ГоловнаСуспільствоЖиття

На заклик Батьківщини

Патриотически настроенные вчерашние предприниматели, юристы, менеджеры и спортсмены встали на защиту своей страны. Добровольческие батальоны – новое явление в украинском государстве, которое за годы независимости ни разу не воевало. Они оказались эффективной силой за счет энтузиазма бойцов и помощи граждан и могут послужить стране в дальнейшем.

Фото: Макс Левин

По данным МВД, с апреля по сегодня только на базе этого министерства создано 30 добровольческих батальонов. Из них на фронте - более 10, в том числе «Азов», «Донбасс», «Артемовск», «Луганск-1», «Днепр-1», «Шахтерск», части Национальной гвардии. Остальные отправятся на восток по мере доформирования. Кроме спецбатальонов МВД, из добровольцев формируются батальоны территориальной обороны в составе Вооруженных сил Украины.

Экипировка для войны

Оснащение у новобранцев часто бывает лучшим, чем у частей регулярной армии и внутренних войск – за счет помощи друзей-активистов, оставшихся на «гражданке», и спонсоров от бизнеса. В апреле команда губернатора Днепропетровщины Игоря Коломойского провела набор добровольцев в батальон МВД «Днепр» (он же «Днепр-1»), пообещав откликнувшимся всяческую поддержку и высокие зарплаты. «Им на первый выезд дали всё: и бронежилеты, и кевларовые каски, и спальники, карематы на каждого, тактические перчатки, очки. Полсотни человек их было», - вспоминает Юрий Рунов, который был тогда волонтером в штабе Юрия Березы, комбата «Днепра».

Команда Коломойского помогает и другим подразделениям: региональному Полку национальной защиты, батальону «Донбасс» и даже луганским милиционерам, которые после передислокации на север области остались без снабжения. Кроме собственных денег, днепропетровцы собирают волонтерские пожертвования, для этого они создали Фонд «Днепр-1».

«Мы работаем с сетями. К ритейлу мы приходим и говорим: ребята, делайте сухпайки, а мы их будем закупать их по себестоимости. Хотя они не зарабатывают, у них таким образом есть оборотные деньги плюс они продают остатки со склада, потому что консервы и крупы не являются продуктами, которые сильно разгребают. Многие сети и магазины, в первую очередь, те, которые торгуют туристической экипировкой, помогают карематами, флягами, предметами первой необходимости», - говорит Борис Филатов, зам губернатора Днепропетровской ОГА. Однако обеспечить все батальоны добровольцев в стране днепропетровцам не под силу.

По закону, за оснащение батальонов территориальной обороны, наряду с правоохранительными органами, которым они подчиняются, отвечают местные власти. Но последние часто саботируют эти обязанности.

Волонтер «Крыльев Феникса» с купленной для бойцов аммуницией
Фото: www.facebook.com/wings.phoenix.foundation
Волонтер «Крыльев Феникса» с купленной для бойцов аммуницией

«Киев - это вообще позор, они первый батальон послали (на восток – LB.ua) фактически без бронежилетов. Ответственна за это киевская власть. Из столицы отправляют бойцов без средств защиты. 300 или 400 бронежилетов можно было оплатить из горбюджета?!», - возмущается руководитель группы «Информационное сопротивление» Дмитрий Тымчук. Кстати, аналогично незащищенными отправились в зону АТО первые роты 39-го БТО Днепропетровщины «Днепр-2», которым кроме оружия не выдали практически ничего.

На экипировку украинцы скидываются всем миром по технологии краудфандинга. Наверное, это первая война, в которой материальное преимущество - у тех, кто лучше ведет страничку в соцсети или отчитывается журналистам о своих подвигах. С помощью меценатов такие подразделения обзавелись основной амуницией, деньгами и получили больше возможностей для активных действий.

Читайте: Стране нужна броня

Например, командир «Донбасса» Семен Семенченко стал популярным на facebook благодаря своим ежедневным отчетам. «Наши роты, которые отбывают на фронт, полностью укомплектованы - кроме некоторых, которые в силу срочности недоукомплектованы. Следом за ним поедет амуниция», - сообщил LB.ua Дмитрий Резниченко из батальона «Донбасс».

Или знаменитый «Айдар», он же 24-й БТО Луганщины, который отличился в июне, освободив от террористов городок Счастье возле Луганска. Командир одной из рот «Айдара» с позывным Зола говорит, что потребность у его людей сейчас разве что в дорогостоящих тепловизорах, оптических прицелах и дефицитных медикаментах вроде Cellox - кровоостанавливающего средства, которое нужно заказывать за рубежом. "Ну а если добавят брони - можем зайти так далеко, отсюда и не видно", - говорит ротный, имея в виду БМП и БТР. Все бронежилеты, которые имеются в роте Золы, бойцы привезли из дому или получили от волонтеров.

Командир Зола
Фото: Макс Левин
Командир Зола

Даже советник министра внутренних дел Антон Геращенко признается, что работает с волонтерскими группами, в частности, «Армия SOS» Юрия Касьянова и «Мир и порядок» Всеволода Кожемяки, обеспечивая их контакт с частями Нацгвардии.

Быстрые и эффективные

Маневренные отряды добровольцев – логичное и правильное явление в условиях так называемой диверсионно-партизанской (или террористической) войны, в которую было втянуто наше государство, уверен эксперт Центра военно-политических исследований Константин Машовец: «Пока военные бюрократы повернут свои шестеренки, пока направят колонну танков против блокпоста из 4-х сепаратистов с берданками - взвод «Донбасса» или «Айдара» быстрее разгонит их палками». Террористы часто используют тактику «бей-беги» - нанося точечные удары по позициям силовиков, тут же скрываются с места. Добровольцы отвечают им такими же методами.

По словам эксперта, регулярные части армии (кроме разве что аэромобильных бригад) заточены под широкомасштабную войну совершенно другого типа. «В жилом квартале со всеми армейскими средствами вроде минометов, гранатометов не повоюешь – а небольшие штурмовые группы могут там эффективно действовать», - добавляет Машовец. Ориентация на местности здесь играет важную роль: не даром в каждом подразделении «Айдара», который противодействует террористам в Луганской области, присутствуют луганчане, а в «Донбассе» местных - три четверти бойцов.

«Они освобождают свои родные города. Эти ребята хорошо знают город, расположение объектов, инфраструктуру. Поэтому там, где действуют добровольцы, города брались без потерь и жертв среди мирного населения. Так было в Счастье, Мариуполе, так, в конце концов, было и в Славянске», - отмечает секретарь СНБО, бывший руководитель Самообороны Майдана и один из инициаторов воссоздания Национальной Гвардии Андрей Парубий.

Бойцы батальона «Айдара» эвакуируют жителей поселка Металлист в 10 километрах от Луганска
Фото: Макс Левин
Бойцы батальона «Айдара» эвакуируют жителей поселка Металлист в 10 километрах от Луганска

В МВД и ВСУ служит более 4 тыс участников Самообороны Майдана. Сделать добровольцев частью силовых структур оказалось непросто: Парубий столкнулся с «болезненным восприятием» этой идеи со стороны силовиков. Однако «самообороновцы» быстро влились в АТО, придя на помощь регулярной армии. «Когда 1-й добровольческий батальон Национальной Гвардии выехал на передовую, он сразу расположился на блокпостах вокруг Славянска - вместе с десантниками ВСУ», - подчеркивает секретарь СНБО.

Для чего нужно было подчинять добровольческие подразделения государству? Прежде всего, для координации их деятельности с центром АТО. Порой слишком инициативные, но малоопытные патриоты могут с большей вероятностью попасть в засаду и неосознанно подставить под удар сослуживцев. Так произошло, например, с Надеждой Савченко, которая решила провести разведку боем в пригороде Луганска - в результате военнослужащая попала в плен, а несколько солдат из числа пришедших к ней на помощь погибли в бою. «Добровольцы должны действовать по общим замыслам и планам, под общим военным командованием, иначе это будет банда Грициана Таврического», - говорит Машовец.

Еще один резон для легализации ополчения – это вооружение. Независимые бойцы Семёна Семенченко на первых порах успешно «отжимали» легкое оружие у сепаратистов, нападая на их блокпосты. Но трофейных патронов оказалось недостаточно, когда у противника появились «ГРАДЫ» и гаубицы. В июне «Донбасс» на особых условиях вошел в состав Национальной гвардии и отправился для дополнительного обучения на тренировочную базу бывшего «Беркута» в Новых Петровцах, чтобы вскоре с табельным оружием в руках вернуться на поле боя.

Фото: Макс Левин

Помимо прочего, легализованные бойцы всех подразделений, в соответствии с недавним распоряжением Президента, по окончании операции на востоке получат статус участников боевых действий. Из этого следуют льготы на покупку жилья, образование детей, пенсии.

Записаться в добровольцы

В одном из самых известных добровольческих батальонов МВД «Азов», который появился благодаря инициативе Социал-Национальной Ассамблеи при поддержке Олега Ляшко и Дмитрия Корчинского, бок о бок несут службу активисты Автомайдана, организаций «Патриот Украины», «Братство», сотни ОУН, ультрас футбольных клубов «Динамо», «Днепра» и «Шахтера».

Есть здесь и граждане других стран. «Шведы - 3 человека. Россиян до десяти. Беларусы - также около десятка. Есть итальянец, француз, норвежец, несколько словаков, хорватов», - перечисляет начальник мобилизационного центра батальона Ярослав Бабич. По его словам, иностранцы не имеют права воевать в Украине с оружием, потому они занимаются штабной работой либо преподают определенные дисциплины, например, картографию, тактику. Вместе с тем, по мнению Бабича, если АТО затянется, стоило бы позволить вооружать нерезидентов на законодательном уровне – желающих помочь Украине за рубежом еще очень много, отмечает он.

Украинцев в «Азов» принимают без оглядки на службу в армии: «Главное, чтоб у них были нормальная физическая подготовка и националистическое мировоззрение», - говорит Бабич. Но это не означает, что берут всех, кто назвался патриотом. Так, из 50 человек пришедших на собеседование новобранцами «Азова» могут стать 20 или даже меньше. В «Донбассе», по слухам, еще больший конкурс.

Фото: Кузьма Джунь

В батальоны территориальной обороны (БТО) попасть проще: они, в основном, формируются из тех, кто пришел в военкомат и заявил о своем желании служить. Главное условие - иметь военный билет. «У нас 60-65% добровольцев, остальные мобилизованные, пришедшие по повестке. Но тех, кто отказался, придя в часть – мол, не хочет, не может, его заставили или что-то мешает - таких мы сразу отсеивали», - говорит Юрий Рунов, который стал командиром Стрелковой роты 39-го БТО. По его словам, примерно каждого десятого из мобилизованных пришлось вернуть в военкомат, в том числе, из-за проблем на работе и в семье.

Как объяснили LB.ua сами добровольцы, с МВД и ВСУ они подписывают контракт резервиста на минимальный срок – 3 года. Для конкретного бойца это означает, что он может заниматься своим делом, жить обычной жизнью, раз в год приезжать в часть на краткосрочные сборы - но по зову Родины должен стать на ее защиту. Впоследствии резервисты по желанию смогут перевестись на контрактную службу в армии или Нацгвардии.

Правда, в таком случае многим из них придется поучиться армейской дисциплине. «Например, я читаю о том, что в Айдаре утром нет фиксированного времени подъема – каждый спит, сколько хочет. Ну это же ни в какие рамки не лезет», - изумляется Машовец, кадровый офицер.

Существует также отличия в системе наказаний и поощрений – по сравнению с регулярными воинскими частями. «В тех добровольческих батальонах, где у меня есть друзья, ситуация одинаковая: люди рвутся на передовую, и кто проштрафился – того не пускают в качестве наказания», - рассказывает Резниченко, который сам попал под такие «санкции» руководства и был вынужден отсиживаться в тылу. Обычно в армии, по его словам, все наоборот: штрафников отправляют в бой первыми.

Айдаровцы на построении
Фото: Макс Левин
Айдаровцы на построении

Светлое будущее

По словам Антона Геращенко, в МВД рассчитывают, что добровольцы станут основой для реформирования милиции и пополнения кадров – очевидно, прежде всего, взамен тех милиционеров, кто перешел на сторону сепаратистов. С ним согласен и Тымчук: «Таким ресурсом разбрасываться было бы преступлением. Это люди, которые реально показали себя и свое стремление защищать страну, ее суверенитет и территориальную целостность. Возникает прекрасная возможность контрактной службы для этих людей», - считает офицер. Вопрос – в каком формате.

«Мы должны будем заменить собой силовой аппарат в восточных областях - как представители этих областей и как новейшая революционная сила. Потому что милиция показала себя недееспособной и даже вредительской», - приоткрывает планы своих сослуживцев Резниченко из «Донбасса». В «Азове» многие хотели бы остаться в составе батальона.

По мнению экспертов, нышенюю АТО сменит другая операция, в ходе которой навыки сегодняшних добровольцев очень пригодятся. «После окончания войсковой операции как раз наступит время для этих батальонов, потому что останутся диверсионные группы, пособники террористов – и я считаю, что добровольческие подразделения станут основным ресурсом для проведения зачистки. На первом этапе это будут те же спецбатальоны МВД, но профиль их деятельности сместится больше в сторону оперативно-разыскных мероприятий», - говорит бывший замкомандира «Азова» Ярослав Гончар.

Кто-то пойдет в политику. «Мне говорили про некоторых комбатов. Приходили разные люди и говорили, например, что Семен Семенченко в ближайшее время может появиться в пятерке одной из политических партий», - делится слухами Филатов. Новые лица в политике Украине действительно нужны. Правда, у электората могут возникнуть вопросы из-за того, что никто не знает настоящего имени Семена и не видел его в лицо.

Семен Семенченко
Фото: www.facebook.com/dostali.hvatit
Семен Семенченко

В участившихся разговорах о том, что по окончании АТО добровольцы могут развернуться - и разобраться с действующей властью, велика доля иронии. Однако шутить с вооруженными и обученными солдатами, на глазах которых гибли товарищи, тоже не стоит. «Если они вернутся и не получат изменений, в частности, связанных с люстрацией, борьбой с коррупцией – у них будет много вопросов, - говорит днепропетровский замгубернатора. - С учетом болезненности экономических реформ, людям надо дать справедливость. Они, может, где-то и готовы затянуть пояса, но должны понимать, что, вернувшись с фронта, не увидят те же рожи в судах, милиции и чиновничьей братии».

С ним согласен Тымчук: после окончания конфликта тысячи людей, которые получили боевой опыт, навыки обращения с оружием, окажутся на «гражданке». Они далеко не всегда из благоприятных регионов, даже порой из депрессивных. Если этот потенциал не использовать в мирных целях – можно получить обратный эффект.

Читайте: Привид Махна

С другой стороны, эксперты не исключают риск превращения некоторых частей в «частные армии» для бизнесменов, которые готовы их содержать. Ведь кто платит, тот и заказывает музыку. «Сейчас большая часть людей воюет исходя из идеологических соображений. Но нет гарантий, что качественные параметры личного состава не изменятся: уйдут идейные, на их место придут другие люди. Чтобы этого не случилось, должна быть сильная патриотическая составляющая в обучении добровольцев», - считает Машовец.

Новая армия

Боец Национальной Гвардии Максим признался LB.ua, что после АТО намерен перевестись на контрактную службу в ряды Вооруженных сил. «Официально предложений от государства еще не было, но были предложения от офицеров, которые нас учили. Так получилось, что нас разделили, они в другой воинской части, но часто звонят нам, спрашивают как дела, все ли живы - волнуются за нас и ждут нас в своей части», - говорит гвардеец.

Впрочем, большинство его боевых товарищей рассчитывают вернуться к мирной жизни: их ждут семьи, работа, бизнес. Также как солдаты БТО в подчинении Золы и Рунова: «Повесим украинский флаг там, где положено – и домой». Это, скорее, позитивный сигнал - содержать большую призывную или контрактную армию Украина не способна. Однако у государства еще есть планы для сегодняшних добровольцев.

Бойцы на блокпосте возле Луганска
Фото: Макс Левин
Бойцы на блокпосте возле Луганска

Легализация народного ополчения - хорошая основа для создания в будущем войска нового типа. «С первых дней Самообороны Майдана была создана рабочая группа по разработке Закона о резервной армии. Мы изучили опыт стран Балтии, Швейцарии. В Литве я имел очень плодотворные встречи с руководителями таких добровольческих подразделений», - отмечает Парубий. Реализация идеи резервной армии по швейцарской модели позволит использовать опыт добровольцев и создать эффективную современную систему защиты государства.

В мирное время в стране, уже почти 100 лет сохраняющей нейтралитет, постоянную службу в армии несет небольшое кадрово-организационное ядро: офицеры и менеджеры. Однако, по словам Машовца, через 2 часа после возникновения угрозы Швейцария готова выставить 600 тысяч высокопрофессиональных солдат: «Через 2 дня их будет 2 миллиона. Современных танков у них больше чем у Польши и Германии вместе взятых. Только одна Швейцария может в одиночку оккупировать пол-Европы. У них военный скрывается в каждом бакалейщике, ювелире, банкире. Именно поэтому им удается избегать войн».

В Украине, по его убеждению, народное ополчение должно стать таким же подготовленным антидиверсионным спецназом из местных, которые обучены и снаряжены, знают особенности и условия своего региона, ориентируется в нем, как рыба в воде – и готовы в час Ч действовать по определенному сигналу.

«Если бы такой резерв у нас был раньше, разве возможны были бы аннексия Крыма или захват админзданий на востоке?» - задает риторический вопрос Машовец. Формирование резерва, по сути, уже началось с созданием БТО, которые должны сетью покрыть всю страну.

Нелли ВернерНелли Вернер, журналист
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter