ГоловнаСуспільство

Культурні цінності в зоні бойових дій

Меня давно удивляет, что наша общественность и неравнодушная публика любит памятники архитектуры и прочие культурные ценности как-то избирательно: по поводу одних (не всегда ценных) поднимает страшный шум, по поводу других (порой бесценных) – помалкивает. Это не поддается объяснению, поэтому предлагаю рабочее название феномена: «ленинизм головного мозга».

Катерина Липа Катерина Липа , журналист

Фото: Макс Левин

Когда месяц назад в Киеве своротили с постамента памятник Ленину, немало хороших, умных, образованных людей подняли шум: «Ай-яй-яй, это же культурное наследие, это же Памятник! Ах, ужас, дикари, прям как большевики!». Вчерашние уличные бои для кого-то происходили «возле стадиона «Динамо», а для кого-то – в опасной близости от весьма ветхих зданий Национального художественного музея и Национальной парламентской библиотеки. Рядом и здание, в котором расположены гуманитарные институты НАНУ, у которых свои ценные архивы и библиотеки, но этот дом хоть покрепче. Нет, я ни секунды не предполагала, что протестующие будут громить музей или библиотеку, но случайно влетевший в окно коктейль Молотова мог уничтожить ценности, восстановить которые никому и никогда уже не удалось бы. И то, что директор Национального художественного Мария Задорожная всю ночь не сомкнула глаз в музее, случись что (не дай Бог!) не помогло бы. Вообразите на секунду апокалиптическую картину: огонь слизывает позолоту с роскошных барочных икон и парадных портретов казацкой старшины, горят картины Яблонской и Мурашко, пылает бесценное собрание украинской графики. Про то, в какой жаркий костер может превратиться библиотека, я вообще молчу.

И вот, что интересно, те, кто так беспокоился о дедушке Ленине, нисколько не взволновались по поводу судьбы ценностей национального значения. Более того, нашлись люди, умудрившиеся противопоставить ценность человеческой жизни наследию нации в том смысле, что первая важнее. Тут даже спорить не о чем: сама по себе постановка вопроса звучит дико. В социальных сетях появились «героические» посты, которые не могу не процитировать. Написаны они людьми, принадлежащими, судя по информации на страницах, вовсе не к люмпену, а к среднему классу. Например, «Да до… нам музей, когда решается судьба Украины???». Или вот еще, одна «всезнающая» дамочка постит: «не розводьте соплі. справжні шедеври давно в приватних колекціях», «Бабські балачки - це не відрізняти пріоритет свободи від квазікультурних побоювань за музеї на чолі з мінкультівськими чинушами. Ідіть та обороняйте від беркута, який весь музей засцяв, від цього більше шкоди ніж від вигаданих вами бід і погромів». При всем якобы патриотизме подобных заявлений, в каждой фразе сквозит советское воспитание и приверженность «совковой» иерархии ценностей. Коротко говоря, праведный ленинизм.

Ленинизм головного мозга

В 1918 г. В. И. Ленин придумал план монументальной пропаганды, который предполагал в целях воспитания пролетариата убрать из городов и весей памятники деятелям «старого режима» и заменить их памятниками персонажам, деятельность которых революционеры считали правильной и соответствовавшей Учению. Вначале понаставили много смешного и временного (Украина тогда, кстати, не очень пострадала). А вот при Сталине за «воспитательное» искусство взялись не на шутку, при Брежневе продолжили с еще большим размахом. Требовалось частью стереть, часть переформатировать историческую память народа (вот тут Украина пострадала катастрофически), чтобы всучить ему «советские ценности» и контролировать не только поведение, но даже мысли и творчество. Одним словом, тоталитаризм на марше.

Многие западные историки религии еще во времена существования СССР пришли к выводу, что большевики провернули хитрую штуку: перелицевали христианскую доктрину и саму структуру веры, подменили понятия, превратили советскую идеологию в религию (прощай, «научный атеизм») и подсунули все это народу, аккуратно наложив на вековую православную традицию— Катерина Липа

В этом деле Ленин играл роль, прости Господи, Христа, остальным комуняцким деятелям достались роли апостолов, святых и проч. А в православной художественной традиции библейского персонажа или святого художник не мог изображать как попало: существовал иконографический канон, предписывавший, что, например, Иисуса нельзя писать бритым (только с бородой), а Деву Марию – пожилой матроной. Вот в СССР и был выработан канон изображения в скульптуре и живописи Ленина и прочих деятелей. Ничего общего с реальными персонажами канонические изображения не имели (кому интересно – сличите с фотографиями), а для соблюдения канона потребовалось жестко запретить художникам всяческие «буржуазные веяния» вроде кубизма, абстракционизма и проч. И правильно! Вообразите себе Ленина в кубистской трактовке. Ваять и писать Ильича позволяли далеко не каждому художнику, зато те, кто «удостоился», были завалены заказами. Так что очень скоро по всей 1/6 суши, в каждом селе появились почти одинаковые гипсовые, а в каждом городе каменные лысые уродцы. Разница была лишь в одежке: пиджак или пальто, кепка на голове или в руке. В детстве мы издевались над советскими учебниками истории, пририсовывая Ленину торчащие из разных мест кепки.

Фото: Макс Левин

Тогда мы смеялись, а сейчас не можем не удивляться действенности монументальной пропаганды: памятники советским деятелям, много лет торчавшие на площадях, извратили восприятие искусства, истории, памяти целых поколений до невозможности. Вот и вырастают памятники эпохи независимой Украины, донельзя похожие на советские. Спрашивается, зачем придавать Бандере образ канонического Ленина в развевающемся пальто? Степан Андреевич заслужил памятник получше, более драматичный, эмоциональный и современный. Но главная беда не в этом. Многолетнее лицезрение памятников (хотя, конечно, не только оно) позволило законсервироваться в умах украинцев многим ленинско-сталинским постулатам. Например, целым поколениям вбили в голову ленинское понятие революционной необходимости, которое предписывает жертвовать буквально чем угодно, если того требует Революция. Например, музейными собраниями. А от Сталина мы получили иерархию общественных ценностей, в которой «культурка» занимает последнее место, впереди – все, что связано с войной, обороной и квасным патриотизмом. В этой иерархии рабочий или солдат стоит значительно выше представителя «гнилой интеллигенции». Первых оскорблять по профессиональному признаку было опасно, а последнего – вовсе не зазорно.

Вот только в современном мире, в приличном обществе, в которое мы вроде бы так стремимся, иерархия совсем иная, в развитом обществе культура – одна из основополагающих ценностей. Хамское отношение к культуре и тем, кто в этой сфере трудится, автоматически закрывает дверь перед носом «совков», возмечтавших о Европе. И об этом стоит помнить каждому, стоящему сегодня на баррикадах.

А в это время на соседней улице

В канун Нового года милиция вылавливала в интернете персонажей, торгующих обломками памятника Ленину, чтобы привлечь их к ответственности по статье «хулиганство». Вообще-то в УК существует статья, предусматривающая до восьми лет лишения свободы за нанесение ущерба объектам культурного наследия. Но применить ее невозможно, поскольку наш любимый Ильич давно выведен из реестра этого самого культурного наследия. Одновременно в городах и селах Юга и Востока страны воодушевленный народ по ночам сковыривал с пьедесталов надоевших лысых уродцев. Всем было ужасно интересно наблюдать за происходящим, да и участвовать тоже. И как-то не заметила общественность, что в ночь на 30 декабря какие-то люди вырыли яму у южного входа на территорию Софии Киевской и установили… туалет. На территории памятника археологии национального значения! В охранной зоне памятника ЮНЕСКО!

Утром сотрудники Национального заповедника «София Киевская» в ужасе вызвали милицию и представителей минкультовского департамента культурного наследия. Тут и выяснилось, что сортир возведен по распоряжению очередного нелегитимного правителя столицы – Анатолия Голубченко. Ну, надо было человеку успеть в последний банковский день года отмыть небольшую сумму! Протокол милиция составила, но открыто ли уголовное производство, названы ли официально подозреваемые, пока не удалось выяснить. Зато вовсю осуждают «террористов», якобы хотевших взорвать очередного Ленина, и ловят прочих «вредителей»

А прошлой ночью менты забрались в дом на ул. Грушевского, где ночевали строители, избили их, раздели донага и выгнали на мороз. Какое это имеет отношение к культурному наследию? Да такое, что эти бойцы завтра могут вломиться в соседние здания – в музей либо библиотеку, изуродовать или украсть бесценные экспонаты и книги, вырыть где попало яму, переворошив кости наших предков. Им ничего за это не будет, если, конечно, мы не воспрепятствуем. И не нужно противопоставлять музейные сокровища человеческой жизни, потому что под угрозой и то, и другое, а, в конечном счете – само существование нации. Потому что без исторических знаний, музеев и библиотек мы – просто стадо, которому все равно, кто щелкает бичом над его спинами.

Катерина Липа Катерина Липа , журналист