ГоловнаСуспільствоЖиття

Жодна добра справа не залишається безкарною

Буквально за месяц активистка и волонтер Анастасия Попсуй превратилась из героя “Майдана” - в антигероя. Ее вызывают на допросы в милицию, ее имя активно “полощут” в фейсбуке, она боится брать трубку, когда звонят с неизвестных номеров - добрые люди угрожают ей тюрьмой и смертью. Я не иронизирую, когда говорю о доброте этих граждан - похоже, они действительно действуют с благими намерениями, а именно: не допустить растраты 50 млн грн, которые были собраны на счету Фонда общественности Приирпенья - одного из партнеров инициативы "Центр помощи пострадавшим "Семья Майдан".

Настя уже четыре года является директором Фонда, созданного жителями Ирпенского района для своих нужд - соцпомощи, ремонта детсадов, финансирования детского театра, борьбы с незаконными застройками и т.д. Практически с первых дней Майдана Фонд и его сотрудники помогали активистам - возили на Майдан вещи, еду, медикаменты. “Когда к нам стали массово обращаться люди, которые хотели помочь семьям погибших, было принято решение основать Центр помощи “Семья Майдан”, который включает в себя более 18 партнерских организаций, - рассказывает Анастасия. - Например, Украинский форум благотворителей, Фонд Дарины Жолдан, Евромайдан SOS, МБО "Партнерство "Каждому ребенку", "Каритас Україна" и другие”.

При помощи телемарафона на 5 канале Фонду удалось собрать 50 млн грн. Изначально планировалось, что деньги будут потрачены на долгосрочную программу помощи семьям погибших - с акцентом на помощь несовершеннолетним детям. Март и апрель были отведены под сбор и анализ информации о семьях. Но украинцы, наученные горьким опытом “Детской больницы будущего” и других надувательств, забеспокоились раньше.

Обнаружив, что семьи погибших до сих пор не получили ни копейки денег от “Семьи Майдан” и “Приирпенья”, активные граждане начали поднимать шум в прессе, не говоря уже о фейсбуке. Потом оказалось, что “Приирпенье” оплатил лечение раненых активистов в Израиле, вокруг которого тоже случился громкий скандал. Это стало поводом для новых обвинений в адрес Анастасии, Фонда и “Семьи Майдан”.

Пока общественность не оставила от Насти (приятной и совершено не смахивающей на великого махинатора и воровку девушки) одни обглоданные кости, LB.ua пригласил ее в редакцию и попросил ответить на ряд вопросов.

Фото: Макс Левин

Оговорюсь сразу: мы не спрашивали у нее, “почему так долго”. На самом деле, прошел всего месяц - это совсем не много для решения концептуальных вопросов о предоставлении долгосрочной помощи. Но в будущем LB.ua постарается отслеживать судьбу этих 50 млн, так возбудивших общественность, и регулярно сообщать об этой судьбе читателям.

Вы говорили, что позавчера наконец было принято решение о том, как будут распределяться собранные средства.

Позавчера состоялось заседание экспертного совета “Семья Майдан”. Несмотря на то, что сбор средств был нашей инициативой, мы понимаем, что не имеем права самостоятельно решать, кому и сколько давать денег.

Потому собрали экспертный совет, в который вошли представители семей убитых и раненых, представители медслужбы Майдана, сотрудники министерств, аудиторы из компаний Ernst & Young и PricewaterhouseCoopers, журналисты - в частности, шеф-редактор 5 канала, проводившего марафон по сбору средств - Владимир Мжельский. Приглашали также одного из сотников Майдана, но он в последний момент сообщил, что должен уехать из Киева.

И как решили делить?

60% будут распределены между семьями погибших и пропавших. Сегодня пропавших больше, чем убитых - 146. Мы надеемся, что многие из них живы. Но пока пропавшие приравниваются к погибшим. Правда, их семьи получат деньги не сейчас, а по факту установления смерти или через полгода после исчезновения, когда человек начинает официально считаться пропавшим безвести. Если тех, кого не найдут или найдут мертвыми, будет очень много, организуем новую кампанию по сбору средств.

Пока что мы начнем распределение денег среди семей погибших - они получат примерно по 200 тыс. грн на семью. Они сами решат, как поступать с деньгами - забирать их на руки сейчас или класть на депозит.

Мы постараемся по максимуму помочь - открыть счет, если нужно, сделать все без комиссии, помочь с вопросами безопасности и так далее.

20% - долгосрочные депозитные программы по помощи детям погибших. Они будут действовать до достижения детьми совершеннолетия.

Еще 20% - на лечение раненых. Да, мы собирали деньги для родных “Небесной сотни”, но нужно все-таки сделать так, чтобы эта сотня не пополнялась новыми бойцами, умирающими в больницах… Для принятия решения по раненым будет создана специальная комисия из представителей Медслужбы Майдана и Минздрава. Если часть денег из 20% на раненых не будет использована, остаток распределят между семьями погибших.

Фото: Макс Левин

Нам нужно было время на то, чтобы разобраться в ситуации, собрать данные о семьях (мы этим занимались совместно с инициативой Евромайдан SOS), создать экспертный совет. У нас же не от меценатов деньги, а общенародные.

А сколько семей в вашем списке Небесной сотни? Потому что списки тоже есть разные.

Больше ста.

В список включены люди с неустановленными обстоятельствами смерти? Например, Виктор Хомяк, которого нашли повешенным в елке. Его семья тоже получит помощь?

Есть спорные моменты, которые еще будут рассматриваться отдельно. Например, по повешенному нужно опираться на результаты работы правоохранительных органов. Он все-таки повесился или это было насилие? Если насилие - однозначно, семья должна получить помощь. Хотя даже если нет - есть такое понятие, как доведение до самоубийства. Думаю, то, что происходило в стране, вполне можно так назвать.

А семьям погибших милиционеров будете помогать?

Это обсуждалось. Нет. В отличии от Фонда Рината Ахметова, который не делает различий, наш экспертный совет решил, что деньги, собранные для семей погибших участников Майдана, должны использоваться только для помощи учасникам Майдана и их семьям.

Когда ориентировочно первые семьи получат помощь?

Мы будем связываться с ними уже на следующей неделе. Если не будет технических проблем. И вообще, если все будет в порядке.

Есть еще один нерешенный вопрос с подоходным налогом - мы должны заплатить государству 17% за то, что предоставили помощь. То есть где-то 10 млн из 50-ти. Фонд Ахметова, например, сразу заплатил. Но очень жалко, конечно, отдавать 10 миллионов - при том, что нам некоторые бабушки по 5 грн жертвовали, по 20...

Фото: Макс Левин

Украинский форум благотворителей совместно с Ernst & Young поготовили пакет документов в Камбин по изменениям в налоговый кодекс Украины, чтобы через голосование Верховной Рады освободить благотворительные выплаты физическим лицам от этого подоходного налога - когда речь идет о выплатам семьям погибших и лечении раненых активистов Майдана.

Вряд ли это успеется до следующей недели.

Со следующей неделе мы начинаем открывать счета для родственников погибших - или подтверждать имеющиеся. И, конечно, если мы будем видеть, что с налогом ничего не решается, начнем переводить деньги. Потому что многие семьи в долгах сидят после похорон… Им действительно нужна помощь.

А что значит “если все будет в порядке”?

Так сложилось, что наш фонд все время подвергается атакам группы лиц или тех, кого они подзуживают. Представители Партии Регионов пишут на нас заявления в управление по борьбе с организованной преступностью, мы все ходим постоянно на допросы в милицию, показываем им банковские документы, отчеты. А они нас снова вызывают и выясняют, мошенники мы или нет.

Эти люди делают различные заявления в прессе, собирают подписи членов семей погибших о том, что фонд не перечислил им никаких денег. Будто мы говорим, что перечислили! В общем, всех накручивают. Сотников вот тоже.

К нам буквально каждый день приходит новая группа сотников с новыми претензиями и новыми угрозами. К сожалению, это правда. Например, вчера в отель “Украина”, где должна была быть наша пресс-конференция, пришло более десяти человек с оружием, с автоматами и сказали, что никакой пресс-конференции не будет, что мы должны показать им все бумаги и согласовать с ними свои решения.

Какая это была сотня?

Сотник представился как Жан. Мы уже очень со многими сотниками говорили. Я не могу понять, координируют ли они как-то свои действия между собой, есть ли у них кто-то главный, чего они хотят. Мы уже приглашали сотников на заседание экспертного совета. Те, кого пригласили, не пришли - пришли другие и обвинили нас в том, что мы их не пригласили. И так постоянно происходит.

При этом требования они тоже выдвигают разные - одни нас обвиняют в том, что мы тратим деньги, собранные для семей ”Небесной сотни”, на лечение раненых. Другие - наоборот, в том, что мы не помогаем раненым. Третьи требуют немедленно раздать деньги семьям погибших.

Четвертым кто-то сказал, что у нас заморожены счета. Это неправда, счет не заморожен. Деньги хранятся в “Кредо-банке”, который на 50% пренадлежит Польскому национальному банку.

Некоторые сотники предлагают, чтобы мы им деньги отдали, а они сами поделят. Аналогичное что-то озвучивал на телевидении Николай Криворот (это он на нас заявления в УБОП пишет). Я хочу еще раз сказать: ребята, приходите на заседания, участвуйте, высказывайте свое мнение, оно будет услышано.

Я знаю, что вас обвиняют также в том, что вы оплатили лечение раненых в Израиле. А другие обвиняют, наоборот, в том, что слишком долго не оплачивали.

К нам в конце февраля-начале марта обратилась группа волонтеров, которые помогали раненым на Майдане. Эти волонтеры вели ребят с момента ранения - дежурили в больницах, помогали, искали деньги, лекарства, продукты. И вот они к нам обратились. Сказали, что двое ребят в очень тяжелом состоянии, при смерти. Пытались договориться с несколькими странами в Европе, которые бесплатно раненых “майдановцев” лечили. Но там от них врачи отказались, потому что ребята были действительно очень тяжелые.

А в Израиле - согласились взять. Но выставили приличный счет. При этом сказали, что точную стоимость лечения назвать не могут, потому что диагнозы будут уточняться. И везти раненых в Израиль нужно было на специальном самолете, потому что они были нетранспортабельные. Было не слишком понятно, сколько в итоге раненые там пробудут, и сколько это будет стоить, но было ясно, что двоих ребят нужно спасать, причем, быстро.

Фото: evreiskiy.kiev.ua

С большим трудом, но нам удалось оперативно решить вопрос с выделением денег на лечение этих двоих активистов. Перечисляли не на клинику, а на их личные счета - так было гораздо быстрее. И также мы частично оплатили перелет медицинского борта.

Двоих ребят, о которых идет речь, повезли в частную клинику “Хадасса”. Там быстро сделали грамотный счет на русском и английском. Счет очень детальный - вплоть до стоимости перчаток. Мы с нашими партнерами-аудиторами проверили, насколько адекватный счет. Клиника - “Адасса” - отвечала очень быстро и оперативно.

А вот с государственной клиникой - “Каплан”, куда повезли еще восьмерых раненых активистов, - было сложнее. Фактически, когда выяснилось, что нужно оплатить лечение активистов в “Каплане”, клиника просто прислала нам письмо “Заплатите 315 тысяч долларов, пожалуйста”. И все. Никаких подробностей - ни какое лечение оплачивается, ни какие операции. Это был не счет, а просто письмо. По такому письму невозможно составить ценовую экспертизу. А без ценовой экспертизы, согласно украинскому законодательству, мы не можем перевести деньги. Да просто Нацбанк такой перевод не пропустит. Тут нас обвинили уже в бюрократии, в проволочках...

Но вы уже оплатили этот долг в “Каплане” - 315 тысяч?

Да, позавчера (в четверг, 3 апреля) был осуществлен платеж. После долгих переговоров, к которым мы подключали массу волонтеров. Я сама говорила с клиникой по телефону, они мне отвечали: “Мы госклиника, у нас нет времени заниматься бумажками”. И вот наконец на этой неделе мы получили документы, где более-менее подробно расписано лечение. У меня есть результат ценовой экспертизы (Настя потрясает огромной папкой с документами - прим. LB.ua), платеж осуществлен.

Получается, на данный момент единственное, на что Фонд потратил деньги, это на лечение активистов в Израиле?

Да.

Раненые активисты в одной из израильских клиник
Фото: evreiskiy.kiev.ua
Раненые активисты в одной из израильских клиник

Сбор средств продолжается?

Да. В день поступает 300-500 тысяч грн. Правда, после всех этих скандалов уже чуть меньше, но люди продолжают жертвовать.

Но сумма на счету все та же - 50 млн?

Получается, что за счет новых пожертвований мы покрыли то, что было потрачено на Израиль. Туда же ушло больше 5 млн. грн.

От LB.ua. То, что рассказывает об отлете в Израиль раненых Анастасия - полностью совпадает с тем, что говорят другие волонтеры и представители еврейской общины Киева.

В общей сложности в Израиль отправилось 10 человек. 2 в частную клинику “Хадасса” (Иерусалим), 8 - в государственную клинику “Каплан”(Реховот).

Первый раненый улетел 5 марта - его на обычном самолете увезла девушка-волонтер. Еще 9 прилетели 7 марта на том медицинском борте, о котором рассказывает Анастасия. Из них 4 были в тяжелом состоянии, 2 - в очень тяжелом. До отправки борта не дожили еще двое активистов, которых был готов принять Израиль. Теперь Артема Мазура и Владислава Зубенко можно увидеть в списках Небесной сотни.

На тот момент было не вполне ясно, кто будет оплачивать медицинскую помощь Израиля. Посол Украины в Израиле Геннадий Надоленко обещал содействие Израиля и финансовую помощь от израильских бизнесменов. Но в итоге его нота не была рассмотрена из-за забастовки в МВД Израиля.

Волонтеры, которые курировали раненых (это разные люди, но среди них наиболее активная - Наталья Попова, она же Наталья Соколова, которая была инициатором полета в Израиль и приложила наибольшие усилия для поиска средств) решили везти ребят в Израиль, несмотря на неопределенность со спонсорами лечения.

Чтобы клиники “Хадасса” и “Каплан” взялись за лечение, нужно было оплатить залог и перелет медицинского борта. Тогда волонтеры и обратились к “Приирпенью” и “Семье Майдан”.

Медицинский самолёт и работа команды реаниматологов на борту стоили 68 тыс. евро (30 тыс. евро заплатила компания WOG, 38 тыс. евро - “Приирпенье”).

Подготовка спецборта с ранеными в Борисполе для вылета в Израиль
Фото: evreiskiy.kiev.ua
Подготовка спецборта с ранеными в Борисполе для вылета в Израиль

“Хадасса” взялась лечить двоих самых тяжелых пациентов с залогом в 150 тыс. долларов от “Приирпенья”. Ребята до сих пор находятся в клинике и, возможно, итоговая стоимость лечения будет больше или меньше залоговой суммы.

Второй по размеру благотворитель после фонда “Приирпенье” - президент всемирного форума русскоязычного еврейства Александр Левин. Он перечислил 60 тысяч долларов, которые стали залогом за лечение восьмерых активистов в клинике “Каплан”.

Еще почти 60 тысяч долларов насобирали с миру по нитке - это частные пожертвования на счет клиники “Каплан”.

Пятерых активистов уже выписали из “Каплана”, они вернулись в Украину. Общая сумма их лечения - 67 тыс. долларов.

Еще трое остаются в клинике. Это за их лечение - включая три операции - “Каплан” запросил 315 тыс. долларов, оплаченных “Приирпеньем”. Пока все долги оплачены, но, как и в случае с “Хадассой”, итоговая стоимость лечения будет известна только после выписки.

Кажется, все достаточно просто, почему же тема оказалась столь скандальной?

Во-первых, некоторые волонтеры ставят под сомнение необходимость вывоза в Израиль десятерых человек. Да, пятерых тяжело раненых израильские врачи спасли, спасибо им.

Спасибо за то, что поставили на ноги активиста Романа Пятковского, который, по прогнозам украинских врачей, уже никогда не должен был снова ходить:

Но при этом один из пятерых менее тяжелых раненых, Сергей Трапезун, рассказал LB.ua, что в израильской клинике ему не сделали ничего, кроме анализов. Было несколько осмотров различными врачами, планировали делать операцию, но в итоге не сделали. Раны Сергея (20 февраля снайпер на Институтской прострелил ему оба бедра) к моменту поездки в Израиль уже заживали.

Впрочем, в таком положении дел трудно подозревать злой умысел. Видимо, волонтеры, которые опекали раненых, просто очень хотели “выбить” для них лечение получше - и потому перестарались с Израилем.

Второй скандальный момент - некоторым раненым якобы угрожали физической расправой в том случае, если они будут плохо отзываться о лечении в Израиле. Одному из раненых звонили на его украинский номер. Другому угрожал якобы израильский волонтер на месте в клинике.

Третья не очень приятная деталь - отсутствие детализированного счета за лечение от “Каплана”. Анастасия Попсуй показала LB.ua бумаги, которые ей прислали из клиники. Их хватило для ценовой экспертизы, но конкретные манипуляции, препараты и т.д. там не указаны. Волонтеры предполагают, что “Каплан”, как государственная клиника, просто не практикует выдачу детализированных счетов. “Было такое впечатление, что они немного с потолка свои цифры называют”, - сказала нам одна волонтер.

Можно было бы предположить какие-то махинации со стоимость лечения, но по заказу украинских волонтеров стоимость лечения оценила страховая компания “CORIS International”. Ее специалисты заявили, что не считают суммы в израильских чеках высокими.

И напоследок - по поводу оказания помощи семьям погибших. Практически все семьи на данный момент получили помощь от различных благотворителей. По 100 тысяч гривен на семью выделял Фонд Леонида Черновецкого - на похороны и текущие расходы. Сейчас предоставляется помощь от Фонда Рината Ахметова - по 100 тысяч грн каждому несовершеннолетнему ребенку и 25-50 тысяч грн - пожилым родителям или супругам в тяжелой ситуации.

Со всеми семьями работают психологи, которые передают информацию о состоянии родственников, об их проблемах, в том числе - материальном положении.

Информация о том, что семьи погибших брошены на произвол судьбы, не отвечает действительности, поверьте. Да, они не спешат признаваться в том, что получили денежную помощь. А вы бы признались, что получили 300 тысяч грн, живя в маленьком городке, где все друг друга знают?

Пока не получила материальной помощи семья одного из первых бойцов Небесной сотни - Михаила Жизневского, поскольку мама Михаила живет в Беларуси. Фонды обещают в ближайшее время перечислить деньги семье Жизневского. Но если вы хотите помочь Нине Жизневской собрать деньги на памятник сыну, вот ее счет:

СORRESPONDENT BANK COMMERZBANK AG, FRANKFURT AM MAIN SWIFT: COBADEFF Account 400886596600EUR BENEFICIARYBANK BELARUSBANK 18, DZERZHINSKI AVE MINSK 220089, BELARUS SWIFT: AKBBBY2X SWIFT BRANCH: AKBBBY21300 BENEFICIARY №000004 ZHIZNEVSKAYA NATALLIA MICHAILOVNA GOMEL ST.RAZINA STR 24-4

Виктория Герасимчук Виктория Герасимчук , Заместитель главного редактора