мне не нужен контроль, мне нужно воссоздать кинотеатр!» Собственно, здесь и недопонимание, поскольку если общество хочет сохранить кинотеатр, контроль как раз и нужен, во всех направлениях, но он не исключает помощь ни в коей мере, и не направлен на то, чтобы помешать восстановлению, даже наоборот. Если, конечно, в планах восстановления нет чего-то еще.

По мнению экспертов, сегодня вопрос предоставления охранного статуса зданию и скверу и покажет прозрачность намерений. Их надо добиваться, но с одним условием. На самом деле, именно статус памятника истории, и статус сквера как раз и будет киевлянам гарантией в том, что на этом месте будет именно этот кинотеатр, и сквер. При наличии статуса, в сквере невозможно будет построить что-либо, или установить что-либо, без согласования с соответствующими структурами муниципалитета. Само здание не смогут перестроить внешне. И главное в этом процессе – не просто требовать статусов, а не бросить Горделадзе на всех этапах всех бюрократических процедур, не оставить один на один с оравой бюрократов и ремонтом. Ведь это возможно?

Так что расслабляться не стоит тем, кто хочет «чтобы был «Жовтень», и в нем было кино». Пока еще нет ни денег из бюджета, ни страховки, ее сумма будет определена после окончания многих процессов.

Продолжение следует.

Марія ЛебедєваМарія Лебедєва, ​журналістка
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter