ГоловнаПолітика

Гібридні вибори. Тур перший

«Гибридная война» – разновидность враждебных действий, когда противник атакует не напрямую – используя классические приемы военного вторжения – но действует скрытно, исподтишка, прибегая к тактике «тысячи порезов», информационных провокаций и проч. За минувшие пять лет украинцы – с подачи России – к подобному уже привыкли. Но оказались явно не готовы к тому, что гибридными могут быть и выборы. Причем, без особых внешних вмешательств, «собственными» силами.

Президентские 2019-го – во всяком случае первый их тур – наверняка войдут в новейшую историю на правах наиболее непредсказуемой кампании. Даже по состоянию на утро дня голосования ни у кого не было определенности относительно фаворитов. Более того, к вечеру – уже после обнародования экзит-полов – вопросов осталось больше, чем ответов.

Разбирая множественные «почему?» и «как так вышло?», LB.ua пытается подвести промежуточные итоги «полуфинала». Учитывая разрозненность данных, наиболее удачной формой для этого нам представляются тезисы.

Фото: Макс Левин

Итак.

1. Принято называть Владимира Зеленского кандидатом «против всех». Однако, это не совсем верно. В период кампании аналитики Института Горшенина проводили закрытое – не предназначенную для публикации – исследование, одним из результатов которой стал вывод: Зеленский – «антиэлитарный» кандидат. Он – выражение протеста людей против элит в принципе. Так же, каким был в свое время Трамп (взбалмошный человек «из другого мира») или Беппе Грилло (итальянский политик, бросивший клич «Элиты в жопу», с которого, к слову, Зеленский начал свою кампанию). В этом смысле Владимир Зеленский вполне вписывается в мировые тенденции.

31-го марта многие украинцы голосовали не столько «за» Зеленского, сколько «против» десятилетиями несменяемых лиц, приевшихся популистских лозунгов. Отсюда – превосходство над Петром Порошенко в два (!) раза. И собственные тридцать с хвостиком процентов. Которые, на самом деле, ему не принадлежат. А доверие и уважение на новом поприще Зеленскому лишь предстоит заслужить (в случае, если он станет Президентом)

2. Феноменальные показатели Зеленского сделаны не только молодежью, нет. Все, кто имел возможность наблюдать результаты «промежуточных» экзит-полов на протяжении дня (согласно закону, их запрещено было публиковать, однако они были доступны в сети) отметили: количество голосов «за» Владимира Александровича существенно увеличилось после четырех – это молодежь под вечер активизировалась. До этого «за» Зеленского и против всех остальных говорила ненависть. Ненависть людей к действующей власти и тем, кто связан с ней хотя бы опосредованно. Именно ненависть – один из главных трендов нынешней кампании. И не только нынешней: Институт Горшенина констатировал эту электоральную доминанту еще в 2012 году. А приход на участки молодых избирателей Зеленского добавил ему приятный бонус в виде 4-5%.

3. Власть и все, кто с ней связан, сами в этом виноваты. Начиная с 2014-го вместо созидания, создания новых форм, развития страны, они сосредоточились на междоусобицах, внутреннем противостоянии и публичной травле оппонентов. Совмещая сии «приятные занятия» с небывалыми масштабами элитарной коррупции и лицемерия. Пусть покамест «всплыла» лишь малая часть (да и то в основном благодаря журналистам-расследователям), необходимо помнить: мир прозрачен и позитивно воспринимать Свинарчукгейт, например, так же сложно, как золотой унитаз Януковича.

Фото: EPA/UPG

4. Противники нынешней власти (во всех ее проявлениях) и те, кто голосовал «по приколу», сегодня, конечно, торжествуют. Их эмоции можно понять, но успех неполон. Люди думали, что скрутили – образно говоря – власти кукиш. А в итоге, остались с властью один на один. Условно говоря, если бы во второй тур вместе с Зеленским вошла Тимошенко, 21-го апреля мы бы наблюдали противостояние двух оппозиционеров. Но придется противостоять именно Власти, которая сегодня – раненый зверь, способный на многое ради выживания.

5. На протяжении всего дня 31-го марта в штабе Петра Порошенко было тревожно. Сторонники действующего главы государства не были уверены в том, что он выходит во второй тур.

Во-первых, недостаточно высокая явка . Напомним, один из главных технологов гаранта Сергей Березенко прогнозировал ее «под 70%».

Во-вторых, недостаточная активность ядерного электората Западной Украины. Утром это еще можно было оправдать тем, что воскресения жители этих регионов страны традиционно начинают в церкви, а продолжают за семейным обедом. Однако, когда – после четырех часов – ситуация (по данным все тех же «подпольных» экзит-полов) не слишком изменилась, а к вечеру и вовсе осталась прежней, штабисты крепко приуныли. Лозунги про «віру» и «мову» не сработали.

Про «армию» тоже не особенно. Это – в-третьих.

Убедиться легко – достаточно просто посмотреть результаты голосования в зоне ОСС : Порошенко и Зеленский набрали приблизительно одинаковое количество голосов. Это после всего, что главнокомандующий – как он утверждает – сделал для армии.

Таким образом, команда Президента откровенно ошиблась с повесткой кампании. Очевидно, что общественные запросы находятся в иной плоскости, а те пункты повестки дня, которые предлагал избирателям штаб Петра Порошенко, на самом деле волнуют не более 5-6% украинцев.

Четвертое и главное.

Думаю, многие обратили внимание на небольшой разрыв между Порошенко и Тимошенко (он и был причиной тревожности союзников гаранта, упомянутой в начале этой главки). Но мало кто задавался вопросом относительно его природы.

Фото: Lb.ua

Ответ прост. И он весьма удручающий.

На этих выборах мы имеем дело с масштабными фальсификациями. В традиционном понимании фальсификации – «карусели», «вбросы», залитые зеленкой урны и прочие титушки на участках. Но время не стоит на месте, и сегодня применяются более изощренные методы. Применяются заблаговременно. Так, чтобы все успели свыкнуться с мыслью о том, что «сетки» – да, есть и не такое уж это нарушение, и вот даже ЦИК говорит, что платить за работу агитаторам можно; что монетизация субсидий с марта по май полностью подконтрольным сегодня Банковой правительством Гройсмана (эх, Владимир Борисович, а такие надежды – в качестве самостоятельного политика – подавал) – простое совпадение; а раздача «соцвыплат» в регионах – исключительно приступ человеколюбия у местных властей ну и так далее. И что никакого применения админресурса – о котором криком кричит «Опора» – как бы и нет, а все происходящее – в порядке вещей.

Но как, если не админресурсом, неравной борьбой и неконкурентными условиями назвать вышеизложенное?

Да, «экстренные меры» дали свой результат, но фальсификациями – просто тщательно замаскированными – они быть от этого не перестали.

А теперь зададимся простым вопросом: каким был бы показатель Порошенко, если б не совокупность вышеизложенного? И вышел бы он во второй тур?

6. Теперь о втором туре.

Может ли Порошенко выиграть выборы в целом? Да, может. Но вопрос в стратегии.

Обсуждая это с LB.ua ближайший соратник Президента Игорь Кононенко сформулировал: для победы во втором туре достаточно предпринимать то же, что делалось для первого. «Возможно, будем стараться более корректно доносить избирателям то, что мы делаем», – сказал он.

В переводе на общепонятный сие значит: еще активнее напирать на несработавшие (как мы выяснили) лозунги про «армию, веру, язык», пояснять пользу монетизации субсидий и т.д.

Сюда же – слоган «Порошенко или Путин». Хотя по факту первого тура, получается, что «коллективным Путиным» Петр Алексеевич провозгласил 84% избирателей, проголосовавших за всех его оппонентов.

Фото: пресс-служба президента

… Один из принципов НЛП гласит: если делать все время одно и то же, результат будет таким же. То есть в лучшем случае получится воспроизведение показателей первого тура. Не более того. Понятно, для победы этого недостаточно. Для победы нужно совершить прорыв. С новыми идеями, смыслами и поступками (для действующего Президента одних лишь слов и намерений недостаточно).

Как минимум – если с триумфом все же не заладится – чтобы сократить разрыв, сформировав более ли менее приличный задел на парламентские.

7. Что касается противостояния Порошенко vs Зеленский, тут все просто.

Иных ресурсов для победы кроме административного у Порошенко нет, приходится надеяться на возможные ошибки самого Зеленского.

Дабы «обесценить» оппонента, Петру Алексеевичу (точнее его технологам) необходимо максимально стараться вывести Зеленского из «виртуала». Всякий живой разговор, прямой эфир, дебаты, встреча с людьми – удар по имиджу комедийного актера. Который в реальной жизни оказывается вовсе не таким, как на экране. Особенно если речь о глубине понимания вопросов внутренней и внешней политики, государственного строительства. В принципе Петр Алексеевич уже начал движение по этой дороге, вызвав Владимира Александровича на дебаты.

Но Зеленский вполне будет прав, если вспомнит, как в 2014 году уверенный в своей победе Порошенко весьма по-хамски отказался от дебатов с Тимошенко. Сегодня же он говорит, что второй тур без дебатов невозможен. Почему? Кто так решил? Почему в 2014 году можно было обойтись без дебатов, а сейчас никак?

Зеленский также будет прав, если спросит у своего оппонента: о чем с ним, собственно, говорить? У Петра Порошенко было пять лет, чтобы доказать состоятельность и эффективность проводимой им политики – во всех сферах. Зачем выслушивать его планы на последующие пять лет, если можно оценить результаты пятилетки предыдущей? Так что отказ Зеленского будет весьма логичным – особенно в глазах его сторонников.

Фото: EPA/UPG

Мы видим, как сейчас на него оказывается давление, в том числе, с привлечением западных политиков и экспертов. Но Зеленский может с присущей ему иронией сказать: подождите две недели и сами все увидите.

8. Стоит понимать, что львиная доля его избирателей голосует не за него – за Голобородько. За все хорошее, против всего плохого; за утопический виртуальный мир, показанный в сериале.

Следовательно, для успеха мероприятия под названием «второй тур», Зеленскому выходить из образа Голобородько нельзя ни в коем случае. Потому что мы видим: когда он пытается выйти из этого образа, изображая из себя политика, на выходе получается Голохвастов с риторикой: «Я вам не как-либо что, а что-либо как!».

9. Важный вопрос – ресурс для прироста голосов обоих кандидатов во втором туре. Упомянутое выше закрытое исследование Института Горшенина указывает: сторонники Тимошенко и Зеленского вполне взаимозаменяемы. То есть «переток» избирателей может произойти даже без официального объявления поддержки одним кандидатом другого. Переход симпатиков Тимошенко и/или Зеленского к Порошенко – минимален.

10. Любопытны показатели и других кандидатов. Особенно трансформации бело-голубого электорального поля. Во времена Януковича оно оценивалось (самими бело-голубыми) приблизительно в 48%. Но Януковича не стало; не стало также Крыма и части Донбасса, а «территория» условных бело-голубых уменьшилась до 36-38% максимум. Сюда помещались все: еще единый «Оппоблок», Рабинович с Мураевым, Добкин, Медведчук и прочие.

Однако на президентские 2019-го прежний «Оппоблок» двинулся двумя колоннами (остальные – кто помельче – присоединились по дороге). При этом у «ахметовского» крыла главной задачей формулировалось «перегнать Бойко». Как угодно и во что бы то ни стало.

Не получилось. По результатам обработки ЦИКом 97% бюллетеней, у Юрия Бойко 11,63%, у Александра Вилкула – 4,17. Разница почти в три раза.

При этом многих потенциальных сторонников как одного, так и другого «переключил на себя» (не факт, что надолго, но пока – так) Владимир Зеленский.

Фото: Макс Требухов

Год назад, анализируя политическую ситуацию в Украине Институт Горшенина прогнозировал, что новая политическая звезда взойдёт на Востоке. Потому что искривший тогда Вадим Рабинович и тускло блестевший Юрий Бойко не являлись адекватным предложением для 70% условных избирателей Юго-Востока. Зеленский, выходец из Кривого Рога, с его русским языком и «пролетарской предысторией», вполне органично занял свободную нишу «звезды Юго-Востока». При этом, надо отметить, явную эволюцию избирателей, а также выразителя их чаяний: Зеленский – вовсе не обновленная версия Януковича или Бойко: он претендует на голоса всей страны, таким образом сшивая ее.

11. Еще одна неприятнейшая новость для Рината Ахметова (вдобавок к предыдущему пункту) показатели Олега Ляшко (5,48%).

Часть его традиционных избирателей подкупили монетизацией субсидий, а также «сеткой имени Порошенко». Вторую часть «размыл» Зеленский.

Если так и дальше пойдет, Олег Ляшко и его партия могут и не попасть в парламент следующего созыва.

А Ринат Ахметов, вопреки традиции раскладывания «яиц в разные корзины» – существенно сократит численность имеющихся рычагов влияния. Ведь (вдобавок ко всем бедам) традиционно выгодная для него мажоритарка, сейчас целиком и полностью перешла под контроль местных властей, договариваться с которой можно, но получается сложнее и дороже.

12. «Неожиданностью и открытием кампании» многие называют Игоря Смешко. На самом деле, ничего удивительного. Экс-глава СБУ занял нишу, в которую ранее помещались Сергей Тигипко, Виталий Кличко (с его «Ударом»), на последних парламентских – «Самопомощь». Типичная история про «третью силу». И желание людей видеть в политике «свежие лица».

Для того, чтобы не растерять полученное до октября, но дооформить и приумножить, Игорю Петровичу придется приложить немалые усилия.

Равно, кстати, как Анатолию Гриценко, разрыв Смешко с которым совсем невелик – поддержка Андрея Садового, наперекор ожиданиям – существенно Анатолию Степановичу не добавила.

Для прохождения в ВР придется крепко потрудиться.

Фото: EPA/UPG

13. Третье место Юлии Тимошенко – которое она пока не признала, но которое уже констатировано ЦИК – свидетельствует о: а) комплексной усталости избирателя; б) уже упомянутом «антиэлитарном» протесте; в) системном искажении результатов (смотрим пункт 5).

Еще один важный момент. В рамках упомянутых исследований Института Горшенина был проведен небольшой эксперимент. Респондентам помимо прямых и косвенных вопросов, связанных с политическими предпочтениями и намерениями голосовать за того или иного кандидата было предложено выбрать и ранжировать проблемы, которые должен решить вновь избранный президент, а также решить, кто из троих фаворитов гонки наиболее эффективно может справиться с ними. В итоге получилось, что 11 из 15 названных проблем, по мнению респондентов, лучше всего могла решить Юля Тимошенко. Она же, по мнению опрошенных, имела наилучшую рациональную программу. А остальные кандидаты давили на эмоцио и в конфликт межу эмоцио и рацио решился в пользу первого.

Но эмоции пройдут, и Тимошенко, вероятно, останется серьезным игроком. Президентский результат в 13 с половиной процентов создает неплохой задел на парламентские выборы. Которые, учитывая происходящее, вполне могут стать более судьбоносными чем президентские.

А разговоры о ее возможной кооперации с Зеленским в обмен на премьерское кресло – всего лишь слухи, не более. Настолько нелепые, что, полагаю, даже пояснять почему излишне.

***

Вопреки кажущейся ясности (разрыв между фаворитами дает основания), исход второго тура в настоящий момент отнюдь не очевиден. Украина помнит урок 1994-го, когда казалось: харизматичный Леонид Кравчук «бьет» косноязычного и невзрачного экс-премьера Леонида Кучму по «всем фронтам». В первом туре его перевес составлял семь процентов. После чего команда Леонида Макаровича расслабилась (потом «отрабатывая» этот свой «расслабон» в вынужденных бегах, – С.К.). Леонида Даниловича, напротив – сосредоточилась, в результате чего он и стал президентом.

За три недели, отделяющие нас от 21-го апреля, случиться может многое, судьба ключевых кандидатов в их собственных руках.

Вместе с тем. Кто бы из них не победил, сегодня очевидно: уже «на входе» и один, и второй получат крайне низкую степень легитимности. Морально-этической, не юридической. Что, конечно, отобразится на «свободе действий» как внутри страны, так и за ее пределами.

Так, Петру Алексеевичу точно не светит «стодневка медового месяца», на протяжении которой он смог бы реализовать важные решения. «Под него» не перестроится – как по мановению волшебной палочки – доживающий последние полгода парламент. И точно никто не забудет, какой ценой далась ему победа (с «легитимными фальсификациями» включительно).

Что до Владимира Александровича, то для многих граждан Украины он – как бы не старался – все равно останется комиком, волею нелепого случая вынесенным на гребень политической волны и явно непригодным к управлению страной. Тем более в столь непростой период.

Отсюда – логичное предположение (пока лишь предположение): ни один из них до конца своего президентского срока не досидит.

Все это, откровенно говоря, не критично. И даже – при наличии сил и желания – преодолимо. Но точно необходимо к понимаю. Тех, кто выбирает. И тех, кого выбирают.

Фото: EPA/UPG

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter