ГоловнаПолітика

Сергій Шефір: "Поки ви не зрозумієте нас як людей, вам не буде зрозуміла наша мотивація"

Продолжение. Первую часть большого интервью Сергея Шефира читайте тут.

Фото: Макс Требухов

"Парад как демонстрация силы хороша для стран вроде России"

Д.Б.: В интервью TheБабель вы сказали такую фразу: «Мы не любим спонсоров. Мы любим инвесторов, которые вкладывают деньги, а потом получают дивиденды».

Да, мы считаем, если человек тебе дал денег, ты должен ему вернуть с прибылью.

Д.Б.: В связи с этим вопрос, вы Ринату Леонидовичу как дивиденды будете возвращать?

Мы не брали у него денег.

Д.Б.: А кареты скорой помощи?

Он помог стране.

С.К.: Глобально: какая разница между «мы» и «страна»? 

В интервью говорилось конкретно о кинопроизводстве и перекладывании этого смысла на другие сферы не совсем правильно. Там, да - мы не берем деньги у инвестора, если не сможем вернуть с прибылью.

С.К.: Тогда обсудим это в контексте переезда в Украинский дом. Ваша команда говорила, что хочет получить для его обустройства 300 млн гривен европейских грантов.

В моем случае речь не шла о европейских грантах для переезда.

Д.Б.: Эту идею озвучил в том числе ваш архитектор.

Кто наш архитектор?

Д.Б.: Иван Юнаков. 

Это тот парень, который показывал нам проект, да? Мы попросили составить смету, прикинуть, где можно взять деньги, чтоб не из бюджета. Если получится найти такое финансирование, то, конечно, хотелось бы переехать в современный, открытый, прозрачный офис, а здание на Банковой отдать под музей. Хотя моя мечта - создать там пятизвездочный отель, который будет приносить огромную прибыль. Но можно и музей сделать - такой украинский Лувр.

Иван Юнаков
Фото: nv.ua
Иван Юнаков

С.К.: Вы вот захотите ночевать в отеле, где во время нацистской оккупации Киева был штаб Гестапо и где в подвалах людей расстреливали?

Я - нет, но может кто-то захочет.

С.К.: С другой стороны, в Европе таких отелей старых достаточно много и они пользуются популярностью.

Ну, да.

…Я вижу, что вас расстраиваю своими ответами, но пока вы не поймете нас как людей, вам не будет ясна наша мотивация.

С.К.: Именно для этого мы же и общаемся сейчас, вы правы.

По роду своей профессии я сталкивался с людьми, как мне кажется, из других миров в космосе. Мне доводилось слышать: «Ребята, вы стерильные, как с вами работать?!». Но мы реально другие. Мы хотим сломать эту систему, хотим мира для Украины и чтобы все жили по правилам. 

Д.Б.: В 2011 году Виктор Янукович отменил военный парад практически с той же формулировкой, что и Владимир Зеленский сейчас – дабы передать деньги военным. Но для многих в армии парад - символ мощи страны. Из какой логики вы исходили, когда принимали решение?

Может, это было эмоционально. У меня засели в голове воспоминания об Иловайском котле 2014 года. Тогда я слышал и читал мнения военных, что в связи с парадом произошла та трагедия, что какие-то войска или техника не были вовремя отправлены на фронт. Поэтому парад как популизм, мне кажется, не нужен.

С.К.: Ну, котел в Иловайске случился явно не потому, что туда с парада силы не успели перекинуть.

Д.Б.: Также многие воспринимают парад как акт демонстрации силы; подтверждения того, что армия - наша гордость, слава, честь.

Мы отметим День Независимости.

Фото: facebook/Степан Полторак

С.К.: Как?

Сейчас думаем про какую-то альтернативу. Может, это субъективное мое отношение, но я считаю, что парад как демонстрация силы хороша для стран вроде России, тогда как у нас в армии все нехорошо по отношению к людям.

С.К.: Вы же говорили, что в Украине сильная армия, и Путин начинает нас бояться.

Она намного сильнее, чем в 2014 году. Путин может пойти на мир, потому что армия, которая встречала сопротивление со стороны Украины в 2014 году, и сегодняшняя - два разных уровня по боевому опыту, по оснащению. Но мы также видим, чего еще не хватает и как живут солдаты в АТО.

С.К.: Да, парад – это демонстрация силы, но для многих людей - это также важный символ. Я не очень поняла, если честно, причины его отмены.

Я считаю, что парад - способ показать быструю победу. У нас же не спринтерская дистанция.

С.К.: Отчего же? Сами декларируете: пришли на 5 лет, значит вам нужны быстрые победы.

Уже осталось 4 года и 10 месяцев.

"Я не поддерживаю преследование артистов"

Д.Б.: Хотели еще поговорить о ситуации в медиа сфере. Как относитесь к идее телемоста между Украиной и Россией?

Учитывая форму, в которой это было преподнесено, и время избирательной кампании, то мое отношение очень негативное. Все это чистый популизм в преддверии выборов. Да и такой телемост - нарушение законов, мы не имеем права смотреть этот русский канал.

С.К.: Нам известно, что у «Квартала» в 2015 году была идея проведения подобного телемоста вместе с Иваном Ургантом, возможно, в более развлекательной форме. Можете нам об этом рассказать?

Да, было дело. Такая идея творческих людей. Мы знали, что это сработает в пользу.

С.К.: Почему?

Знать мы точно не могли, но было такое ощущение. Тогда как раз звезд забрасывали яйцами, Зеленского преследовали.

С.К.: Вы были обижены из-за запрета «Сватов»?

В то время сериал еще не был запрещен. Было гонение на Лорак… хотя понятно, что она совершала ошибки.

Фото: Макс Требухов

С.К.: «Совершала ошибки»? Вы настроены ее защищать? Тогда и Повалий давайте.

Я не защищаю. Она действительно сделала очень много глупостей, но я не поддерживаю преследование артистов. Таких, как Пореченков или Охлобыстин - да, оно и понятно, точно нужно преследовать. Но когда нападают на нормальных людей…

С.К.: Кого такого нормального у нас преследуют?

Хотя бы Добронравова, которого я знаю лично. 

С.К.: Исполнителя одной из главных ролей в сериале «Сваты».

Верно. Вообще, «Сваты» - достойный продукт. У нас нет причин его стесняться.

Знаете, почему сериал был так популярен? Все сюжеты из жизни. Все это происходило в наших семьях…

С.К.: Ваших?

Ну, да – моей, Володи. Вот эта напряженность между родителями жены и мужа, борьба за ребенка. Когда, например, ты думаешь кому первым из них ребенка завезти, чтобы не было ревности.

Д.Б: То, что Федор Добронравов ездит в Крым, это в порядке вещей?

Очень много людей ездили в Крым. Но он мне рассказывал, как его спровоцировали.

С.К.: Кто провоцировал?

Какие-то журналисты подходили с вопросом: «Как вы там? Крым - это Украина?».

С.К.: В чем проблема сказать, что Крым - это Украина?

Представьте, что вы встретились со знакомым допустим в ресторане, ведете светскую беседу, спокойно себе отдыхаете, а тут к вам кто-то подходит с формулировкой: «О, ты же актер-пародист, а ну, давай, пошути!». Причем не важно какой вопрос задается, но сама подача, подход, это раздражает, выбивает из колеи.

Актер Федор Добронравов в сериале «Сваты»
Фото: kvartal95.com
Актер Федор Добронравов в сериале «Сваты»

Д.Б.: СБУ собирается отменить запрет на въезд российским артистам?

Этот вопрос пока не поднимался. Лично я негативно отношусь к культурным запретам, потому что таким образом мы ничего не добьемся.

С.К.: Если человек нарушал украинское законодательство и пересекал границу с Крымом со стороны Керченского моста или авиасообщением с РФ, это надо спускать со счетов? 

У нас не только гибридная война, а какое-то гибридное ощущение прав человека. Очень много людей, которые туда поехали, даже не знали, что так пересекать границу незаконно.

С.К.: Что значит «не знали»?! Не знали, что идет война, что это запрещено украинским законодательством, что Крым украинский? 

Если у нас идет война, то как же украинцы туда ездят?

Д.Б.: Имеют право въезжать в Крым со стороны материковой Украины.

Мы сейчас говорим не о законе, а о другом месседже. Да, я считаю, что прекращать общение нормальных людей между собой нельзя.

С.К.: Еще раз: кого вы считаете нормальными?

Я не думаю, что все люди на территории России ненормальные ватники. Я считаю, что там есть нормальные люди, с которыми надо продолжать общаться, на которых надо информационно влиять.

С.К.: Они двадцать лет живут в условиях махровой диктатуры и им ок. Какое «информационно влиять»?

Я разделяю ваше мнение. Но это не значит, что мы не должны доказывать им, что у нас более свободная и демократическая страна, потому что они наши соседи, нам с ними дальше жить. Мы никуда на карте от них не денемся, как бы ни хотели.

С.К.: Видит Бог, не хотела это вспоминать, но все же. Мы неформально общались с вами на «шаурма-пати» - встрече Президента Зеленского с главными редакторами.

Да.

С.К.: Обсуждали, в частности планы новой команды по прекращению войны. И вот вы тогда сказали фразу, которая меня шокировала. Сейчас я ее воспроизведу и очень надеюсь, что я тогда неправильно ее поняла, что-то не то услышала, неверно трактовала. Итак, вы сказали: «Я - еврей, но у меня нет вопросов к немцам».

Да, сегодня у меня есть вопросы к истории, к войне, есть память, но, когда я приезжаю в Германию, то не смотрю с ненавистью на современных немцев. 

Фото: Макс Требухов

С.К.: При этом ваша семья пострадала во время войны?

Да, я вам больше скажу, у меня отец воевал и даже после войны боролся с «бандеровцами» и рассказывал мне ужасные вещи. 

С.К: «О бандеровцах»? 

Да, об их поступках. Он служил в пехоте Красной армии. После войны его, 17-летнего, перебросили в западную Украину. Отец рассказывал о страшных картинах. Я рос с ощущением… 

С.К.: Что «бандеровцы» - это зло?

Да. 

С.К.: Оно у вас осталось?

Не осталось, потому что я читаю, смотрю что-то, узнаю, разговариваю с представителями обоих лагерей и понимаю, что людей столкнули. Одни воевали за свою землю, независимость, а другим говорили - это бандиты. Информационная политика тогда вот так работала. Я вам больше скажу, у отца был первый инфаркт после того, как в 90-ые начали раскрывать информацию о преступлениях Сталина. Он свято верил в советские лозунги и говорил: «Мы шли с именем Сталина в бой».

С.К.: Знаете, с начала этой войны многие из нас хоронили близких, друзей, коллег. Молодых, здоровых, красивых, им бы жить и жить, но Путин на пал на Украину, они пошли защищать свою землю и погибли. Тем, кто их хоронил, это ни простить, ни забыть невозможно. Никак. «Персональный счет гробов» я это называю. Разумеется, хорошо бы, чтоб его не было вовсе, но это – наши реалии. Я знаю, что Владимир Александрович ранее ездил на фронт, много помогал волонтерам. Но хоронил ли он кого-либо из-за этой войны? Уж извините за прямоту.

Не могу вам ответить, я не знаю.

С.К.: Просто человек, имеющий «персональный счет гробов» немного иначе смотрит на вопросы войны и мира, отношений с Россией. Простите, но это правда.

Зеленский с ребятами много раз бывали в госпитале у тяжелораненых военных. Я видел их эмоции - мокрые глаза у мужчин, слезы у нашей Лены, когда солдаты что-то рассказывали. Это близко к тому ощущению, о котором вы говорите.

Я считаю Россию агрессором и страной, с которой нам придётся договариваться о мире, потому что географически мы никуда не денемся друг от друга. Вы хотите жить в состоянии войны еще 100 лет?

Фото: EPA/UPG

С.К.: Израиль живет в состоянии войны с первого дня независимости, так как воюет фактически за свою бытность.

Это абсолютно разные истории - Израиль против арабского мира и Россия с Украиной.

С.К.: В чем отличие?

Мы повязаны родственными связями между семьями.

С.К.: Они с арабами тоже повязаны. Арабский мир угрожает существованию Израиля, Россия угрожает существованию Украины как государства.

Поэтому мы называем ее страной-агрессором и противостоим ей.

С.К.: При этом товарищ Богдан говорит, что нужно разрешить Донецку и Луганску говорить на русском языке, потому что якобы из-за этого началась война! 

Я считаю, что началась спекуляция на языке. Этот вопрос разъединяет страну. Сейчас в садиках, в школах дети говорят на украинском языке. В будущем это генетически закрепится. Не надо разъединять народ. У нас исторически так сложилось, что половина населения говорила на русском, половина - на украинском. 

С.К.: Так а почему глава Офиса президента так говорит?

Мое мнение - мы не сможем вернуть Донбасс, заставляя их говорить на украинском.

С.К.: Слова Богдана - это не его личное мнение. Заявления главы ОП налагают определенный отпечаток на президента. Если Богдан формулирует что-то несусветное, то его проблема становится проблемой Зеленского. 

Во-первых, никто не говорил, что не будет проблем. Во-вторых, в этих словах есть смысл, потому что не получится вернуть людей, не пойдя на минимальные компромиссы с их ментальностью. При том что украинский язык - единственный государственный. 

Д.Б.: К каким компромиссам вы готовы?

Ко всем компромиссам, кроме территориальной целостности. 

Д.Б.: И к амнистии боевиков?

Это прописано в Минских договоренностях, нам надо их соблюдать. Но, только для тех, на ком нет крови.

Фото: espreso.tv

"Наблюдая за тем, как Зеленский заполнял декларацию, я приходил в ужас"

Д.Б.: Ваш брат в нашумевшем интервью говорил, что заграничные банки закрывают счета «Квартала» после того, как Зеленский пошел в политику.

Не знаю, официальная это практика или нет, но банки не хотят иметь дела с PЕРами (politically exposed person - политически уязвимое лицо, - ред)

Д.Б.: Сколько ваших счетов закрыли?

Точно не помню. Нам сказали: «Убирайте деньги, мы с вами хотели бы закончить сотрудничество». 

Д.Б.: И вы, и Зеленский получаете роялти от продуктов «Квартала»?

В установленном законом порядке, если это возможно, будем получать. Для нас это ново, и мы не успели даже обсудить, как правильно сделать.

Д.Б.: Свою долю в бизнесе «Квартала» будете кому-то передавать? 

Почему я должен передавать? Нет.

Д.Б.: Члены Офиса президента собираются публиковать свои декларации?

Это же патронатная служба.

Д.Б.: Вы не обязаны, но если хотите быть прозрачными - это хороший шаг.

Да, это хороший шаг. Но, если мы не обязаны, почему должны это делать? Заполнение декларации - достаточно сложный процесс. Наблюдая за тем, как это делал Зеленский, я приходил в ужас. И не дай Бог где-то ошибешься, хотя и ничего не намеревался прятать. Это очень неприятная процедура. 

Д.Б.: В уже упоминаемом интервью, ваш брат Борис предлагал отменить запрет на торговлю с Россией медиа продукцией. Дословно он сказал: «Мы надеемся, что через два года русский рынок для нас откроется».

Потому что мир, надеемся, наступит раньше. 

Владимир Зеленский и батья Шефиры
Фото: espreso.tv
Владимир Зеленский и батья Шефиры

С.К.: Еще одна фраза в том интервью зацепила многих. Борис сказал, что Путин не маньяк. Вы тоже так считаете?

Для меня маньяк - это больной человек, который насилует, убивает детей и должен лежать в психбольнице. В этом смысле Путин не маньяк, он очень опытный, продуманный человек.

С.К.: Человек, который совершает агрессию в Грузии в 2008 году, который аннексирует Крым, нападает на Украину, сейчас «приаттачивает» - пока еще мирно – Беларусь, он кто? Я уже о Сирии молчу.

Преступник, агрессор, человек, который хочет вернуть империю. Я думаю, что там все сложнее. Маньяк - это болезнь.

"Коалиция с Тимошенко возможна"

С.К.: Вы, наверное, видели последние рейтинги. Точно проходят четыре партии, с Вакарчуком непонятно.

Мы надеемся, что он попадет в Раду.

С.К.: Хотите с ним коалицию?

Мы всегда хотели, и даже это было видно по заявлениям Вовы в предвыборной кампании. 

С.К: Ага, когда Зеленский говорил: «Слава, ну шо? Если ты да, то и я..»

То была шутка, но он имел в виду, что если мы объединимся со Славой, то точно победим с огромным успехом. 

С.К.: Если Вакарчук не заходит в парламент, то у вас остается единственный вариант - Тимошенко. Не будете же вы с Порошенко коалицию заключать?

С Порошенко - нет, с Тимошенко вполне возможно. Если, конечно, будут нормальные требования. Я вообще против коалиции. Хоть одна коалиция просуществовала долго? Это дележ портфелей, больше ничего. 

С.К.: В основании коалиции – коалиционное соглашение, которое в дальнейшем становится «дорожной картой» для Кабмина.

Я против коалиции на основе делёжки портфелей. Я за коалицию, в результате которой в правительство приходят технократы. 

С.К.: Коалиция все равно будет. Почему я спрашиваю о Тимошенко? Для вас не секрет, что Андрей Богдан, работая в Кабмине Азарова, направлял в РФ запросы, на основании которых в дальнейшем была осуждена Тимошенко. 

Для меня это секрет, который я только что узнал. 

С.К.: Он лично этим занимался. Вот мне интересно, как вы будете создавать коалицию с человеком, которого Богдан фактически сажал за решетку.

Это для меня новая информация, надо спросить. Не могу даже себе представить в голове, как он на своей должности мог содействовать тому, чтобы Тимошенко посадили. 

С.К.: Ему было поручено заниматься сбором информации. Я вот еще хотела спросить, почему Зеленский «в контрах» с Ткаченко?

Никакого конфликта у них нет, просто так устроен телевизионный бизнес: канал всегда будет в «контрах» с продакшном - не ставить кино в то время, в которое хочет создатель, не брать продукты, которые предлагают. Да и кроме того, Саша Ткаченко и Владимир Зеленский - это два абсолютно разных человека.

С.К.: Ткаченко очень хочет возглавить Киев.

По-моему тоже (улыбается, - ред.)

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Діана БуцкоДіана Буцко, Журналістка
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter