ГоловнаСуспільствоЖиття

49 кращих

В субботу, 14 июня, террористы сбили заходящий на посадку в луганский аэропорт самолет с украинскими десантниками, летевшими для ротации АТО. Погибли 49 человек, из них 32 — жители Днепропетровщины. Регион просто оцепенел от этой новости. Город в скорби, на улицах — обилие траурных лент. Горожане несут цветы и свечи к мемориалу Небесной Сотне возле ОГА. Здесь люди разместили фотографии погибших в Луганске бойцов. Каждый из героев — это история невероятного патриотизма и самоотдачи.

Фото: Макс Швец

«Кто, если не мы»

Павлу Левчуку было 26 лет, он преподавал на факультете политологии Днепропетровского национального университета. Имея рядовую военную специальность, полученную на военной кафедре вуза, он записался в добровольцы еще в феврале. Его студенты, преподаватели и коллеги до сих пор не могут поверить в то, что Павел погиб.

«Через несколько месяцев он должен был защищать диссертацию. Сами понимаете, как это важно, но его это не остановило.- рассказывает завкафедры политологии Виктор Пащенко. - Павел говорил о том, что сейчас решается вопрос, состоялась ли украинская нация. И он поехал защищать свои убеждения».

Павел Левчук
Фото: top.thepo.st
Павел Левчук

Мобилизованный в 25-ю отдельную днепропетровскую воздушно-десантную бригаду, Павел успел побывать под Славянском. На условия не жаловался. Хотя близкие говорят, что в части ему выдали только кепку и оружие. Все остальное - от берцев до бронежилета, он покупал сам. Как и другие ребята.

После Славянска Павел вернулся в часть, в военный городок Гвардейское под Днепропетровском. 5 июня его отпустили в город для защиты диссертации, а потом он снова вернулся в часть. Павел не сказал близким, а может и сам не знал, что уже 14 июня снова отправится в зону АТО.

«Он говорил, что идти нужно до конца, это важно для страны», - рассказывает жена погибшего Юлия. Она уверена, что военных предали.

«Этого не могло случиться, если бы люди не обладали информацией о том, как и где будет садиться самолет. Произошедшее - просто измена. Я не представляю себе, как можно перейти на сторону противника, подставив невинных людей».

Илья Гайдук только неделю назад отпраздновал свой 21-й день рождения, а осенью собирался жениться. Он был активным участником Майдана, о чем до последнего не говорил родным, опасаясь за здоровье матери и бабушки. В марте его, как отслужившего в прошлом году, призвали в ряды армии.

Фото: Макс Швец

14 июня он уже во второй раз летел на Донбасс. «Илья хотел поехать в горячую точку, я говорил ему: зачем, останься, - рассказывает брат парня Евгений. - А он ответил, что до этого, когда был в Славянске, местные жители сильно просили избавить их от «этой нечисти». Брат сказал: кто же, если не мы? Я приезжал в его часть. Знаете, что у там написано на воротах, какой у них девиз? - «Никто, кроме нас». Илья был там не зря».

Мечтал работать в СБУ

Антону Самохину было 23 года. Близкие говорят о нем, как об исключительно добром и отзывчивом человеке.

Антон остался без родителей в 11 лет. Он учился в криворожском металлургическом институте и сам же оплачивал свое обучение, подрабатывая на заводе.

Год назад парень пошел в армию, потому что очень хотел работать в СБУ. Один из немногих его родственников, брат Сергей, говорит, что Антон был очень принципиальным: «Это была его мечта – СБУ. Не знаю, почему. Просто всегда хотел. А когда его призвали в войско, он сразу пошел, без раздумий».

Фото: страница vkontakte Антона Самохина

Мобилизовали Антона в конце февраля. «Мы часто созванивались. И все время он спрашивал про мою семью, про моих детей, - рассказывает Сергей. - На вопрос «а как у тебя?» отвечал, что по-разному. И никогда не говорил ничего конкретного. Я даже не знал, что он должен был лететь в Луганск. Когда в выпуске новостей увидел его фамилию в списках, я не поверил. Начал ему звонить — телефон отключен. А когда он не ответил и на следующий день, у меня началась паника...»

Еще одна свадьба, которую не сыграют осенью

24-летний Павел Никонов сам вызвался лететь в Луганск. Его друг Руслан Мамедов рассказывает, что 25-ю бригаду, в которой служил Павел, построили и спросили: «Кто готов полететь в Луганск и заменить ребят, которые уже несколько недель дежурят там на блокпостах?».

«Все, кто полетел, - они все сами вызвались, - говорит друг бойца. - Не по приказу. И Паша тоже. Он мне по телефону накануне рассказывал, 13-го числа. Паша - зенитчик-ракетчик. Его военная специальность — сбивать самолеты. Он погиб именно от того, чему учился в армии».

Военные перед трагическим вылетом Ил-76 13 июня
Фото: news.bigmir.net/А. Скалозуб
Военные перед трагическим вылетом Ил-76 13 июня

Все, кто полетел, - они все сами вызвались

Мобилизовали Павла в марте. Пришла повестка, и он сразу же отправился в военкомат. «Там десантники, и я десантник. Я должен быть там», - сказал он другу. Парень говорил, что им обещали отпустить всех домой в сентябре. Осенью он планировал сыграть свадьбу со своей девушкой Мариной.

«Это невозможно пережить»

Портреты всех 49 погибших днепропетровцы в воскресенье вечером разместили на мемориале Небесной сотне. Горожане зажгли здесь сотни свечей. В этот вечер они даже не пели гимн Украины, что обычно делают на всех массовых мероприятиях.

«Мы понесли тяжелую утрату, - говорит житель Днепропетровска Тимур Желдак, - Мы все ранены сейчас, мы чувствуем боль. Сегодня здесь нет речей и призывов. Тут люди собрались посмотреть друг другу в глаза и вспомнить ребят».

Но даже тут, разбиваясь по группам, днепропетровцы были полны негодования, злости и разочарования. О чем говорили друг другу.

Фото: Макс Швец

«Это невозможно пережить, - восклицает днепропетровчанка Татьяна Бардась и плачет. - Я их не знала. Но мое сердце разрывается. Погибли 49 молодых, самых лучших, самых красивых людей. Наши защитники, наши земляки. Мне очень жаль, что наше государств не дорожит такими прекрасными людьми».

«Я не виню ни ДНР, ни ЛНР, - говорит Евгений Максименков, который пришел в этот вечер к ОГА с пятилетней дочерью и женой, - Это все наше «авось», где-то недоработали, недосмотрели. Чувствую страшное сожаление и разочарование. Столько смертей, которые можно было избежать».

Измена или халатность?

Если родственники и горожане в основном склоняются к мнению, что ребят подставили, то военные в своем кругу обсуждают другую версию причин трагедии — безалаберность командования. Настолько крупный самолет с таким количеством людей и техники не должен был приземляться в осажденном аэропорту без сопровождения и системы защиты. И вообще не должен был лететь – военных нужно было доставить в зону АТО по земле, а не по воздуху. По неофициальной информации, изначально планировалось, что в самолете полетит 200 человек. Потом было решено отправить большую часть военных БТР-ами, что и спасло им жизнь.

Фото: EPA/UPG

В режим прямых обвинений перешел Штаб национальной защиты Днепропетровской области. На свой странице в «Фейсбуке» он опубликовал открытое письмо президенту, министру обороны, руководителю генштаба, командующие ОК «ЮГ» и пограничными войсками, а также генералам и офицерам. В письме в произошедшей трагедии обвиняют не только Россию, инспирировавшую террористические действия на Востоке страны, но и «бездарное военное управление операциями». Штаб нацзащиты также требует привлечь к ответственности руководителя генштаба, командующего ОК «ЮГ», командующего пограничными войсками за «бездарные действия в подготовке операций в Луганской и Донецкой областях». А также официально признать военное положение на Донбассе, и создать единый координационный орган между МВД, МО и всеми патриотическими формированиями страны.

На данный момент против должностных лиц оперативного штаба управления АТО возбуждено дело по статье «Халатность на военной службе», предусматривающее наказание от 3 до 7 лет.

Месяц до похорон

Горожане ждут прощания со своими героями. Но областная власть сообщает, что, учитывая характер взрыва, есть большие сложности с идентификацией тел. Понадобится время для проведения всех экспертиз. Так что предать земле своих героев днепропетровцы смогут не раньше, чем через месяц.

Фото: Макс Швец

Оксана Рябченко, Журналист
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter