ГоловнаСуспільствоЖиття

"Загиблі волають до нас"

… Я приезжаю в Красноград, уездный город, расположенный за сто километров от Харькова. Именно здесь базируется общественная организация Феникс-К, которая занимается поиском, идентификацией и перезахоронением погибших во время Великой отечественной. За Красноград, где располагался ключевой железнодорожный узел, шли сумасшедшие бои: линия фронта проходила здесь дважды, а сам город несколько раз переходил из рук в руки. «В местных лесах и селах очень много останков как бойцов, так и мирных жителей, по которым прокатилась война, - говорит Александр Былым, который занимается в Фениксе-К документами. – Трупов было столько, что весной, когда сошел снег, по оврагам текли красные от крови ручьи. Советская армия не хоронила своих бойцов - просто некому было хоронить. Поле боя оставалось за немцами, которые привлекали местное население и военнопленных к закапыванию погибших».

Неизвестные захоронения

«Я поднял более 50 человек, - говорит Сергей Гладков, глава Феникс-К, - когда проходил стажировку в подобной организации в Днепропетровске. Это был огромный ров, сверху были захоронены военнопленные, а под ними – евреи, мужчины, женщины, маленькие дети. Красноград был частью так называемого Барвенковского котла, когда в мае 1942-го гитлеровцы окружили 239 тысяч бойцов и командиров».

Одно из достижений группы Феникс-К – перезахоронение 13 неизвестных бойцов в селе Песчанка возле Краснограда, найденных на местах боев в местном Полтавском лесу и окрестностях.

Фото: Предоставлено Кристиной Абрамовской

После соответствующих ритуалов - члены группы одеваются в военную форму тех времен и отдают последние почести неизвестным бойцам - останки были похоронены в братской могиле. Члены группы сами сделали памятник из куска песчаника и каски, найденной на месте захоронения.

«Черные копатели – вот наши главные враги, - рассказывает Сергей Гладков. – Когда они находят бойцов, они вынимают все металлическое, а сами кости разбрасывают – их потом невозможно найти, ведь металлоискатель реагирует только на металл. Иногда, правда, «черные» рассказывают нам, где они нашли захоронения – но через третьих лиц. Так было и с бойцами из Полтавского леса, которые теперь покоятся в братской могиле».

Dulag 205

С июня 1942-го года под Красноградом был так называемый Dulag 205 – транзитный концлагерь (Durchgangslager), в котором содержалось 15 тысяч пленных красноармейцев. Мы едем туда вдоль разрушающегося дачного поселка и мимо замусоренной березовой рощи на окраине Краснограда. Раньше здесь был кирпичный завод, а в карьере, где вырабатывалась глина, был устроен пересылочный лагерь для советских военнопленных.

Сегодня там витиеватая трасса для мотокросса, и ничего не говорит о страшной трагедии, которая разыгралась на этом месте.

Фото: Предоставлено Кристиной Абрамовской

«Страна, которая не подписала женевскую конвенцию о военнопленных, не могла рассчитывать на нормальное с ними обращение, - говорит Сергей Матлаш. – Они просто здесь находились, в карьере, а по бокам были вышки с автоматчиками. И не нужно было никакой ограды». Потом Dulag 205 перевели под Сталинград – где он прославился как один из самых страшных концлагерей.

«Пленных не всегда кормили, не хватало даже воды. Смертность была очень высокой – об этом упоминают даже немецкие источники. Хоронили их где-то здесь, поблизости, - рассказывает Владимир Виноградов, один из членов Феникс-К. - Мы неоднократно искали, но ничего не нашли. Военнопленных хоронили только в нижнем белье – металлоискателям не за что «зацепиться».

Немецкое кладбище

Напротив Красноградского краеведческого музея, который находится в бывшем доме земского врача по фамилии Шиндлер, стоит одноэтажное красивое здание красного кирпича в неоготическом стиле. Окна заколочены досками, сквозь них видны остатки плитки, на подоконниках греется кошачья семейка. Это бывшая земская больница – она постепенно приходит в упадок. Во время войны в ней находились военные госпитали тех войск, которые занимали город.

Фото: Предоставлено Кристиной Абрамовской

Сергей Матлаш рассказывает о немецком офицере Иоахиме Пайпере: «Пайпер был боевым офицером. СС были элитными войсками, а не только карателями, как их описывают в военных книгах». Именно его танковая дивизия овладела Харьковом 14 марта 1943 года. (Танково-гренадерская дивизия СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер»). Существует фотография Пайпера на похоронах офицера на фоне здания Красноградского краеведческого музея.

«Здесь, возле бывшего госпиталя, было немецкое военное кладбище. – Сергей обводит рукой территорию больницы. Но его в 1978-77 году разрушили, а на этом месте построили новую городскую больницу. Недавно на территории больницы была построена церковь, и по слухам, во время строительства также находили останки костей».

Фото: Предоставлено Кристиной Абрамовской

"Погибшие взывают к нам…"

Мы отправляемся в лес – на поиски военных артефактов. Сергей Гладков и Василий Мужевский разворачивают свои металлоискатели. Весь лес испещрен окопами, видны остатки ДОТов – земля десятилетиями хранит форму, которую ей придали когда-то. Металлоискатели непрерывно пищат – поисковики разрывают верхний слой, водя приборами до тех пор, пока звук не становится устойчивым, затем аккуратно лопатой вскапывают землю. Постоянно попадаются патроны, осколки, части разорвавшихся гранат, обломок ножа с голландской надписью.

«Хотя существует мнение, что поисковики ищут именно оружие, не стоит забывать, что во время войны оружие было ценностью – его просто так не бросали», - объясняет Сергей. После непрерывного писка металлоискателя и долгих поисков ему попадается металлическая крышечка от бутылки.

«У меня уже их целая коллекция, - смеется он. – Где я их только не нахожу! Я постоянно удивляюсь тем местам, где люди умудряются бухать». Одновременно с ним Василий Мужевский находит консервную банку: «Говорят, в 80-е годы кто-то выкопал ящик немецкой тушенки времен войны. И ничего, все съели под самогонку!»

После поисков Василий Мужевский приглашает в своеобразный музей отряда. Все эти находки несли когда-то смерть, и даже сейчас выглядят зловеще. Мины, снаряды, пули – все это проржавело, но дядя Вася с большим тщанием восстанавливает ручки от лопат, очищает от ржавчины, шлифует, гальванизирует… В коллекции есть множество касок, лопат, пуговицы, фонарь, пряжка от немецкого ремня и даже часть миномета. На праздники члены Феникс–К выставляют часть своих находок в специальных деревянных ящиках на всеобщее обозрение и даже дают местным школьникам подержать найденное в руках: «Мы считаем, что дети должны почувствовать, что это такое – война, - говорит Василий Мужевский, – ведь все это происходило не где-то далеко, а здесь, в наших краях».

Ситуация, сложившаяся вокруг памяти о войне, с одной стороны полна надрыва и пафоса, а с другой – желания любой ценой отмежеваться от этих воспоминаний, заменить их ленточками и фейерверками. К сожалению, во многих местах война еще не закончилась – у Александра Былыма есть карта Красноградского района, на которой отмечены захоронения с неизвестными бойцами Красной армии: «У Феникс-К еще масса работы, - признается Александр. – Мы все чувствуем, что погибшие взывают к нам…»