ГоловнаПолітика

Зураб Аласанія: «Можливостей красти було багато, і вони досі зберігаються»

Новоназначенный глава Национального общественного телевидения Зураб Аласания, откровенно называет свои три года во главе НТКУ «настоящим геморроем». Не столько из-за недостающего финансирования, устаревшего оборудования и раздутого штата, нежелающего работать эффективно; сколько из-за давления и «подковерности», которыми изобилует украинский политикум, всячески пытаясь влиять на медиа.Поразительно, но второй раз в ту же реку Аласания входит с вдохновением. Говорит, общественное вещание стоит того, чтобы испортить себе еще четыре года жизни. Он готов их отдать за то, чтобы в Украине существовали «неокрашенные» новости, которым люди могли бы безоговорочно доверять. Глава НОТУ понимает: его ждут проблемы с финансированием, урезание штата в два раза, камеры из 70-х, но готов вступать в бой, едва получит на руки контракт.

Эта беседа с главой НОТУ состоялась в рамках программы «Левый берег с Соней Кошкиной», текстовую версию которого мы предлагаем читателям LB.ua.

Соня Кошкина Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua

«Я не считаю, что обществу это (общественное вещание) нужно»

В чем различия между Национальной общественной телекомпанией Украины, которую вы на днях возглавили, и НТКУ, на базе которой НОТУ создана и которую вы возглавляли ранее?

НТКУ - это одна компания, один канал фактически. НОТУ - 32 компании, из которых 28 - телерадиокомпании и три - национальные радиоканалы. Масштаб совершенно другой - 1400 человек. На данный момент в Национальной телекомпании примерно 1225 сотрудников и 7225 - во всей системе.

Возможно ли эффективно управлять столь сложносочиненной махиной? Не говоря уже про модернизацию?

Кто-нибудь подсчитывал, сколько людей работает в компаниях “Coca-Cola” и “McDonalds”? Сотни тысяч, наверное.

Но управляет ими не один человек.

Совершенно верно! Поэтому на 7000 (сотрудников - С.К.) хватит одного (начальника - С.К.).

С должности главы НТКУ вы увольнялись со скандалом, заявив о недостаточном финансировании телекомпании. В интервью “Украинской правде” сказали буквально следующее: «Я выбрал громкое хлопанье дверью, чтобы обратить внимание на эти проблемы. Эй, общество, проснись, если тебе нужна общественность (имеется в виду общественное вещание - С.К.), хотя бы сейчас это сделай». Так обществу нужно общественное телевидение или нет, что думаете? Если да, каким видите сам запрос?

Я не считаю, что обществу это нужно. По крайней мере, оно никак об этом не заявляет. А вот хлопанье дверью отчасти помогло - 450 млн гривен, которые пытались отдать на Евровидение в счет бюджета НОТУ этого года, удалось сохранить. Плюс дали сверху - с барского плеча - еще 100 млн гривен. Но финансов все равно не достает. По закону, их должно быть 1 млрд 300 млн на этот год, а по факту выделено примерно 920 млн.

Как ликвидировать недостачу? Нужно пересматривать бюджет?

Нет, в бюджете деньги уже предусмотрены и должны быть заложены.

Тогда в чем проблема? Осталось их выделить?

Собственно, даже выделять не нужно - эти деньги идут отдельной строкой в бюджете. Самое забавное, что в нашей стране поданный Кабмином в Верховную Раду закон (о бюджете на 2017 год - С.К.) им же и не соблюдается, хоть головой об стену бейся. Я пытаюсь проговаривать с друзьями-юристами возможность подачи иска к правительству по данной проблеме. Но они говорят, что смысла нет, мол, все равно не выиграешь: и в нашей стране, и в любой другой это, похоже, малоперспективное дело.

Но я бы хотел обратить внимание на общественную сторону вопроса: а дай-ка я попробую, вдруг создам прецедент.

Прецедент в чем? Попробуете запустить полноценное общественное телевидение на те 900 млн гривен с копейками?

Да!

Как глава НТКУ вы чувствовали на себе давление власти?

Безусловно.

В чем оно проявлялось ?

В звонках, как обычно.

Фото: 24tv.ua

Кто звонил?

Начиная от рядовых граждан (а это, уверяю вас, тоже давление), заканчивая депутатами. У каждого из них были какие-то личные дела, в основном, связанные с 20-ю минутами, которые - по закону - государственные каналы обязаны выделить на освещение деятельности нардепов. И закон этот, который противоречит закону об общественном вещателе, до сих пор не изменен.

Каким образом разрешить ситуацию? Как сделать так, чтобы новосозданная Национальная общественная телекомпания была действительно независимой?

На самом деле, то, что происходило на НТКУ, было не зависимостью, а моим личным “геморроем”.

Принимали удар исключительно на себя?

Да. И собираюсь это делать дальше.

Несерьезная позиция. Несерьезная и неправильная.

Безусловно. Но как только система заработает, персональная ответственность уйдет в сторону. Имя главы общественного вещания не так важно, важно, как он работает, пока системы нет.

Сколько вы даете себе времени на то, чтобы добиться эффективности? Каков персональный дедлайн?

У меня есть максимум четыре года (контракт с главой НОТУ подписывается на четыре года - С.К.), но я не думаю, что выдержу этот срок.

Четыре года - это очень много в наших реалиях.

Это вообще ничего. Я приглашу вас посмотреть своими глазами, в каком состоянии телекомпания. Люди, которые там уже побывали, всякий раз удивляются, что у нас даже света нет. Вот я вижу только вокруг себя (в телестудии, во время интервью - С.К.) восемь светильников, а в НОТУ нет ни одного.

«Возможностей красть было много, и они до сих пор сохраняются»

Одному из ваших потенциальных предшественников на пост главы НТКУ, на финальном собеседовании один из руководителей страны - еще до избрания Петра Порошенко Президентом - в ответ на вопрос о ресурсах, которые имеются в распоряжении, дабы реформировать телекомпанию, ответил: “Хотите дополнительные ресурсы? Заработайте сами!”. Отличная логика, верно? Итак, вам приходилось там самому зарабатывать?

Нет. Гордость не позволяет. Я-то понимаю, о чем говорил тот человек: “зарабатывать” = красть. Возможностей для этого было много, и они до сих пор сохраняются. А вот если не делать этого, то получаются такие скандалы, как с трансляцией Олимпиады (в Рио - С.К.).

Это когда вас обвинили в ненадлежащем показе украинской сборной на Олимпийских играх, а вы ответили, что отправить в Рио-де-Жанейро группу журналистов нет ни технических условий, ни финансовых?

Да. Я ведь мог собрать деньги - вопрос был в 70 тысячах долларов: для такой огромной компании, для такого события - это не проблема.

Как и для ваших личных связей...

Но делать этого я не хотел. Именно в этом смысл общественной телекомпании.

Фото: 24tv.ua

Думаете, зритель способен принять вашу честность?

Он уже ее не принял.

Так зачем же второй раз входить в ту же реку?!

У меня есть свои правила, свои принципы. Я не строю из себя ангела, но мои принципы не будут изменены в соответствии с ожиданием толпы или кого-то конкретного. Они - нерушимы. Законы одинаковы для всех.

Опять хотите пройти тот же путь?

Полагаете, общественная телекомпания и радиокомпания не стоят того?

Как там у Киплинга: каждый выбирает для себя – женщину, религию, дорогу…

Я свой выбор сделал, и оно того стоит!

«Я точно понимаю, что государство мне не додаст денег - ни в этот раз, ни в следующий»

Так каким вы видите реформирование общественного сектора вещания? Озвучьте свою программу действий для широкой аудитории. Что именно и в какие сроки намерены предпринимать?

Сроки и цифры прописаны год за годом. Не детализированы еще все планы, но уже сейчас я точно понимаю, что государство мне не додаст денег - ни в этот раз, ни в следующий, с этим все понятно. Следовательно, есть только внутренний резерв, за счет которого можно оптимизировать компанию. Я имею в виду и лишние “мышцы”, и слишком большое количество людей. Но не стоит задача - просто сократить людей и на этом сэкономить.

Как осуществить сокращение кадров? Очень многие приближаются к пенсии, кто-то числится госслужащим…

То, что нельзя было сделать в государственной компании, акционерное предприятие (коим стало НОТУ - С.К.) позволяет. У нас хорошие юристы, так что - вперед и с песней! Но прежде нужно дать людям возможность переучиться. Подозреваю, больше половины сотрудников компании не захотят, слишком привыкли к тому комфорту, в котором находятся. Но мы все равно переобучим. Захотят и смогут работать дальше - повысим, не захотят - так тому и быть.

А зарплата?

Она уже сейчас повышена: мы закладывали в бюджет, который есть, 6600 гривен. Это против той базовой ставки журналиста в 1473 гривны и 3200 – после знаменитого решения (правительства - С.К.). Так что поздравляю всех нас. Для Киева, может, это не ахти, но теперь у нас есть свобода самим укладывать тарифную сетку, а это уже конкурент на рынке.

С персоналом разобрались. Назовете какие-то еще принципиальные позиции, дабы люди услышали и зафиксировали?

Как ни странно – картинка. Она у нас ужасная. Мы - последний телеканал в стране, который показывает картинку 3х4. Так никто больше не делает, она не растягивается. Это не смешно – это горестно. И камеры у нас до сих пор - не работают, но стоят в студии - КТ-172, если кто-то помнит: огромная такая, на треногах. Да и остальные составляющие не самые лучшие. Зритель все это чувствует, он не может сформулировать, но видит. Глаз его не обманешь. Как же можно смотреть вот это из семидесятых годов?! Надо сменить картинку. Я уже не говорю о содержании.

Что требует закупки техники. На какие деньги?

У нас 28 телекомпаний (государственных - С.К.) по всей стране - больше, чем областей. Нужно сокращать их количество, свести к восьми - девяти. И, за счет освободившихся сил и ресурсов, заниматься модернизацией.

Речь об укрупнении и объединении нескольких регионов в одну точку?

Да, два-три.

Предчувствую грядущий шквал критики. Рискуете выглядеть одиознее Валерии Гонтаревой.

Терять мне нечего.

Так уж и нечего. Полжизни еще впереди.

Предыдущие три года (на должности главы НТКУ - С.К.) мне дорого обошлись, я готов к тому, что эти четыре обойдутся еще дороже. Но зато будет фундамент, который позволит работать дальше.

Фото: 24tv.ua

«Позволить себе кровь, боль, слезы, секс, смех мы не можем»

Третья составляющая реформы какая?

Ее нет. Основы реформы - люди и техника.

А что с контентом?

Вот тут сложнее. Веселить контентом мы не сможем. Это - главное отличие общественной телерадиокомпании от всех тех, которые присутствуют на рынке сейчас. Они могут позволить себе кровь, боль, слезы, секс, смех - что угодно, а мы не можем. У нас есть ограничения - мы несем нормы общественной морали, условно говоря. Это как скучная каша по сравнению с шоколадкой. Вот только если все время есть один шоколад, будет плохо - диатез появится. Так что время от времени нужно заставлять себя есть кашу.

Мы же станем предлагать – заставлять не можем. И мне будет достаточно того, что человек в нужный, важный момент своей жизни и жизни страны включит именно этот канал, поскольку будет ему доверять. Доверие для меня важнее, чем рейтинг! Отсюда и такие принципы.

И все-таки, на что вы намерены делать ставку? На службу новостей, на оперативные трансляции, стримы, включения? На репортинг? На политику? На расследования? На гостевые студии? На все это вместе?

У нас все это есть, поскольку каналов - много разных. Я имею в виду не только два телевизионных общеукраинских, есть 28 областных и еще три национальных радиоканала. Так что все то, что вы перечислили – совершенно реально. Но проблема в том, что мне не позволяют нишеваться. Будь ниша и целевая аудитория – было бы все просто и легко. Мне такой возможности не дают: в законе прописано, что я должен удовлетворить все слои населения Украины. Это сложно, но разбить по сетке все-таки можно.

Основной канал, локомотив, который сейчас называется “UA Перший”, будет как раз информационно-политическим. И на информационную службу, как на костяк, у меня особая надежда. Это будет NewsHouse - технология не наша, датская. С ними (датчанами - С.К.) мы и выстраивает технологию. Кстати, от них и деньги. Около пяти миллионов евро, это немало. Нам помогают Евросоюз, Совет Европы где-то уже два с половиной года.

«У нас есть огромное преимущество – нам незачем врать!»

В какие сроки вы планируете выполнить свой план по сокращению штата и модернизации техники?

В четыре года. Из 7225 человек должно остаться 3880.

По технике какие сроки?

Вообще непредсказуемы. Все зависит от того, как мы будем освобождать ресурс, чтобы перенаправлять его на технику.

А по контенту?

По контенту, думаю, первые ростки появятся уже этой осенью - две-три программы. Весной (2018 года - С.К.) появится больше.

Это будет собственное производство или аккумуляция того, что есть в регионах?

Это отдельная политика, скажем так. Впервые телекомпания будет использовать аутсорс примерно в равных долях с собственным производством. А у этого - другая психология, конкуренция.

И вы способны платить за аутсорс?

Фото: 24tv.ua

Конечно.

Серьезно? На фоне такого количества новых телеканалов, стремящихся занять свою нишу?

Та хоть миллион! У нас есть огромное преимущество – нам незачем врать!

Угу, в покрытии оно, ваше преимущество.

Нет-нет, Соня.

Ну, а в чем еще?

Если бы все было так просто. Аналогично вашему, рассуждают радийщики, которые все 50 лет говорят: «Нам не хватает частот». А я говорю: «Вам не частот не хватает, а того, что вы на этой частоте ведете». А они не верят, точно так же, как и телевизионщики. Но все зависит от того, что ты говоришь. Нам незачем врать. Мы не принадлежим никакому олигарху и не прислуживаем власти. Это будет заметно очень быстро.

Сегодня каналы, в основном, делают ставку на какие-то специфические вещи. Кто-то зовет в эфир политиков в качестве ведущих - от Рабиновича до Саакашвили; кто-то упирает на расследовательскую журналистику; кто-то, как “112”, - на новостные форматы. У вас подобные приоритеты - один-два - есть?

Я не могу сказать, что у нас приоритет. У нас в обязательстве - дебаты, чего не делает никто в стране, а мы обязательно будем делать. И не только в рамках президентских или парламентских выборов. Это будут и внеэфирные дебаты, мы такое практиковали вместе с ВВС, кстати говоря. Но основной костяк - все-таки новости. Я хочу приучить людей к кнопке, на которой всегда будут новости - никак не окрашенные. Даже если здесь будет скучнее, чем на “веселых” каналах.

Вы верите в то, что вам позволят выдавать в эфир нейтральные новости?

Мы спрашивать ни у кого будем.

Если с Банковой позвонят? Мы же в Украине живем…

Последний раз мне с Банковой звонили сегодня (11 апреля - С.К.).

И?

Поздравляли с назначением на должность (главы НОТУ - С.К.)

Петр Алексеевич (Порошенко - С.К.) звонил?

Нет, Святослав (Цеголко, пресс-секретарь Президента - С.К.).

Никаких пожеланий не высказывалось?

Нет.

Привлекать политиков к ведению форматов планируете? Это своеобразный тренд последнего времени.

Я не собираюсь, на самом деле, вмешиваться в контент, однако мне бы не хотелось строить цирк на политиках.

Фото: 24tv.ua

«Повлиять на результаты голосования (за главу НОТУ - С.К.) пытались как минимум три политические силы»

Процедура вашего избрания на нынешнюю должность вызвала повышенное внимание общественности. Считалось, что на процедуру избрания пытается оказать влияние «Народный фронт».

Я - один из кандидатов, а на кандидатов давить бессмысленно. Давление оказывалось, скорее, на Наблюдательный совет, а потому с ними нужно разговаривать. Тем не менее, по моим наблюдениям, повлиять на результаты голосования (за главу НОТУ - С.К.) пытались как минимум три политические силы. Сейчас все весело происходит: Вика Сюмар и Юра Стець, которых обвиняли в оказании давления, вежливо и красиво обмениваются ударами. А на публику говорят: «Будем бить по рукам!» (тех, кто пытался оказать влияние на избрание главы НОТУ - С.К.). Кому верить, не знаю. Я политикам, в принципе, не доверяю.

Уже после избрания я разговаривал с Викторией Сюмар и с Юрием Стецем, мне терять нечего. Они говорят: «Это не я. Это не мы!» (способствовали назначению Аласании на должность главы НОТУ - С.К.). Я наблюдал: было 8:8 (голосов за кандидатов на пост главы НОТУ – С.К.), и за две минуты - смена позиции. Это значит, что члены Набсовета действительно выбирали прямо в прямом эфире. Ну, прикольно! Такова наша страна.

10 голосов – за вас, 7 – за Наливайко (соперник Аласании, глава Госкомтелерадио – С.К.)?

Да, за 2 минуты. Вот кто из них мог это все поменять?! Никто ж не знает. И я не знаю, чем обойдется это им перед товарищами, перед которыми они отвечали. Или это все интриги и выдумки – я не знаю! ...Но в итоге я сижу перед вами, и я ни с кем не связан.

Человеческие отношения с Сюмар и с Стецем у вас какие?

Мне казалось, что они сильно испорчены. Например, с Сюмар мы не разговаривали почти год. Это было после того, как «Народный фронт» попытался сделать то, что мне не понравилось. Я это обозначил их информацию как рекламу и заставил за это заплатить. Я знаю, что рано или поздно возникают разговоры: «Тебя назначил «Народный фронт», это был Яценюк». У Яценюка нет причин меня жаловать, никаких. А в тот раз (с Сюмар - С.К.) произошло что-то, чего я не понял, и обошлось все ссорой. Я обозвал ее «врагом» открыто. На что она сказала: «Нет. Ты сильно нос не задирай. Какой враг? Мы перестали быть партнерами, партнерами в построении общественного!» Я должен сказать, что Виктория Сюмар достаточно много сделала для общественного вещания, это правда. Вместе с ее комитетом. Но не меньше в свое время сделал и Юрий Стець. Ни одного обещания за год нашего общения он не нарушил. Это касалось и частот, и иновещания. Во всем консультировался, и это правда. Но вот, что они (Сюмар и Стець - С.К.) пытались сделать в последний момент (желая повлиять на результаты конкурса по избранию главы НОТУ - С.К.), я не могу сказать.

Есть желание попробовать начать – в коммуникации с ними - с «чистого листа»? Юрий Стець, все-таки, - глава профильного министерства, а Виктория Сюмар – парламентского комитета.

Что значит с «чистого листа»?

Сделать вид, что ничего не было.

Я так не умею, в этом моя проблема. Я - открытый человек, во многом именно этим меня и попрекают. Мне, например, страшно не понравилось, как Виктория Сюмар решила вопрос с «Укртелефильмом» (компания «Укртелефильм» отказывалась объединяться с НОТУ, из-за чего ПАО НОТУ не могло быть создано. Решением Рады «Укртелефильм» решили присоединить позже – С.К.). Эти люди не заслуживают того, чтобы с ними так цацкаться. Там никакого конструктива нет, вообще, по определению. Но она - политик и нашла выход, который сдвинул реформу с места. Я был радикалом, условно говоря. Не “ляшковским”, а просто радикалом. Если люди не хотят разговаривать, не хотят работать – их надо увольнять. Но так не получилось. А вопрос решила именно она. Мне не нравятся такие компромиссы.

Фото: 24tv.ua

«Любая власть будет пытаться контролировать новости»

Большую часть времени в должности главы НТКУ вы проработали при премьере Яценюке, и всего несколько месяцев - при Гройсмане. Как у вас складываются отношения с Владимиром Борисовичем после отставки? И как они будут складываться теперь, когда вы - в новой ипостаси, а надлежащее финансирование зависит от правительства?

Ой, Соня, это самый болезненный вопрос. Когда ты точно знаешь, что тебе грозят несколько сот миллионов, если поклониться. А ты этого не делаешь, потому что в будущем все обернется большими проблемами. Я никогда не принимал другую сторону. Никогда! Не могу себя заставить это сделать.

Отчитываться за яценюковский период мне довольно просто. Есть эфиры за два с половиной года, любой из них можно взять и посмотреть: да или нет (имеется в виду, была ли лояльность со стороны телекомпании или нет - С.К.). Но - нет! То же самое с Гройсманом. Гройсман вынужден иметь со мной дело. Ему это не нравится, поскольку мы начинали с ним работать с «Евровидения». Конкурс для него - “головняк” серьезный, плюс еще затраты дополнительные. Но ничем не могу помочь: вы, извините, решили, что стране надо, поехали.

Дальше я не думаю, что отношения будут складываться лучше. Я, например, предполагаю, что на канал после моего ухода были засланы так называемые “десантники”, которые бы приглядывали за новостями. Но я пока вижу, что у них ничего не получается - изменений в новостях нет.

Но попытки влиять есть?

Думаю, да.

Думаете или знаете наверняка, изнутри?

Любая власть будет пытаться контролировать новости. Вы же знаете. Но сейчас у нее это не получается.

Качество “десантников” не самое высокое?

Возможно. Но, скорее всего, там такая “зверюга” осталась на новостях, что пройти через нее - только убить.

До “Евровидения” - всего ничего. Каким образом вы его будете освещать и что делать с финансированием, поскольку именно это стало одной из причин вашего увольнения из НТКУ?

По процедуре назначения, я появлюсь на канале и на вещателе примерно 15 мая.

То есть после «Евровидения»?

Уже после «Евровидения», да.

И эта проблема вас не касается?

Я гарантирую, что «Евровидение» будет проведено. Я точно это знаю по наблюдениям со стороны. Все идет так, как должно идти. А вот дальнейшие проекты покажут уже другое.

Хитрая позиция. Процесс создания НОТУ затянулся почти на два года. Профильный закон Президент подписал в апреле 2015-го. 1-го февраля 2016-го перестала существовать НТКУ, на базе которой создана НОТУ. Дальнейший процесс затормозила история с «Укртелефильмом». Но она решилась в мае 2016 года, а глава у НОТУ появился лишь спустя год. И вот требуется еще месяц, чтобы вы, наконец, вступили в должность.

Это процедурные вещи, а не юридические. Никаких игр нет! Изначально был дурацкий процесс. Первый принятый закон был написан еще с помощью Анны Герман. Вы себе представляете себе, этот дикий компромисс? Страшный!

Я помню, с какими сложностями принимался закон.

Верно. Все что угодно, лишь бы закон прошел. Год ушел на согласование всех поправок к нему. Теперь закон прекрасный. Это признали все европейские эксперты. Но мы потеряли год. Еще полгода «украл» «Укртелефильм». Я до сих пор бешусь от мысли об этом. Вот процесс сильно и затянулся. Тем не менее, объединены 32 компании. Мало кто из наших зрителей понимает, какой это дурацкий процесс, имея наши украинские законы.

Что касается конкурса (по избранию главы НОТУ - С.К.), у меня нет к ним (Наблюдательному совету - С.К.) никаких претензий. Все идет день за днем. Они даже торопятся делать все быстрее, чем могли бы. По закону, есть от 10 до 30 дней, чтобы подписать со мной контракт. Потом нужно принять правление – соответственно, снова провести конкурс, а затем подписать контракт..

«Уровень доверия к новостям «Первого национального», как ни странно, достаточно высок - до 47%»

Хочу вернуться к вашей реплике о рейтингах и качестве, “каше” и “шоколаде”. Как, все-таки, вы собираетесь конкурировать в информационном поле? Каналов и форматов, которые стремятся занять свою нишу, очень много. Покрытие – это, конечно, неоспоримое преимущество, но чем конкретно вы можете привлечь зрителя?

Если ходить по болоту - то в сапогах, ничего не поделаешь. За первые три года я сделал свои выводы, именно поэтому сегодня управление разбито, скажем так, на две части - реформаторскую и рейтинговую. Четко определено три направления, где люди будут заниматься исключительно творчеством, и творчеством именно развлекательным. Я буду закрывать глаза и следить только за соблюдением совсем крайних вещей, все остальное – дело вольное. Ребята должны сделать так, чтобы у канала появился рейтинг, выиграть нам время.

Сколько времени вы себе даете для этого?

Ну, если года на это не хватит, то я ничего тогда не понимаю в этом рынке. У меня правда есть вопрос к измерителю - он у нас один - Nielsen - и уже сам этот факт меня смущает. Я не наезжаю на Nielsen, но все же.

Фото: 24tv.ua

Имеете в виду измерение телевизионных рейтингов? На заседании, предшествовавшему вашему назначению, вы говорили о том, что собираетесь менять позиции телекомпании, в том числе, и с помощью социологических служб. Что имеете в виду, расскажите подробнее.

Имею в виду необходимость проводить самые стандартные измерения - c выборкой 1200 и больше на регулярной основе. И со временем сделать из этого собственную службу, которая бы измеряла нам рейтинги…

Исключительно для вашей телекомпании?

Да, для всех наших (входящих в НОТУ - С.К.) каналов. Как выходить с этим на рынок, я не знаю. Измерять этот рынок не собираюсь. Более того, и от Nielsen отказываться мы не будем до тех пор, пока у нас есть реклама, а она в скором времени может исчезнуть, сокращаясь, согласно закону, с каждым годом на 2%.

Будем мерить (рейтинги - С.К.) и так, и так. Сапоги на нас в этом болоте будут надеты, но и зонтик не помешает. С одной стороны, замеряем эмоции, с другой - доверие (к телеканалу - С.К.). Скажу откровенно, уровень доверия к новостям «Первого национального», как ни странно, достаточно высок - до 47%. Другое дело, что его смотрят 2%, а это совсем небольшое количество населения. Важная ремарка: замеры делают в больших городах, поскольку там есть деньги. А бОльшая часть нашей аудитории не живет в крупных городах, потому эта практика – ошибочная.

Изменились ли рейтинги «Первого» после вашего ухода?

Остались на том же уровне, хотя канал пустился во все тяжкие. За пять месяцев появились те самые концерты, которые были изгнаны к чертовой матери оттуда.

А как так получается: при вашем эффективном управлении и без него рейтинги одинаковые?

Cейчас каналом управляют временные люди. Для меня удивительно, что с моим уходом не был назначен генеральный директор НТКУ. Почему? Ответ на данный вопрос я так и не получил. В стране достаточно все хаотично происходит, и на этот канал, по-моему, никто не обращает внимания.

А кто будет оплачивать альтернативные замеры рейтингов, пусть вначале на уровне пробы? Ваш бюджет это позволяет?

Первые измерения с Gemius были проведены за счет Совета Европы, который готов спонсировать такие эксперименты. Тем более что они через подобное прошли давно: голландцы, например, имеют две службы – тот же Nielsen и собственную социологию. Попробуем. Это довольно весело. Всплывают очень неожиданные вещи – кого слушают, кому верят, сколько слушают и когда.

Например?

Я не хочу говорить о конкурентах, поскольку не считаю их такими… Да, мы вне игры. Но мы можем быть эталоном. Я вижу, как реагируют каждый раз коммерческие каналы, и понимаю, насколько все обидно. Но, разве вам не хотелось бы, чтобы в стране был эталон, не конкурентный, но эталон?

Вы претендуете на роль эталона?

Мы не претендуем, мы однозначно им будем.

Как сказано в известных строках: сначала нужно стать, а потом уж быть.

Конечно. Не говори «гоп», пока не перейдешь Чоп, я знаю.

Правильно ли я понимаю, что введение регулярных социологических измерений может пролить новый свет, на происходящее на телерынке? Вдруг окажется: те, кого мы считаем фаворитами, на самом деле фаворитами не являются?

Однозначно (Улыбается – С.К.).

Фото: 24tv.ua

Интригующе улыбаетесь.

Нет никаких интриг. Информационный мир искажен довольно сильно. Мы сейчас не говорим о телевидении. Я понимаю сарказм по поводу того, что мы пытаемся тягаться с людьми, которые вкидывают миллионы. Но вопрос в том, куда они вкидывают, на какой ветер выбрасывают?

Например, на большую студию в центре города - чтоб дорого, валютно, богато. В «Парусе» или в Октябрьском. Выстроить конкурентный бизнес - не ваша задача?

Наше преимущество как раз - в независимости. Как можно не быть эталоном, когда ты не заинтересован в информации, а даешь ту, которая есть?

«Наблюдательный совет … понятия не имеет, что в интернете сейчас модно в отрезке от 13 до 17-ти лет!»

В цивилизованном мире телезритель хотя бы частично платит за общественное телевидение: каждый немец, к примеру, отдает ежемесячно 18 евро на функционирование телерадиокомпании Deutsche Welle.

Уже 29.

Возможно, уже 29, хорошо. Готовы ли украинцы хотя бы 10 грн в месяц платить за то, чтобы получать объективную картинку от общественного вещателя?

100% не готовы.

И что с этим делать?

Сделать хороший продукт и обратиться к людям позже, когда будет с чем обращаться.

Попозже, это когда? Мы же знаем, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. И сколько общественное телевидение может работать на государственном ресурсе?

Бесконечное количество лет. Мы долго бились в законе, чтобы вычеркнуть тезис про “первые четыре года”. Сейчас там прописаны просто “бюджетные средства”. Вот это и будет бонусом всей работы, доказательством максимального KPI. Дело ведь не в количестве денег, мы каждый месяц платим за интернет 70, 80, 90, 100 гривен, и даже 10 грн будет просто показателем участия людей в работе собственного канала радио и телевидения, а не попыткой нас финансировать. Но в краудфаундинг я не верю.

Не верите? Попытка сделать подобное была у студии Савика Шустера...

Да, но не только. “Громадское” так работало. Я знаю количество этих денег в бюджете (СМИ - С.К.), я знаю, как работает краудфаундинг в крупнейших мировых агентствах, все очень плохо.

Причина в кризисе и сложной ситуации в стране или все-таки в ментальности украинцев?

Не украинцев. На данном этапе весь медиамир собирается мозгами и придумает новую модель. Время, когда СМИ выступает в роли продавца, закончилось, и никто этого не понимает.

А какая должна быть новая модель?

Этого пока никто не знает.

Вы рассматривали возможность перепрофилирования вещания или его совмещение с передовыми интернет технологиями?

Еще как. Однако я не могу это демонстрировать сейчас, показывать и вообще об этом говорить.

Почему?

Потому что Наблюдательный совет (НОТУ - С.К.) - такой же, как вся наша страна. Они же понятия не имеют, что в интернете сейчас модно в отрезке от 13 до 17-ти лет! Совершенно дикие вещи! Плохо объяснимая игровая консоль, в которой играет девочка, ее снимает камера. Она матерится, на чем свет стоит и зарабатывает сотни тысяч долларов на просмотрах. Как это может работать? Но это работает!

Я не говорю, что мы будем материться, но вот эта игровая вещь - это вишенка на торте, которую мы попытаемся срастить с общественным вещателем. Как встроить туда моральную нравственность и все такое, я еще не знаю, но задача перед игровой индустрией поставлена. Удочка закинута, ребята должны подумать о том, как это можно сделать.

Приведу пример. Я питчил (делал деловое предложение потенциальному партнеру - С.К.) недавно для европейцев программы, и оказалось, что они готовы спонсировать как раз игровую вещь. Молодые ребята из Эстонии написали игру по типу “Монополии”, взяв за основу имущество, отнятое коммунистами у богатых эстонцев. Покупая каждый дом, они получали в дополнение историю этого дома, родной страны. И знаете, это работает. Вот таких идей может быть масса. Мы попробуем это использовать.

Команда у вас есть для этого?

Да, пока небольшая.

Расскажите подробнее об этих людях. Это - известные фамилии...

Да, по этому (известности - С.К.) принципу и формировалась команда и еще из-за ценностей этих людей. Есть жесткая Саша Кольцова.

Из группы «Крихітка».

Да, она как раз - для развлечений. Как ни странно, она кажется такой мягкой девочкой, но вы не знаете этого человека. Это жесточайшей инженер по сути своей, которая четко знает, что делает. Это она меня убеждает в том, что попса имеет право на существование в своем конкретном отрезке. У нее блестящий вкус, она - хороший телевизионщик и медийщик.

Фото: 24tv.ua

Майкл Щур. Я утверждаю, что в основе, по крайней мере, ближайшего телевидения лежит именно сатира. Обратите внимание на запад.

На запад, а именно на американские телеканалы!

Именно. Майкл уже ездил туда (в США - С.К.) со своей небольшой командой смотреть на Леттермана (Дэвид Леттерман – американский комик, ведущий – С.К.), смотреть, как работает его шоу. Попробуем и мы этот формат.

Ну и наконец, Юрий Макаров. В просветительство я верю страшно. Люди - как «золотая рыбка», пока видят - понимают, верят и помнят, как только не видят – забывают. Поэтому в своих программах мы попробуем подавать сложные вещи простыми словами.

Ваши “три столпа”?

Именно так. Остальная часть - четыре человека, включая меня, финансиста, юриста и региональщика. Общими силами мы будем пытаться перестроить эту систему.

Соня Кошкина Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua