ГоловнаСуспільствоЖиття

Протистояння брехні

Всё это уже было. Совсем недавно, в двадцатом веке. Миллионы немцев после падения нацистского режима искренне сообщили себе и миру: «Мы ничего не знали о лагерях смерти, о расстрелах военнопленных и мирных жителей на оккупированных территориях…». Миллионы советских людей столь же искренне сказали после смерти Сталина: «Мы ничего не знали о зверствах чекистов, о миллионах безвинных граждан СССР, репрессированных по фальшивым обвинениям…». Миллионы украинских граждан уже в наши, постсоветские времена признались себе: «Мы не знали об ужасах голодомора тридцатых…».

Впереди – другое признание, неизбежное и столь же болезненное: «Мы не знали о действительных мотивах кровавой войны в Донбассе, мы поверили лжи российских телевизионных каналов, мы поверили словам наших собственных, донецко-луганских угольных и металлургических олигархов, возбуждавших в нас ненависть к жителям центральной и западной Украины…». Страна успокоится, политическая пена осядет, миллионеры и миллиардеры продолжат свою борьбу с экономическим благополучием Украины (иначе обогащаться они не умеют, не обучены вести честный бизнес). Но сотни тысяч наших сограждан в Донецкой и Луганской областях поймут: в их бедах виновны не Обама с Олландом, не давно почившие в Бозе бандеровцы, объединившиеся с жидомасонами.

Фото: EPA/UPG

Так будет. Даже гражданин Путин – не вечен. Но уже сегодня мы, так называемые украинские интеллектуалы (язык общения здесь не важен) должны вслух признаться: мы также виновны в случившемся. Некоторые – по умыслу, большинство – по неосторожности. Это мы, философствуя на бесконечных конференциях, семинарах и «круглых столах», позволили вполне конкретно мыслящим ворам и негодяям оседлать страну и довести её до настоящей гражданской войны. Или мы не знали о реальном происхождении Корчинского и Тягнибока и массы подобных им?

Военное противостояние закончить достаточно просто. Больше или меньше крови (нашей, человеческой), больше или меньше разрушенных жилых домов… Но очень трудно закончить противостояние в умах, противостояние лжи и правды, противостояние традиций веры в Бога и веры в языческий фетиш. Все мы, взрослые, знаем: полноценной завершающей любовный акт эякуляции предшествует достаточно долгий процесс фрикций. Все мы, взрослые, всерьёз озабоченные будущим своей страны, должны осознать: нам предстоит долгий процесс интеллектуальных фрикций, направленный на стабилизацию социальной жизни в стране. Мы должны вспомнить опыт социальной жизни в послесталинском СССР, где миллионы советских граждан по вечерам или глубокой ночью насыщали свой интерес знать правду о собственной стране, слушая сквозь злонамеренное глушение так называемые «враждебные голоса». Это они, «голоса» хоть как-то подготовили нас к свободной постсоветской жизни, познакомили с творчеством наших же писателей, поэтов, композиторов и, даже, скульпторов. Это они, «голоса» сообщали нам правду об арестах неугодных власти наших согражданах, о куренёвской трагедии, о расстреле протестующих на улицах Новочеркасска, о помещенном «на вечную койку» в психиатрическую больницу шахтёрском профсоюзном лидере, о самосожжении уставшего жить во лжи украинского патриота, о забастовках рабочих в Житомире и Луганске…

Изменились технологии подачи информации. Мир правды стал более открытым. Даже диктаторы не могут остановить интернет. Кто мешает нам уже сейчас решить проблему информирования наших собственных сограждан о процессах в стране, о её реальной (не приглаженной!) истории, о проблемах, возникших отнюдь не по вине злокозненной киевской власти, о возможностях их решения? И, разумеется, правда должна содержать конкретные имена, даже устрашающие имена миллиардеров, выкачавших из обильной ресурсами и рабочими руками донецкой земли её богатства. Иначе – в полуправду не поверят.

Да, история тоталитарного СССР возвращается к нам спустя десятилетия. По единственной причине – мы не изменились. Но мы должны измениться, научиться говорить и слышать правду. Не только на конференциях, семинарах и «круглых столах». Мы, так называемые «украинские интеллектуалы». Наше слабое и не очень умное государство сделать это без нас не сможет.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter