ГоловнаСуспільство

Майдан між Майданами

Каждый раз, дойдя до угла Институтской и Крепостного переулка, я ощущаю, как горят мои ступни, как сжимаются мои внутренности, как недопрожитый, недочувствованный ужас душит мое горло. Я спускаюсь на Майдан, возле каждого дерева вспоминая кадры из видеозаписей событий 20 февраля, высматривая призраков, и каждый мой шаг кажется мне кощунством, ведь я иду по свежей могиле.

Фото: Макс Левин

А за остатками баррикады, на Майдане, уже бегают развеселые микки маусы и фотографируются с туристами, будто ничего и не было. Прогуливаются мятые мужчинки с голубями на веревочках (крокодилов пока нет, но скоро, наверняка, и они вернутся) и пытаются посадить их на голову прохожим. Возле отеля “Козацкий”, где складывали трупы 20 февраля, работают вареничные и наливайки. Представляете, там кто-то ест вареники, да?

Только Дом профсоюзов хранит траур. Киевские власти пока не решили, что с ним делать. Но он будет восстановлен - в том или ином виде, полностью или частично.

Еще даже не вступив в свои права, новая столичная власть сразу заговорила о сворачивании Майдана. Что ж, это прогнозируемо - Майдан и не должен быть симпатичен власти, в конце концов, там могут облить пеной из огнетушителя или послать недостаточно красноречивого оратора на три буквы.

Впрочем, вопрос даже не в том, должны ли сейчас стоять палатки на Майдане - палатки, и с этим все согласятся, можно быстро поставить при возникновении такой потребности. Вопрос в том, чем должна стать эта площадь на период “межмайданья” - проезжей частью, местом для “трэша и угара”? Может ли она напоминать набережную крымского поселка - с ручными обезьянками, каруселями и летними терассами кафе? Или должна остаться местом, куда будут приходить, чтобы вспомнить - “а вот тут попала граната в нашего Валеру”, “а отсюда я нес мальчика в Дом профсоюзов, даже не знаю, что с ним потом было”, “а вот до этого угла они дошли и мы уже думали, что все, хана нам”.

Про Институтскую и говорить нечего - просто не представляю, что можно делать там, кроме как плакать и думать о том, как не повторить случившееся.

Именно сейчас мы находимся в том моменте, когда общественность может решить, каким она хочет видеть Майдан в будущем, и попытаться заставить нового мэра воплотить это видение в жизнь. Ведь ему, поверьте, совершенно все равно, что там будет на том Майдане. И если сейчас жители Киева, общественные организации и прочие граждане, уже единожды показавшие себя неравнодушными, не выйдут к власти с настойчивым предложением, на Майдане могут сделать просто “что-нибудь”. Новая плиточка, прибитая покрепче, памятник Небесной сотне в стиле “Бетман-3”... Давайте не надеяться на то, что новая власть вдруг окажется лучше старой, а принуждать ее к этому.

Именно сейчас можно силами общественных организаций провести конкурс на лучший проект перевоплощения Майдана, который отражал бы и желание помнить, и необходимость соблюдать определенные урбанистические правила.

Можно предложить что-то революционно-безумное - содрать оставшуюся плитку, снести Дом профсоюзов, “бетманов”, купола “Глобуса” и разбить на Майдане красивый парк имени Небесной сотни, установив скромный мемориал погибшим. А протестовать в следующий раз идти сразу по Верховную Раду и Администрацию президента.

Или законсервировать ужасный черный Дом Профсоюзов в его нынешнем виде. Или вернуть все, как было до пришествия плиточника Александра Омельченко.

Хотя… как было - уже не будет, и в этом-то вся соль.

Виктория Герасимчук Виктория Герасимчук , Заместитель главного редактора
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook