ГоловнаСуспільство

Марна кров?!

Українське суспільство заплатило страшну криваву ціну за свободу, за громадянські права, за шанс жити в нормальному за сучасними, а не середньовічними мірками суспільстві.

Фото: EPA/UPG

Дело сделано – режим Януковича пал, но не возродится ли вновь под другой личиной или в другой форме, когда место хозяина Межигорья займет узкий круг олигархов и партийных бонз или украинский Уго Чавес? Если возврат назад невозможен, тогда почему формирование нового правительства происходит как встарь и режиссируют его те же все те же люди, которые однажды довели страну до ручки, тем самым сделав победу Януковича практически неотвратимой?

Становление «нового-старого» порядка уже началось, и остановить его не может ни Бог, ни царь и ни герой, но только само украинское общество. Для этого оно должно добиться такого изменения системы власти, при котором ни один даже самый талантливый и харизматичный политический лидер не сможет сконцентрировать в своих руках достаточно власти, чтобы поставить себя и свое окружение выше закона.

Если мы этого не сделаем, если мы опять позволим пойти Украине по очередному кругу, ведущему к третьему Майдану, мы предадим не только память о павших за нашу свободу, но и самих себя и будущее своих детей.

Диагноз - авторитаризм

Недугу, из-за которого мы так плохо и бедно живем, дано много названий: неофеодальный, клептократический, эксклюзивный режим или режим с закрытым доступом. Какое бы из них мы не использовали, суть проблемы остается прежней – в Украине обладание властью позволяет присваивать собственность и взимать коррупционную ренту, а затем снова покупать власть.Такие режимы возникают везде, где все ключевые, в том числе кадровые, решения принимает узкий круг лиц, независимо от того, были ли они избраны, захватили или унаследовали власть. В такой системе общество, а точнее подданные впадают в полную зависимость от власти предержащих и их окружения. Результат – коррупция, непотизм, презрение гражданских прав, ведь, столкнувшись с соблазном безнаказанно превращать власть в деньги, лишь немногие могут ему противостоять.

Фото: Александр Рудоманов

В постсоветских реалиях дополнительную устойчивость таким режимам придают патерналистские настроения и неадекватные запросы избирателей. Часть электората продолжает верить, что порядок можно навести только жесткой авторитарной рукой, и голосует за соответствующих лидеров. В свою очередь, завышенные запросы ведут к тому, что на выборах побеждают политики, дающие несбыточные обещания, а значит изначально вынужденные полагаться на обман, читай – популизм, насилие и запугивание для удержания власти.

Разделяй и властвуй

Из сказанного несложно сделать вывод, что если мы хотим поставить во главе украинского государства его граждан, нам необходимо сделать так, чтобы ни одна группа интересов больше не могла узурпировать власть, а значит наиболее полно реализовать принцип разделения властей, а также заблокировать попытки лиц, контролирующих исполнительную власть, расширить свои формальные полномочия и неформальное влияние.Другими словами, муниципальная, судебная, законодательная и центральная исполнительная ветви власти должны быть независимы друг от друга и зависимы от народа, а их лидеры – находиться в положении вынужденной конкуренции друг с другом за симпатии и поддержку общества.

Федерализация или децентрализация

Сторонники децентрализации и федерализации жарко спорят друг с другом, какой их названных терминов более корректен и подходит Украине. Однако какое бы из этих названий мы не использовали, суть необходимых изменений останется прежней. Местное самоуправление должно стать полностью независимым от центральной исполнительной власти, однако, по всей территории страны национальные законы должны иметь высшую юридическую силу над регуляторными актами местных властей.

Фото: Макс Левин

Если с приоритетом национального законодательства, как говорится, все ясно, то о независимости местного самоуправления все же нужно сказать несколько слов. Во-первых, деятельность муниципалитетов как на уровне районов, так и областей, должна финансироваться за счет собственной налоговой базы, а не трансферов из общегосударственного бюджета, распределяемых парламентом и правительством. А во-вторых, их руководство должно избираться самими жителями или выбранными ими советами, а не назначаться из центра. Руководство местной милиции и прокуратуры также должны избираться местными жителями, дабы обеспечить независимость от тех, кого они должны контролировать и предупредить манипулирование ими со стороны политиков.

Наверное, излишне объяснять, что в такой системе разгон мирных демонстраций силами милиции и экспорт титушек становятся принципиально невозможным. Милиция будет вынуждена оберегать своих работодателей и с пристрастием охотиться за хулиганами, независимо от их политических предпочтений, с применением соответствующих спецсредств и табельного оружия. Также канула бы в лету и централизованная фальсификация результатов голосования – избирательные участки тоже перешли бы под фактический контроль сотен и тысяч независимых муниципалитетов.

Судебная реформа

Часто для установления авторитарной власти достаточно сконцентрировать в своих руках контроль над правоохранительными органами и судом. Также сложно представить что-то более страшное, чем продажный и предвзятый суд. Поэтому так важно сделать судебную систему независимой от исполнительной и законодательной власти и зависимой от общества, которому она и должна служить.В наших реалиях это означает, что ни исполнительная власть, ни законодательная не должна иметь никакого влияния на процесс назначения и увольнения судей. В частности, состав Высшего Совета Юстиции не может формироваться не только президентом и парламентом, но и руководством или сотрудниками высших учебных заведений, получающих государственное финансирование.

Фото: Макс Левин

К сожалению, избрание судей на обычных выборах – не менее опасная альтернатива, т.к. это превратит их в политиков, которые просто обязаны в своей деятельности руководствоваться волей большинства избирателей, а не писанными нормами закона. Однако и предоставлять судьям право самим себя судить так же опасно, т.к. сделав их независимыми от политиков и общества, мы никогда не сможем сделать их невосприимчивыми к влиянию денег.

В результате остаются такие инструменты как назначение по результатам квалификационного независимого слепого тестирования и формирование контролирующего органа, посредством выборов, где право голоса имеет квалифицированный избиратель – например, лица, имеющие юридическое образование, научные степени и/или адвокатский статус.

И последнее, необходимо повысить ответственность судей за выносимые решения, а также стабильность и предсказуемость работы судебной системы. Другими словами, необходимо обеспечить, чтобы по всей стране в аналогичных делах выносились одинаковые решения. С одной стороны, это требует лишать судей их статуса за принятие граничного процента решений, отмененных в высшей инстанции или даже одного, но очевидно противоречащего закону. Обществу безразлично почему судья их выносит: берет он взятки, или он потерял квалификацию, в любом случае он не справляется со своей работой и должен быть уволен. С другой, судьи также должны быть уверены в том, что их решения действительно правосудны, что требует имплементации элементов прецедентного права.

Реформа исполнительной власти

Как показывает политическая практика всего постсоветского пространства, избрание главы исполнительной власти прямыми выборами, создает весьма благоприятную почву для злоупотреблений и попыток ее узурпации.Такой результат закономерен – за 4-7 лет, имея возможность управлять бюджетными средствами и деятельностью различных регуляторов, вполне возможно консолидировать вокруг себя коалицию крупного капитала, а затем, опираясь на полученный финансовый и административный ресурс, установить контроль над парламентом и наиболее популярными СМИ, тем самым обеспечив возможность манипулировать общественным мнением и процедурой голосования, а значит, и результатами выборов.

Фото: EPA/UPG

Предупредить такое развитие событий можно наделив парламентское большинство правом назначать и распускать Кабинет министров, включая руководителей правоохранительных органов. В результате, любые серьезные просчеты, а тем более преступления членов правительства, угрожали бы их партии не только потерей голосов, но исключением из коалиции большинства.

Усилить действие этого механизма, мог бы переход к избранию трети парламентариев каждые два года, как это происходит в Конгрессе США. Каждой партии пришлось бы постоянно жить в преддверие выборов, а значит, особенно чутко реагировать на общественные настроения. Ведь пренебрежение этим правилом, приводило бы к очень быстрой потере голосов, а вместе с этим – к переформатированию парламентского большинства и правительства.

Конкуренция и реформа правоохранительных органов

Распространённым сюжетом американских криминальных фильмов является взаимная неприязнь местной полиции и сотрудников ФБР. У этого сценаристского клише есть реальные основания – конкуренция и даже конфликт интересов. Федералы не только забирают «себе» наиболее интересные и масштабные дела, как выходящие за пределы юрисдикции местного управления шерифа, но иногда и прямо ведут расследования против местных полицейских и их муниципального руководства. Собственно, и местная полиция не против подловить федералов на горячем. Таким образом, еще одним важнейшим элементом реформ должно стать создание украинского федерального бюро расследований, в чей штат войдут следователи и опера, а не различные «звериные» спецподразделения, предназначенные для «обеспечения общественного порядка».

Еще одним сдерживающим механизмом могло бы стать наделение парламентского меньшинства правом назначать руководителей специальных контролирующих органов, уполномоченных вести расследования деятельности всех государственных и муниципальных служащих в том числе и силовиков.

В результате, и правительство, и парламентское большинство, и меньшинство, и муниципальная власть оказались бы в ситуации, когда их махинации может расследовать сразу несколько органов, ни один из которых они не контролируют, после чего дело попадет в независимый суд.

Цена вопроса

Конечно, в публицистической статье невозможно сколь-нибудь глубоко обсудить все сферы, которые требуют реформ, однако, и сказанного достаточно для того, чтобы сформулировать основные их принципы: децентрализация управления, широкое внедрение демократических процедур, передача широкого объема полномочий и ресурсов местным властям, подотчетность всех уровней и ветвей власти обществу. Результатом их внедрения станет не только надежная защита от реставрации новой автократии, но и лишит правящий класс существенной части его доходов. При такой системе богатыми людьми станут не крупные чиновники, политики и олигархи, а предприниматели-инноваторы, украинские «Биллы Гейтсы» и «Стивены Джобсы», т.е. те, кто богатеет, создавая новые рабочие места, а не обирая своих сограждан, тратит деньги на расширение производства, а не строительство позорно роскошных «Хонок».

Фото: korrespondent.net

И еще, если мы построим у себя действительно демократическое общество, нам придётся обеспечивать социальное и территориальное единство Украины не методами принуждения, административного давления или «законодательного терроризма», но поиска компромисса и взаимовыгодных решений. Ведь демократическое и свободное общество может быть единым только в том случае, если большинство граждан всех регионов и социальных групп искренне желают жить в одной стране, потому что именно она дает им возможность жить так, как они хотят, быть свободными и смело смотреть в будущее.

Есть ли хоть кто-то среди наших политиков, кто хочет и может вести дела по-новому – большой вопрос. Могут ли они измениться – могут, но немногие и только в том случае, если мы заставим их это сделать во имя их собственного политического выживания. Так что Майдану рано расходиться. Мы сделали первый шаг, впереди трудная дорога, и если мы не пройдем ее до конца, значит, пролитая кровь была напрасной.

Михаил Соколов Михаил Соколов , эксперт группы Налоговая и бюджетная реформа Реанимационного пакета реформ