ГоловнаЕкономікаБізнес

ТурбоНяні

"… мы не наивные сторонники свободной торговли. Перед любым приобретением стратегических европейских активов иностранными компаниями необходима тщательная проверка".

Президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер

Сага о Gemplus

Промышленный шпионаж, работа спецслужб, информационная война, интриги, судебные атаки, столкновение экономических интересов и императивов национальной безопасности. Это – краткое содержание первой серии остросюжетного фильма, который можно было снять по реальным событиям с французской компанией Gemplus, оказавшейся незащищённой от недружественных иностранных инвесторов.

Кадр из фильма Стивена Спилберга 'Шпионский мост'
Фото: variety.com
Кадр из фильма Стивена Спилберга 'Шпионский мост'

Сценарий следующий. В пригороде Марселя жили шесть инженеров –"ботаников". Работали – в Thomson-CSF (известной сегодня как Thales). В 1988 г. они решили основать свою компанию по производству SIM-карт и назвали её Gemplus. Проект оказался настолько удачным, что французское правительство выделило им €100 млн. на технологические инновации, а France Telecom сделала огромные заказы на их продукты.

Благодаря такой поддержке "ботаники" стали поставщиками SIM-карт №1 в мире и увеличили объемы продаж до $1млрд. Однако их ноу-хау в области криптографии и информационной безопасности заинтересовали иностранные спецслужбы.

В марте 2000 г. инвестиционная компания Texas Pacific Group приобрела долю Gemplus за €559 млн. и стала крупнейшим акционером, что дало ей возможность получить контроль над криптологией, реализованной в SIM-картах, патентами и передачей технологий.

После двух лет "баталий" большинство основателей фирмы покинули компанию. Новым генеральным директором назначили Алекса Мандла (Alex Mandl) ранее возглавлявшего американский венчурный фонд In-Q-It. Официальный сайт фонда, дает историческую справку: In-Q-It основан 1999 г. для обеспечения доступа спецслужб к инновационным технологиям (в т.ч. разработанных стартапами) по всему миру для защиты и усиления безопасности США.

Компания Gemplus – мировой лидер в производстве интегральных схем для карт памяти, 1992 г.
Фото: fresques.ina.fr
Компания Gemplus – мировой лидер в производстве интегральных схем для карт памяти, 1992 г.

"Обладая 26% капитала, Texas Pacific Group настаивала на получении максимального числа должностей в Совете директоров и назначении "независимых" членов, которые на самом деле были очень близкими к ней", - комментировал ситуацию французскому журналу L'Expansion экс-руководитель Gemplus Тьерри Дассо. Так среди членов Совета директоров оказались соратники нового гендиректора, которые даже не говорили по-французски.

Депутат Бернар Крайон обратился с докладом к премьер-министру страны, указав, что государство, вложив в компанию €100 млн. налогоплательщиков, потеряло контроль над важным технологическим активом из-за того, что слишком поздно узнало о вхождении недружественного инвестора. Франция сделала выводы.

Чтобы предотвратить подобные случаи, Президент страны Николя Саркози учредил Фонд стратегических инвестиций для поддержки бизнеса в трудные времена. "Этот фонд будет активно вмешиваться каждый раз, когда стратегическая компания будет нуждаться в капитале", - заявил президент Франции. В 2009 г. Фонд приобрёл 8% акции Gemalto (новое название Gemplus) за €160 млн.

Уже на следующий год французы подали иск против Google, Samsung, HTC и Motorola, обвинив их в нарушении трех своих патентов. Gemalto заявила, что телефоны Android имеют функции использования памяти, впервые разработанные и запатентованные французами. Но поезд уже ушел. Апелляционный суд в США вынес решение в пользу ответчиков, заключив, что патенты не нарушены.

Франция продолжила "собирать камни". В 2019 г. компания Thales, 27% акций которой принадлежит государству, для усиления своих конкурентных позиций приобрела Gemalto, заплатив за "возвращение в семью"… €4,8 млрд. евро. Продолжение следует…

Генеральный директор Thales Патрис Кейн и генеральный директор Gemalto Филипп Валле, пресс-конференции, посвященной объединению компаний , 18 декабря 2017 года
Фото: lexpansion.lexpress.fr
Генеральный директор Thales Патрис Кейн и генеральный директор Gemalto Филипп Валле, пресс-конференции, посвященной объединению компаний , 18 декабря 2017 года

Европа "созрела"

Потеря контроля над Gemplus стала хорошим уроком для Франции, и в 2010 г. правительство пресекло попытку поглощения компании Ingenico – ведущего производителя платежных терминалов. Министр промышленности Эрик Бессон заблокировал тогда заявку со стороны американской Danaher, аргументируя тем, что покупатель не предоставил гарантии сохранения рабочих мест, исследований и разработок в сфере чувствительных биометрических технологий во Франции.

Хотя на кону было $1,88 млрд. инвестиций, министр высказал позицию, что "правительство полностью осознает стратегическую природу бизнеса Ingenico для французской электронной промышленности". Критики такого решения обвинили его в возобновлении "экономического национализма", но действующий в то время Президент Николя Саркози поддержал такое решение, заявив, что не допустит попадания стратегических французских компаний в руки "иностранных хищников".

Министр промышленности Франции Эрик Бессон заявил, что правительство хочет, чтобы производитель банковских терминалов Ingenico оставался французским, 2010 г.
Фото: MAXPPP/EUROPE 1
Министр промышленности Франции Эрик Бессон заявил, что правительство хочет, чтобы производитель банковских терминалов Ingenico оставался французским, 2010 г.

Политическая воля требовала юридических изменений. По аналогии с Законом США об иностранных инвестициях и национальной безопасности, в 2014 г. был принят "Указ Монтебура", который расширил список стратегических секторов для фильтрации иностранных инвестиций. Добавили энергетику, транспорт, водоснабжение, электронные коммуникации и здравоохранение. По словам нынешнего министра экономики и финансов Франции Бруно ле Мера, это дало "козырь" в переговорном процессе, но не позволило защититься от инвестиционного "мародёрства" (pillage), прежде всего со стороны Китая.

Министр экономики Франции Бруно Ле Мэр отказывается от многих китайских инвестиционных проектов, предпочитая долгосрочные инвестиции, а не 'инвестиционное мародёрство', 2018 г.
Фото: usinenouvelle.com/Pascal Guittet
Министр экономики Франции Бруно Ле Мэр отказывается от многих китайских инвестиционных проектов, предпочитая долгосрочные инвестиции, а не 'инвестиционное мародёрство', 2018 г.

Когда судьбу Gemplus повторил целый ряд носителей уникальных технологических компетенций, терпение французских политиков лопнуло. Республиканцы инициировали создание парламентской комиссии по расследованию фактов бизнес-слияний и поиску решений для сохранения стратегического промышленного наследия страны. Рекомендации Комиссии легли в основу Указа, которым с 1 января 2019 г. число "чувствительных" видов деятельности увеличено до 14. В том же году приняли Закон о росте и преобразовании компаний, согласно которому средства от продажи акций, принадлежащих государству, пойдут на финансирование "прорывных" инноваций (подробнее в материале " Увидеть Париж и умереть" )

На первый взгляд, чем больше заплатят, тем лучше. Но пресс-релиз Закона красноречиво свидетельствует о позиции государства: "Иностранные инвесторы приветствуются, однако им необходимо знать, что их инвестиции должны уважать наши правила и суверенные интересы".

Подобные подходы практикуются во многих европейских странах. Чтобы их унифицировать, руководство ЕС в 2019 г. приняло Регламент 2019/452 "Создание основы для проверки (screening) прямых иностранных инвестиций в Союз". Примечательно, что во французской версии документа используется слово "filtrage", что, по сути, означает установление фильтров для нежелательных инвестиций.

6 Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер 'фильтрует' инвестиции в целях защиты промышленности ЕС, 2019 г.
Фото: yaleglobal.yale.edu
6 Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер 'фильтрует' инвестиции в целях защиты промышленности ЕС, 2019 г.

К "чувствительным" сферам отнесли: энергетику, транспорт, водоснабжение, здравоохранение, связь, средства массовой информации, обработку или хранение данных; аэрокосмическую, оборонную и финансовую инфраструктуру, а также необходимые для этого землю и недвижимость. Отдельно будут фильтровать инвестиции в критические технологии и разработки двойного назначения, связанные с искусственным интеллектом, робототехникой, полупроводниками, кибербезопасностью, а также ядерные технологии, нанотехнологии и биотехнологии.

Американские "ягодки"

Меры, предпринятые ЕС, – " цветочки " по сравнению с политикой контроля за иностранными инвестициями, которую много лет проводят США. Недружественных партнёров отгоняет инвестиционный "Цербер" – Комитет по иностранным инвестициям (CFIUS). Благодаря его действиям, государство не позволило иностранцам приобрести MoneyGram за $1,2 млрд; Aleris за $1,1 млрд., Xcerra Corporatio за $580 млн. и прочие компании. Наиболее одиозные случаи рассматриваются на уровне главы государства. Президентскими указами Дональд Трамп запретил приобретения корпораций Lattice Semiconductor и Qualcom, которые могли принести миллиардные инвестиции.

Президент США Дональд Трамп заблокировал поглощение Qualcomm на $117 млрд. из соображений национальной безопасности
Фото: abc.net.au
Президент США Дональд Трамп заблокировал поглощение Qualcomm на $117 млрд. из соображений национальной безопасности

Чтобы остановить угрожающую волну слияний и поглощений, в августе 2018 г. был принят Закон о модернизации анализа риска, связанного с иностранным инвестированием (Foreign Investment Risk Review Modernization Act – FIRRMA). Он расширил полномочия CFIUS. Ранее его юрисдикцией были только иностранные инвестиции, способные причинить ущерб национальной безопасности. Теперь к ним добавились вопросы уязвимости безопасности. Под "всевидящее око" государства попали инвестиции в американские компании, которые связаны с критической инфраструктурой, критическими технологиями, а также с конфиденциальными личными данными граждан США (о финансах, геолокации, состоянии здоровья и проч.). Эти виды деятельности получили название "TID US businesses" от слов T (технологии), I (инфраструктура) и D (данные).

С принятием FIRRMA начали проверять инвестиции в TID US businesses, которые предоставляют иностранному лицу доступ к любой важной непубличной технической информации, право на членство в совете директоров или любое участие в процессе принятия существенных решений.

Также CFIUS наделили полномочиями проверять все сделки, совершаемые иностранным лицом (или в интересах иностранного лица), направленные на приобретение, аренду или заключение договора концессии на "чувствительные" государственные объекты США. Это касается не только военных, но и гражданских аэропортов, морских портов и проч. "Вишенка на торте" – отнесение к юрисдикции CFIUS сделок с недвижимость, находящейся на расстоянии до 99 миль от "чувствительного" объекта.

Для того чтобы "обкатать" новые механизм контроля, выбрали 27 пилотных отраслей. В поле зрения, среди прочего, попали инвестиции в производство шариковых и роликовых подшипников, нефтехимическое производство, производство силовых, распределительных и специальных трансформаторов, турбин и турбоагрегатов, авиационных двигателей и деталей для них. Полученный опыт позволил сформировать окончательные правила реализации FIRRMA. 13 февраля 2020 г. закон вступил в силу. Теперь ни одна "муха без билета" не приблизится к американским стратегическим активам.

А тем временем в поисках Мэри Поппинс

Привлечение прямых иностранных инвестиций, приватизация, концессии – лейтмотивы стратегии экономического роста, представленной недавно министром экономики.

В отчёте Правительства Топ 100 достижений сообщается, что Фонду госимущества передали на приватизацию 530 госпредприятий (в т.ч. "Одесский припортовый завод", "Донбассэнерго", "Центрэнерго" и проч.). В 2020 г. планируют получить за них ₴ 12 млрд. Помимо этого, "в Правительстве мы провели прозрачные конкурсы и уже первые 2 порта имеют победителей (прим . речь идёт о Херсонском морском порте и грузинско-швейцарской "Рисойл-Херсон", а также о порте "Ольвия" и компании из Катара QTerminals). Туда войдут инвестиции. Это огромный шаг к развитию. Сейчас еще 12 объектов у нас готовы к концессионным конкурсам", - сказал Глава Правительства, представляя отчёт 21 февраля 2020 г. А Министр экономики сообщил, что рассматривается возможность концессии больниц и университетов.

Готовым инвестировать $100 млн. пообещали инвестиционную "Няню".

В июне прошлого года министерство экономики предпринимало попытку создать "заслонку" для нежелательных капиталовложений, организовав Межведомственную рабочую группу по вопросам оценки воздействия прямых иностранных инвестиций. В её состав вошли исключительно чиновники: семь сотрудников Минэкономики, четыре представителя СБУ, три – Антимонопольного комитета, два – Нацкомфинпослуг плюс представители Службы внешней разведки, Нацбанка, Минобороны и Космического агентства. 18 ноября 2019 г. "гора родила мышь". На официальной странице министерства появился проект закона “Об оценке влияния иностранных инвестиций на национальную безопасность Украины”, разработанный департаментом привлечения инвестиций.

Согласно документу, его цель – создание прозрачной и эффективной системы оценки в соответствии с международными практиками и стандартами, внедренными в странах ЕС и США. Однако для Украины стратегическими определили только 3 (три) вида деятельности: ОПК, телекоммуникации и… оборот земель сельхозназначения . Разработчики либо были мало осведомлены в "международных практиках" в части "чувствительных" секторов, либо сознательно их проигнорировали в случае Украины. Более того, заложенный в проект Закона принцип "минимально необходимого регулирования" – прямо противоречит идеологии анализа риска национальной безопасности, действующей в Штатах и Евросоюзе. Два месяца законопроект – "невидимка", блуждает по коридорам, но так и не вышел за стены Дома Правительства. А тем времени чиновники включили турборежим раздачи стратегических объектов.

Одесский припортовый завод
Фото: delo.ua
Одесский припортовый завод

Украина, бесспорно, нуждается в привлечении внешних ресурсов для модернизации и дальнейшего развития. Однако в отсутствие механизма фильтрации, стратегия экономического роста с опорой на прямые иностранные инвестиции может привести к обратному эффекту. Украина рискует потерять оставшиеся единичные компетенции и стратегические активы (значительная часть уже утрачена в 1990-х в результате все той же приватизации), что создаст новые угрозы экономике и национальной безопасности.

Возвращаясь к истории Gemplus. Что позволит сохранить и приумножить технологический потенциал, необходимый для роста: "Цербер" или "Няня"? И сможет ли Украина, как Франция, впоследствии вернуть утраченные компетенции?

В поиске путей экономического роста в Украине следует принять во внимание опыт послевоенной Германии. В рамках Плана Маршала страна получила $ 1,448 млрд., что позволило в короткие сроки освоить новую технику и технологии, предоставленные США, взамен утраченных в ходе войны и репараций (подробнее в статье "Билет и при нём задачи")

Тем не менее, по оценкам исследователей " экономического чуда " времен Людвига Эрхарда, "не за счет заемных средств и внешней помощи произошел рост инвестиций в экономику Германии в послевоенные годы, а за счет внутренних источников накопления" . Это стало возможным благодаря синтезу идей рыночной экономики, частной собственности, экономической свободы и… государственного вмешательства, которое, в понимании Эрхарда, сродни тонкой работе настройщика музыкальных инструментов, а не беспорядочному размахиванию кувалдой.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram