ГоловнаСуспільство

Згасання права

Знаменитый немецкий философ и профессиональный психиатр Карл Ясперс в послевоенной Германии, пребывавшей тогда в поисках своей демократической идентичности, записал: «Когда происходят большие события, когда речь идет о повороте в жизни общества, тогда ссылаются на справедливость. В остальное время говорят исключительно о праве, о законном праве, которое должно считаться абсолютным».

Фото: EPA/UPG

Сегодня речь идет о повороте в жизни украинского общества. И о почти полном нежелании украинского государства сопровождать этот поворот. Феномен «майдана» свидетельствует об отсутствии взаимопонимания, диалога между государством Украина и значительной частью населения страны, обеспечивающей существование государства своими налогами. И сегодня мы в обсуждении своей ситуации ссылаемся на справедливость, поскольку закон в нашей стране мертв, а правоприменение во многом преступно. Ярчайшее свидетельство тому – откровенное, даже демонстративное сращивание милицейских подразделений с криминальной средой, из которой формируются так называемые «титушки». В «Руководящих началах по уголовному праву РСФСР» в 1919 году было записано: «право – это система (порядок) общественных отношений, соответствующая интересам господствующего класса и охраняемая организованной его силой». Узнаете? Сейчас, спустя столетие узнаете?..

Посмею поставить более точный диагноз. «Затухание права» (есть такое определение в теории правовой науки) в Украине началось в 2004-2005 годах. Слабое, неукоренённое в сознании граждан право было сметено политикой. Как бы ни относился я к президентским талантам Леонида Даниловича Кучмы, осознанно и последовательно сформировавшего у нас полицейское государство, обязан помнить и другое: он строил, как мог, и эффективную судебную систему. Что-то получалось, что-то не очень, чего-то не хотел, боялся он сам. Как мог, строил правовое государство, разумеется, принимая во внимание то, что понятие правового государства – классический пример идеала. Безжизненного, несуществующего идеала. Понимая это, строить систему безопаснее.

С ужасом и отвращением слушаю велеречивые, демагогические комментарии «обслуживающих» юристов. Уверен: все понимают, в том числе и никудышную цену своим аргументам. Но – говорят. Неубедительно по сути, поэтому чрезвычайно эмоционально по форме. Компенсируются, так сказать. Игнорируя появление феномена ночных непубличных судов, жестоких и немотивированных задержаний, стрельбу милицейских снайперов по журналистам. 30 октября 1885 года печально известный российский высший администратор Победоносцев вручил царю доклад под названием «О необходимости судебных реформ», где предложил «пресечь деморализацию, которую распространяет в обществе публичность судебных заседаний». Что ж, сегодня это и наши реалии.

У каждого казненного был свой палач. Конкретный человек, исполнивший решение суда. Все мы прекрасно понимаем: нельзя наказывать веревку, пулю или топор исполнителя. Несказанно большая вина на тех, кто принимал решение казнить безвинного. В Нюрнберге судили главарей нацистского режима в Германии. В приговоре Международного военного трибунала были и такие слова: «Приказы сверху даже для солдата не могут рассматриваться как смягчающие вину обстоятельства». Знаю, эти слова украинскому «Беркуту» неизвестны. Да и LB.ua личному составу там не читают. У них – другие инструкции, другие тренинги.