ГоловнаСуспільство

"Айтішники - це еліта нації, яка не брала жодної участі в громадському житті"

Обычно программисты остаются в стороне от общественных процессов. Часто они работают на иностранцев, хорошо получают и плевать хотели на украинскую политику. Но 14 декабря на Евромайдане в Киеве неожиданно появилась IT-палатка (от аббревиатуры IT — информационные технологии). Почему это произошло, LB.ua рассказал главный координатор палатки Максим Плахтий. Кандидат экономических наук, владелец ООО «Фронт.Менеджер» - компании-разработчика программного обеспечения.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua

Фото: Макс Левін

- Как появилась идея создать IT-палатку?

- IT-палатку на Евромайдане предложил создать Юрий Чайка (основатель платежной системы MoneXy, - LB.ua). 12 декабря он написал об этом в Facebook, сразу пошла большая активность, много отзывов. Начали писать лидеры мнений, уважаемые в IT люди. Сразу несколько человек согласились, что такая палатка нужна и вызвались ее финансировать. То есть мы не просили денег ни у каких фондов, ни у политиков, это полностью низовая инициатива.

Потом началось более прикладное обсуждение. Что это может быть? Какая у нас вообще позиция? Что мы несем людям? Были разные предложения, в том числе "банду геть"... Но радикальные идеи ведут нас в другую сторону, айтишники в основном люди аполитичные.

Я бы не сказал, что айтишники сильно недовольны жизнью. Но нас волнуют обычные социальные вещи, бытовые вопросы, чувство защищенности. И когда мы видим процессы, которые возмущают любого, то тоже реагируем.

То самое сообщение, из-за которого появилась палатка айтишников
То самое сообщение, из-за которого появилась палатка айтишников

- К чему вы в итоге пришли?

- На улицы вышел миллион. И айтишники могли бы помочь людям с решением технических вопросов. В том числе журналистам и штабам. Многие люди приехали на Евромайдан из других городов, им нужно выйти в интернет, зайти в свой социальный аккаунт, написать письмо. Мы можем им помочь.

- То есть вы поставили в IT-палатке несколько компьютеров...

- Первая функция — дать доступ к интернету, вторая — дать консультацию на месте, и третья — выйти куда-то за пределы палатки по просьбе протестующих, настроить аппаратуру в каком-нибудь штабе и т.д.

Мы выставили этот проект на голосование в группе IT_namet в Facebook, решили, что если будет 500 лайков, то мы этот проект запускаем. Буквально за четыре часа собрали голоса. А за четыре дня наша группа набрала больше 3500 подписчиков.

Палатку мы поставили очень быстро, буквально в течение 16 часов после голосования. Это самый быстрый стартап в моей жизни.

Была собрана проектная команда, распределены роли. Айтишникам это все знакомо, потому что мы занимаемся проектной деятельностью, навыки проектной работы у нас есть. Кто-то подключился финансами, кто-то связями, кто-то общался со СМИ. Уже 14 декабря палатка стояла.

- Кто из известных айтишников поддержал эту инициативу?

- У нас есть сайт it-namet.com.ua, там вы можете посмотреть, кто поддержал идею. Важно, что у нас нет ни партийной принадлежности, ни профсоюзной, какой-то ассоциации айтишников. Это все простые ребята, которые никак между собой не связаны. У нас есть точка во времени, есть события, на которые мы таким образом отреагировали. Это хороший пример общественной активности в чистом виде.

- Палатка будет стоять до тех пор, пока стоят люди на Евромайдане?

- Будем до тех пор, пока нужны людям. По крайней мере постараемся. Глобально хотелось бы, чтобы Евромайдан привел к каким-то результатам, и наша работа в том числе.

- Какую роль IT-палатка играет сегодня на Майдане?

- У нас есть доступ к wi-fi, есть выход в интернет, можно через наши машины выйти, можно прийти со своим девайсом.

Сейчас палатка начала выполнять роль коммуникационной платформы, к нам приходят артисты, журналисты, общаются между собой. Есть спрос на IT-идеи, поэтому иногда приходят люди, которые хотят свои идеи реализовать. Приходят люди, которые ищут реализаторов. Появился доступ к айтишникам, которых обычно не видно и не слышно. А тут они сидят в палатке, готовы общаться. Есть конкретная точка, куда можно прийти и оставить заявку.

Приходит, например, человек и говорит, что хочет сделать интерактивный учебник по физике. А в палатке сидит студент, который спокойно может сделать это как курсовую работу. Все довольны, и есть новый учебник по физике.

Фото: it-namet.com.ua

Айтишники в принципе — люди мира. Редко проекты бывают локальными, обычно IT-проеты международные. Эта отрасль уже давно интегрирована в мировой контекст. Поэтому айтишники работают в своей специфической киберсреде и не сильно обращают внимание на происходящее вокруг. Но тут произошли события, которые обратили на себя внимание. И оказалось, что айтишники тоже являются частью общества. Произошла самоидентификация, айтишники ощутили себя украинцами, осознали, что от них что-то зависит, что они могут что-то изменить.

- Какие именно события заставили айтишников выйти на Евромайдан?

- Есть причина и есть повод. Глобальная причина — это нерешение общественных проблем. Мы как граждане кого-то наняли на работу, а эти кто-то свою работу не выполняют или выполняют ее плохо. Люди выходят на площадь и говорят об этом. А их в ответ бьют палкой. Поводом, конечно, стало вопиющее избиение людей "Беркутом". Это задевает любого человека.

Мы глобально не защищены. Тот же компьютерщик, который сидит дома и работает в интернете, понял, что он не защищен. Вышел в магазин за хлебом — получил палкой по голове.

А что дальше? Мы не видим никакого фидбека. Ударили человека палкой, а за это никто не был наказан, ничего не происходит. Поэтому люди возмущены. Возникла потребность защитить свои базовые человеческие интересы.

- Айтишники могли бы играть большую роль в украинском обществе?

- Мое личное мнение, что айтишники — это элита нации. Элиты — это не те, кто сидят на должностях. Это те, кто имеет высшее образование, способны мыслить, имеют широкий кругозор. Практически все айтишники много читают, образованы, ездят за границу, видели, как живут в других странах, умеют управлять проектами и т. д. И такая масса интеллектуальных людей вообще никак не участвует в общественной жизни.

Фото: EPA/UPG

- А как могли бы участвовать?

- Первая функция — просветительская. Если я знаю, понимаю, умею больше, то я мог бы своими знаниями делиться.

Вторая функция — представительская. Если мы никак не участвуем в общественных процессах, то кто представляет наши интересы? Айтишники могут разобраться в ситуации и поддержать какого-то представителя или выдвинуть своего. Без нашего участия никто наши интересы не будет отстаивать. IT-палатка не появилась бы, если бы кто-то не высказал эту идею, если бы к нему не было доверия в среде айтишников.

Третья функция — прикладная. Мы имеем конкретные практические компетенции, умения и знания. Мы можем что-то своими руками делать. Нужна система голосования для прозрачности? Мы можем сделать. Нужна программа бюджетирования, электронное правительство — без проблем.

Другое дело, что любой большой проект имеет свою специфику. Во-первых, кто заказчик? Если говорим «народ», то это сложно. Заказчик должен выставить определенные требования. «Народ» - это очень абстрактно, требования народа - «сделай нам хорошо». Поэтому должны быть какие-то группы людей, которые выработают концепцию. Концепция перерастет в постановку задачи, в техническое задание и только потом — в конкретный продукт.

Вторая проблема в том, что большой проект на энтузиазме не сделаешь. Кто будет проект финансировать, кто будет собирать проектную команду?

Фото: it-namet.com.ua

- Можно начать с простых проектов. Например, сделать голосовалку для принятия решений на Евромайдане, выбора лидеров?

- Голосовалку сделать не сложно. Сложно сделать такую голосовалку, на которую сложно влиять. Можно денег дать кому-то, чтобы он проголосовал. А можно что-то технически подкрутить. Нужна защита от этого.

По сути мы говорим о новой системе принятия решений на принципах прозрачности, объективности и т. д. Это уже серьезный проект. Его нельзя сделать за два дня — забудьте.

Это не такой простой вопрос, как вам кажется. Есть же и узкопрофильные решения. Когда широкая общественность просто может не понимать, о чем идет речь и как решить проблему. То есть нужен какой-то экспертный фильтр, специалисты.

Поэтому когда мы говорим о системе принятия решений на Евромайдане, то надо не только разработать саму голосовалку. Надо, чтобы эта система была защищенная от вмешательства. Чтобы в ней были экспертные фильтры. Чтобы были подсистемы для обсуждения вопросов. Чтобы были подсистемы доверия, когда человек выполнил свою работу правильно, и ему добавлялся за это балл. Это можно назвать авторитетом или кармой, часто такая система в играх используется. Даже те контуры, которые я сейчас вкратце набросал, это уже работа на огромное количество человекочасов. Но есть четкое понимание, как это можно сделать.

Кстати, возможно вы не знаете, но электронные правительства для скандинавских стран разрабатывают украинские айтишники. То есть в Украине сидят команды, которые глубоко в этой теме разбираются, и работают удаленно на другие страны. И этих людей тоже можно привлекать. Проблема в том, что нет заказчика и нет финансирования. Такие проекты нельзя делать по вечерам после основной работы, потому что это будет и другое качество, и другая ответственность, и делать мы такой проект будем в итоге 10 лет.

28-29 декабря IT-палатка, инициативная группа "Хакатон" и заведение "Часопис" собрали айтишников для создания новых полезных для общества сервисов. Было представлено несколько десятков проектов. Три признаны лучшими. Это сервис CherryTea для координации волонтеров, общественное интернет-телевидение SpilnoTV и проект по созданию системы коллективной безопасности.

**

Читайте также интервью с другими общественными активистами Евромайдана:

Мария Лебедева, объединение Общественный Сектор.

Андрей Козлов, адвокат.

Александр Солонтай, организация "Сила людей".

Евгения Закревская, адвокат.

Юрий Луценко, заместитель коменданта.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua