ГоловнаПолітика

Ноїв ковчег

Первый признак полноценного старта президентской кампании – появление избирательных фондов, на языке украинского политикума – «общака».

Когда основные игроки (прежде всего олигархи) делают ставки, аккумулируют ресурсы (не только финансовые) и вкладываются в результат. На сей раз «первый доллар» доставать никто не торопится. И это – весьма тревожный для Петра Порошенко сигнал.

"Его все должны любить просто потому, что он – Президент. Пока еще"

Фото: пресс-служба президента

«Чтобы объединяться вокруг кандидата, нужно четко понимать: что он предлагает стране и что – нам. Устраивают ли нас эти предложения, готовы ли мы в них вкладываться, это уж мы сами решим. Но для начала предложения должны быть сформулированы, а Порошенко этого до сих пор не сделал. Он искренне считает, что его все должны любить и поддерживать просто потому, что он – Президент. Пока еще», - рассуждает верховный представитель одной из крупных финансово-промышленных групп.

С политическими элитами ситуация аналогичная. Идея досрочных парламентских выборов, еще недавно обсуждавшая как «формула компромисса», сегодня отложена окончательно. Отложена под влиянием «НФ» (угрожавшего началом открытой конфронтации) и наших западных партнеров, которые свое неприятие второго срока Порошенко уже не скрывают. «Я недавно встречался с послом США, и она мне прямым текстом сказала, что повторную каденцию Порошенко они не поддерживают. Их видение – Кличко. Но я был удивлен тем, насколько она открыто это говорит», – отмечает еще один видный игрок.

Фото: kiev.klichko.org

Что об этом думает сам Кличко (для начала, знает ли он об этом), киевский рейтинг которого почти наверняка позволит ему беспроблемно переизбраться в 2020-м году – отдельная тема (о Вакарчук и Сырнике лучше совсем не вспоминать); на данном этапе важно просто зафиксировать факт. Ведь на политической карте Украины адрес американского посольства был и остается одним из ключевых (последние события вокруг НАБУ и САП, кстати, лишнее тому подтверждение, – С.К.).

Петр Порошенко отвечает взаимностью. Активное противление созданию Антикоррупционного суда, нежелание отменять е-декларирование для антикоррупционеров и активистов, резкие высказывания в адрес МВФ – действия, представить себе которые еще два-три года тому назад, было бы невозможно. И которые больше вписываются в стилистику его «папередника».

На фоне всего этого, неудивительно, что в самом главном штабе до сих пор нет определенности, а вместо центростремительных тенденций наблюдаются скорее центробежные. И связано это не столько с падением рейтинга (что влияет на настроения региональных игроков), сколько – как отмечалось выше – с непониманием того, на чем можно консолидировать элиты и общество. 

 Уж слишком много невыполненных договоренностей, уж слишком велики аппетиты и слишком велики разочарования. Как результат: вместо слаженного строительства Ноева ковчега, растет ажиотажный спрос на спасательные шлюпки, круги, матрасы, плоты и лодки-плоскодонки (в зависимости от возможностей и доли в потоках).

Фото: пресс-служба президента

На фоне творящегося бардака сам гарант пассионарно увлечен операцией по снятию премьера Гройсмана. Сценарий очень простой: на правах одного из субъектов формирования коалиции, БПП настаивает на отзыве из Кабмина четырех министров своей квоты: Данилюка, Супрун, Насалика и Кутового. И если попрощаться с Насаликом и Данилюком Гройсман сам бы рад, а Кутовой написал соответствующее заявление еще больше года тому, то Ульяну Супрун Владимир Борисович защищать станет до последнего. Кроме того, на место Насалика прочат Дмитрия Вовка, которому якобы уже устраивали «западные смотрины» (оказавшиеся для него, впрочем, не слишком успешными), но которого Владимир Борисович в своем Кабинете видеть не желает категорически.

В АП это, разумеется, понимают оттого формулируют следующий ультиматум: либо Гройсман принимает условие по всем четверым, либо БПП инициирует его отставку.

Вот тут-то начинается самое интересное.

Во-первых, зал. Как подобное воспримут депутаты? Захочет ли «Батькивщина» или «Самопомощь» поддерживать «хотелки» Банковой? Не говоря уж о том, что от единомыслия далека сама БПП, включающая в себя представителей не только группы «Удар».

Фото: Макс Требухов

Во-вторых, фигура нового премьера. Изначально опция была предложена Александру Турчинову. Сам он называет должность «постапокалиптическим премьером» и, в принципе, не против, но еще раздумывает. А вот у Юрия Луценко раздумий нет, он – «активно стремящийся». Мол, в ГПУ порядок навел, теперь время показать Владимиру Борисовичу, как «управлять страной».

Но тут снова все упирается в 226 депутатских «за», а также в возможные тектонические сдвиги в коалиции. У лидеров «НФ», как известно, сложились теплые отношения с Владимиром Гройсманом, и если его замену на Александра Турчинова они поддержать еще могут, то на Юрия Луценко – вряд ли. К тому же, открывается вопрос будущности самого Гройсмана. На Банковой продолжают настаивать на том, чтоб Владимир Борисович возглавил бы объединенную и обновленную партию власти. Гройсман продолжает упираться. 

 «Его хотят сделать сугубо церемониальной фигурой – с кучей ответственности, прежде всего – публичной, но совершенно без полномочий. Да и без личных перспектив. Зачем нам это?» – вопрошают в близком окружении главы КМУ. 

 Уверенности сторонникам Владимира Борисовича придает еще один фактор – негласная поддержка самого богатого человека страны Рината Ахметова.

Фото: zn.ua

Будучи совершенно непубличным, он, тем не менее, сохраняет серьезное влияние на все процессы украинского политикума. Не меньшее, а местами даже большее, чем было при Януковиче.

«У нас образовался еще один центр власти. И это – не «стратегическая семерка», – рассказывает информированный источник, описывая, периодические встречи лидеров «НФ» с господином Ахметовым. Встречи, в которых, с недавних пор, принимает участие и Владимир Гройсман. За чашкой чая дела государственной важности обсуждаются куда продуктивнее. Главными коммуникаторами по этой линии по-прежнему выступают Яценюк и Аваков. Кстати. Укрепить еще одну линию коммуникации – Ахметова и Тимошенко – вполне в их силах. На Банковой этого бояться больше всего. Ну, а известия о «неформальных контактах» Владимира Борисовича обитателей главного офиса страны злят не на шутку.

Но мы отвлеклись, вернемся к перспективам ротации премьера. В случае, если задумку свою Банковая реализовать все же решится, но 226 «за» нового главу КМУ набрать не сумеет, остается беспроигрышный вариант – и.о. в лице Степана Кубива. Тут кстати вспоминается, как в 2010-м – едва став премьером – Николай Азаров сразу повесил в зале заседаний КМУ портрет Виктора Януковича. Заявив, что его Кабмин – «это Кабмин Януковича». В АП сей эпизод теперь часто вспоминают. И не прочь бы повторить. Упорно отрицая, что подобное развитие событий точно станет началом конца действующей коалиции.

Фото: Макс Требухов

Конституционная реформа как осенняя неизбежность

«Нам главное дотянуть до осени. В октябре начнется отсчет последнего года нынешней Рады. А, значит, распустить ее уже не получится. Если к тому времени ничего не изменится, а судя по нынешним действиям Порошенко ничего не изменится (в смысле, он не сформулирует потенциальным партнерам выгодные предложения совместной будущности, – С.К.), мы просто выйдем из коалиции и начнем свою игру. Конкретно – атаковать Президента. Терять все равно уже нечего», – делится планами один из верховных «фронтовиков».

Заочно с ним соглашается Юрий Луценко, недавно – в интервью LB.ua – признавший, что «основные договоренности должны быть заключены до конца мая».

«Помнишь, еще год тому фронтовики предлагали сценарий Конституционной реформы, с перераспределением полномочий от Президента к премьеру и парламенту? Порошенко тогда категорически отказался, причем заявил об этом в Раде – во всеуслышание. Но за год ситуация изменилась – последних рейтингов никто не отменял. И дело даже не в том, что их нельзя «починить», просто на региональные элиты, на всех потенциальных «попутчиков» они оказывают удручающее воздействие, – говорит человек из близкого круга главы государства. – Если к осени Порошенко поймет, что неизбираем, конституционную реформу, скорее всего, снова достанут из-под сукна. Но условия торга, конечно, будут совсем другими. Не слишком выгодными для нас».

Фото: Макс Требухов

«Мы должны себя обезопасить. Зависит все равно не от формальных полномочий, но от человека. Поэтому, если он победит – сможет работать практически так же, как сейчас. Если проиграет, это будет красивый вариант «отхода». Мол, я – первый Президент, добровольно ограничивший верховную власть. Ну, а «преемник» пусть уже сам разбирается, это не наша будет проблема», – поясняет еще один из топ-функционеров АП, попутно намекая: за пост премьера, Порошенко «если что», тоже сможет побороться. 

 Юридические основания для реализации конституционной реформы по «сокращенному сценарию» есть.

Как известно, для ее старта необходимо либо представление Президента, либо – 150 народных депутатов (тут «НФ» вполне может сыграть в «поддавки» с «Самопомощью» или даже «Батькивщиной», а то и частью БПП – нужное подчеркнуть). Далее – первые 226, одобрение Конституционного суда и – на следующей сессии – итоговые 300. 

А вот отсюда начинается юридическая казуистика. Ибо в прежние времена под термином «следующая сессия» подразумевалась та, календарная, что следует следом за той, на которой было собрано 226 голосов. Однако после того, как 31 августа 2016-го года в стенах Рады решали судьбу Донбасса, а под стенами парламента рвались гранаты, Президент обратился в Конституционный суд с просьбой уточнить термин «следующая». И КС уточнил: отныне «следующей» сессией считается любая другая – хоть через год, хоть через два, хоть и чрезвычайная – на следующий же день.

Фото: Макс Левин

Таким образом, если первые 226 собрать в октябре-декабре, отправить проект на рассмотрение в КС, к февралю (когда Рада уходит на каникулы) получить одобрительный ответ, то аккумулировать 300 можно буквально сразу.

Не/успех мероприятия во многом зависит от голосов «Батькивщины», где со своим отношением к затее еще не определились. «Осень покажет. Если позиции Юли дополнительно укрепятся и шансы возрастут, то какой нам смысл сокращать полномочия Президента? Право реализовать свое видение развития страны она выстрадала, вряд ли кто с этим поспорит», – говорят тут.

По сути, конституционная реформа – точка, где сойдутся интересы ключевых игроков – и может стать тем самым Ноевым ковчегом.

Впрочем, как показывает история последних лет закрытые окна от «черного лебедя» не спасают. Любые форс-мажоры, протесты, воздействия внешних игроков – все это, кардинально перекраивающее первоначальный сценарий, вполне возможно. Тем более, в контексте глобального противостояния России и Запада, где Украина - обоюдовыгодная разменная монета.

Фото: Макс Требухов

Вопросов остается два. Первый – сроки строительства: не начнется ли потоп быстрее, чем задраят борта? Второй – возьмут ли на борт украинский народ?

Оба ответа, увы, весьма предсказуемы.

Соня Кошкина Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter