ГоловнаСуспільство
Спецтема
Парламентские выборы

Я і мої законодавці

Я так привык к ним. Ко всем. К мужчинам и женщинам, к натуралам и геям, к блондинам и брюнеткам, к словоохотливым и молчунам. Я знаю заранее все их слова, все мысли по поводу и без повода, их пищевые и иныепристрастия. Я знаю их так хорошо, что никогда не смотрю их интервью, их дуэли у Шустера, их зажигательные выступления на митингах. Я знаю даже тех, кого никогда не видел, поскольку они никогда не появлялись там, где работают, где получают мои, налогоплательщика деньги.

Фото: Макс Левин

Они уходят. Не попрощавшись со мною, не дав мне каких-либо жизненно важных советов, так и не научив меня жить правильно, успешно.Лето-осень-зима-весна. И опять лето. Извечный цикл жизни. И они, эти дамы и господа, цикл жизни. Неэффективной политической жизни неэффективной законодательной власти неэффективной страны. Нет, я не буду грустить. Моя индивидуальная жизнь и прежде никак не пересекалась с их переполненной эмоциями и возможностями жизнью. Я сумею быстро и безболезненно забыть их лица, тем более, что подавляющее число из них я и прежде не знал в лицо.

Они, уходящие, столь же далеки от меня, как и я от них. Разные вселенные, разные планеты, совершенно разные жизни – но одна страна. И в ней они и я, совершенно чужие, не встречающиеся ни в метро, ни в автобусе, ни в супермаркете.

Уже сожалею. Не о деньгах. О том, что не уехал, когда был молодым. Не смог, не захотел. Не смог оставить могилы лагерных друзей, одинокую маму Валеры Марченко, Лёлю Свитлычную. Конечно, лох.— Семен Глузман

Они действительно уходят. Вынужденно уходят. С единственной жаркой мыслью: немедленно вернуться! И они вернутся, многие из них. И в зал заседаний, и в телевизионные шоу Шустера и Киселёва, и в свои ведомственные дома отдыха и санатории. Потому что я, избиратель проголосую за них. Тоскливо поясняя себе, что лучших – не было. Как всегда, тоскливо и обреченно, без веры, надежды и любви. И сразу же услышу те же слова, те же обещания, ту же хорошо артикулируемую ложь! И те же, знакомые голоса, вечные как ямы на дорогах и грязь в подъездах. Я, украинский налогоплательщик и избиратель лично приведу их к продолжению управления собой, одновременно презирая и завидуя им.

Фото: Макс Левин

Они вернутся. И всё будет как прежде. Потоки лжи с экрана телевизора, депутатский мордобой сытых хряков, регулярно посещающих бассейн и фитнес-центр, патриотические взвизгивания побиваемых и отталкиваемых, бессмысленные и враждебные стране законопроекты, демагогия о реформах и сладкие воспоминания о размеренной и благополучной жизни в СССР, где никогда не было ни массовых репрессий, ни голодомора. Как и прежде, ещё не спившаяся и не присевшая на наркоту молодёжь будет уезжать в страны с осмысленным, реальным благополучием, медицинские сёстры и врачи найдут себя неподалёку в Европе, оголодавшие инженеры осядут в развивающихся диктатурах Азии и Африки, помогая местным тиранам убивать собственное население…

 

А потом, когда-нибудь, я останусь с ними наедине. Я – и мои законодатели. Тогда и познакомимся лично. И я им выскажу всё, и своё презрение, и свою брезгливость, и свою горькую тоску. А они ответят негромко и твёрдо: «Ты сам породил нас!». Это правда. Но всё это – впереди. Не хочу и не буду думать о будущем. Привык жить сегодняшним днём. Так проще. И безопаснее.

Семен Глузман Семен Глузман , диссидент, психиатр
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter