ГоловнаПолітика

Руфер Міхо, або Корисні ідіоти Путіна

Впервые я побывала в Грузии в марте 2011 года. Экватор своего президентства Михаил Саакашвили уже отметил – его позиции все еще оставались довольно прочными, но протестные настроения уже набирали силу, хотя и не были до конца структурированы. Это активно обсуждалось в обществе, в том числе в кругу наших новых грузинских знакомых. Отвечая на прямой вопрос, поддерживают ли они действующего главу государства, отвечали отрицательно, но рассуждая о меньшевиках, парировали: «У нас такая оппозиция, что к ней попросту стыдно присоединяться».

Эту формулу я запомнила надолго. Почти восемь лет спустя она оказалась актуальна вновь. Но уже в условиях Украины.

Соня Кошкина Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua

Фото: Сергей Нужненко

Июльскую новость о лишении Михаила Саакашвили украинского гражданства активная часть украинского общества восприняла – в большинстве своем – крайне негативно. Не столько из симпатии персонально к Саакашвили, сколько ввиду недопустимости избирательного правосудия. «Сегодня – он, завтра – любой из нас», – тезис простой, но вполне исчерпывающий. Доказавший свою состоятельность еще во времена Януковича.

Действия власти вызывали массу вопросов – явственно попахивало зачатками диктатуры и самодурством. Гражданство страны – не индульгенция святой инквизиции, которую можно вот так просто дать и/или забрать. Тем более исподтишка, когда человек пребывает заграницей. В том, кто конечный бенефициар сего действа, вопросов ни у кого не возникало. Интересовал единственный вопрос: зачем так позорить страну в глазах мирового сообщества. Ладно уж: внутривидовые разборки элит, но страна-то одна.

Поэтому когда в сентябре Михаил Николозович двинул к границе, благостно настроенная публика настроилась на сеанс отменного троллинга власти. Власти, градус ненависти к которой – невзирая на должности, обстоятельства и т.д. – просто зашкаливает. И всякий, кто об этом напоминает, неизменно срывает аплодисменты. Иное дело: если просто напоминать, не предлагая взамен ничего разумного и реалистичного (откровенная чушь типа президентских праймериз силами «экспертов-социологов» или «семинары» в бутафорском городке под Радой – не в счет), то рейтинг будет как у «Руха новых сил» – на уровне погрешности.

«Прорыва», конечно, никто не ожидал. Во-первых, невозможно было представить, что силовики подобное допустят. Во-вторых, предположить, что человек, называющий себя «патриотом Украины» осквернит ее границу. В то самое время, когда – на четвертом году войны – за каждый метр восточных рубежей этой самой границы продолжают гибнуть люди.

Фото: EPA/UPG

Поэтому восприятие активными гражданами (идейные сторонники Саакашвили, члены партии и соратники не в счет) событий 17 сентября так резко менялось на протяжении дня. От сдержанного одобрения утром до категорического неприятия вечером.

Пятого декабря ситуация повторилась практически один в один.

Когда на Костельную спозаранку вломились силовики, туда же устремились не только кадровые сподвижники экс-президента Грузии, но и несколько сотен «рассерженных горожан» (разумеется, киевлян). Тех, кто зачастую составляет «ядро» любого серьезного протеста. Тех, кого достал произвол власти – ложь, коррупция, круговая порука. Тех, кто вопрошал логичное: почему силовики так активничают по личному врагу президента Саакашвили, но совершенно не замечают российских паспортов Труханова, британских – Насирова, ни мэров-сепаратистов, не воздают по заслугам архитекторам прежнего кровавого режима? Почему уже столько лет говорят о деолигархизации, а результатов – ноль? 

 Кто такой Курченко, знают не все, но то, что страна явно идет не туда – очевидно каждому.

Так что утро на Костельной было классическим стихийным бунтом. Как спичка, вспыхнувшим и погасшим лишь по счастливой случайности. Бунтом, который не факт, что не повторится – зачастую подобные процессы имеют «накопительный эффект».

Фото: EPA/UPG

Прибывшие не вспоминали о «бабушке Саакашвили», видимо оплачивающей многокомнатный пентхаус с выходом на крышу. Людей гораздо больше интересовало соблюдение норм закона, доступ адвокатов и т.д. Порошенко тут же сравнили с Януковичем, а Саакашвили – с Тимошенко. И хотя метафора была явным перебором, черные ряды спецназнаценцев, заблокированный сторонниками бусик с Михо сходство усиливали.

Ровно до того момента, пока Саакашвили из бусика не вызволили. Дальше он – как обычно – начал говорить и делать то, что у всякого адекватного человека напрочь отбивало желание его поддерживать.

Особенно после выступления Генпрокурора Луценко в Верховной Раде.

Можно как угодно относиться к самому Луценко, но сомнений в достоверности обнародованных им записей не возникает. Во всяком случае, у всякого, кто хоть немного «в теме». Тем же, кто разбирается одновременно и в футболе, и в экономике, и в международных отношениях, и еще немного в кулинарии, доказывать что-либо сложно. Да, зачастую, и бесполезно.

В разговоре с Саакашвили Курченко явно «отрабатывал» некий сценарий. Вопрос в том, какой именно и что он сам, Курченко, за это получил.

Закономерные требования ряда народных депутатов (в том числе тех, кто Саакашвили поддерживал и поддерживает) к Михаилу Николозовичу спокойно, предметно и детально объясниться относительно озвученного, прогнозируемо поглотила новая волна популизма под названием «я вообще не знаю кто такой Курченко» (аллюзия на "Я ничего не прорывал - меня люди вынесли").

Фото: Макс Требухов

Такими темпами можно начать отрицать знакомство с Коломойским и Онищенко. Которых прежде нещадно клеймил (особенно Коломойского), а вот недавно мило встречался (при участии довольно широкого круга лиц) в Женеве. Ничего личного, «враг моего врага – мой друг», методы не выбирают, а победителей не судят. 

Вот только чем бы ни закончился нынешний виток Михо-скандала (а он, очевидно, закончится нескоро), Саакашвили борьбу уже не выиграет. Популизм и ложь – действенные методы политического противостояния, но не такого качества и не в таких количествах.

Эту борьбу точно не выиграет власть. Факт сведения личных счетов посредством админресурса ясен всем. Факт подмены белого черным – особенно для глаз западных партнеров – аналогично.

Эту борьбу точно не выиграют силовики. Если дело дойдет до суда, запасы попкорна в Киеве и области попросту истощатся. Простой вопрос: можно было ли «принять» Саакашвили без спецэффектов, вручив повестку в кабинете следователя? Можно и нужно. Если выбор между результатом и спецэффектами совершается в пользу первого.

Особенно на фоне нового витка «ментовских войн». И четкого позиционирования – в данной связи – американских партнеров.

Эту борьбу точно не выиграет страна.

Но ее уже выиграл Путин. Сегодня все участники процесса – совместными усилиями – сослужили ему отличную службу. Случайно ли?

Соня Кошкина Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua