ГоловнаЕкономікаДержава

Навіщо "Газпром" торгує на збиток

В конце 2017 г. председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер напомнил о том, что корпорация два последних года устанавливает рекорды по поставкам газа в Европу. За прошедший год добыча газа компанией выросла на 12%, было построено 35% двух ниток «Турецкого потока» и две трети газопровода в Китай, в строгом соответствии с графиком идет подготовка к началу строительства газопровода «Северный поток-2». В 2017 году было сделано очень много, подчеркнул Миллер. Выполнены абсолютно все задачи, которые стояли перед компанией.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер во время ежегодного отчета о деятельности компании
Фото: EPA/UPG
Глава «Газпрома» Алексей Миллер во время ежегодного отчета о деятельности компании

При этом стоимость «великих достижений» российского газового монополиста не афишируется. Здесь задействован главный принцип функционирования советской экономики – политические цели оправдывают экономические средства.

Двадцать лет спустя

Чистый убыток «Газпрома», согласно квартальному отчету, за девять месяцев 2017 г. составил 9,21 млрд руб. против прибыли годом ранее в 75,42 млрд руб. Впервые за почти двадцать лет (с кризисного 1998 г.) компания показала убытки за целых три квартала. Кроме того, финансовый план компании на ближайшие три года предусматривает ежегодное превышение расходов над доходами. Иными словами, «Газпром» в течение трех лет планирует быть убыточным. ;

В 1999 г. монополия продавала газ в Европу по 65 долл за тысячу кубометров. Объем поставок на европейские рынки составлял 130 млрд куб. метров в год. При этом компания получала устойчивую прибыль от экспорта газа. В 2016-17 гг. объемы экспорта газа составили 180-190 млрд куб.метров газа ежегодно. Цены на российское голубое топливо для европейцев почти в три раза превышали уровень конца девяностых годов. В тоже время «Газпром» несет устойчивые убытки. В связи с этим возникает простой вопрос: зачем продавать газ себе в убыток?

Одним из факторов, ведущих к снижению рентабельности работы газовой корпорации, стал рост себестоимости добычи газа. В конце девяностых годов прошлого столетия себестоимость составляла 3-4 долл за 1000 кубометров добытого газа. В последние годы, со слов руководства «Газпрома», себестоимость достигла 20 дол, а по подсчетам экспертов 27 дол за тысячу кубометров.

Фото: shelf-neft.gazprom.ru

Другой проблемой для «Газпрома» стало сокращение рынков сбыта. Агрессивная политика газовой монополии по отношению к Украине привела к тому, что в течение последних двух лет наша страна вообще не закупала газ у «Газпрома». Весь газ, который нужен Украине, закупается по реверсу. Всего несколько лет назад поставки российского газа в Украину составляли более 50 млрд куб. метров ежегодно. В 2018-19 гг. по решению Стокгольмского арбитража Украина обязана закупать у «Газпрома» 4-5 млрд куб. метров газа ежегодно.

Но определяющим фактором снижения рентабельности газового гиганта является строительство газопроводов - «Силы Сибири», «Турецкого потока» и «Северного потока-2». За последние годы одной из главных целей внешней политики российского руководства было стремление любой ценой заключать контракты, которые позволили бы России строить газопроводы. Провал строительства «Южного потока» (официально признанные убытки составили более 800 млн дол, по другим оценкам - 5 млрд долл) не остановил попыток газового наступления на Европу. При этом межгосударственные связи во многом определяются отношением к строительству газопроводов.

К примеру, отказ Турции от строительства «Турецкого потока» был настоящей причиной резкого ухудшения отношений России с этой страной. Как только Турция согласилась строить газопровод – ситуация радикально изменилась.

Похоже складываются отношения с европейскими странами, имеющими прямое отношение к строительству «Северного потока-2». Польша и Дания, наиболее активные противники данного проекта, превратились в «изгоев» среди европейских партнеров России. И наоборот, Германия, заинтересованная в увеличении поставок газа по «северным потокам», числится среди «друзей» российского руководства.

Топ чиновники европейский стран и президент России Дмитрий Медведев во время церемонии запуска газопровода «Северный поток», 08 ноября 2011.
Фото: EPA/UPG
Топ чиновники европейский стран и президент России Дмитрий Медведев во время церемонии запуска газопровода «Северный поток», 08 ноября 2011.

В 2018 г. в силу вступают санкции против России, которые в первую очередь ударят по энергетическому сектору РФ. Санкции будут иметь непосредственное воздействие на развитие таких проектов, как «Северный поток-2», «Турецкий поток» и косвенно влиять на «Силу Сибири». В этих условиях беспрецедентное финансирование трубопроводов с сомнительной рентабельностью может привести к энергетическую «сверхдержаву» к серьезным экономическим потерям.

Согласно бюджету «Газпрома» в 2018 г. на реализацю « стратегически важных проектов» будет выделено 13,7 млрд долл, что более чем на 40% превышает бюджет 2017 г.. Таким образом, российское руководство хочет максимально форсировать строительство газопроводов.

В данном контексте хотелось бы напомнить, что капитализация «Газпрома» в 2007 г. составляла более 300 млрд долл. Через десять лет стоимость компании снизилась в шесть раз. По состоянию на конец 2017 г. «Газпром» имеет долгов на 40 млрд долл. Для реализации своих амбициозных проектов монополия вынуждена привлекать дополнительные средства извне.К концу 2018 г. долг «Газпрома» может достигнуть 60 млрд долл и он превысит рыночную стоимость компании.

Поставки газа в Европу по газопроводам «Турецкий поток» и «Северный поток-2» если и начнутся (не забываем о санкциях), будут соответствовать примерно тем же объемам, что и сейчас. Весь смысл этих газопроводных проектов сводится к обходу территории Украины и сокращению ее доходов от транзита российского газа..

Единственный, как-бы перспективный газопровод «Сила Сибири» (стоимость более 44 млрд долл), под который вопреки первоначальным ожиданиям не удалось получить предоплату от китайской CNPC в размере 25 млрд долл, смотрится весьма сомнительно на фоне увеличения поставок СПГ из США и расширении собственных разработок газовых месторождений в Китае.

Газоизмерительная станция Газпрома, г Суджа, Россия
Фото: EPA/UPG
Газоизмерительная станция Газпрома, г Суджа, Россия

Украинский гамбит «Газпрома»

Страны Еврпейского Союза в настоящее время импортируют 54% всей энергии, которую потребляют. Стоимость импорта составляет более 1 млрд евро в день. Внешние закупки природного газа составляют 69% от потребностей европейского рынка. Основными поставщиками голубого топлива остаются Россия, Норвегия и Катар. При этом, если общая доля российского «Газпрома» составляет примерно 34%, то в трубопроводных поставках его доля превышает 55%.

По мнению Энергетической Комиссии ЕС за последние годы ситуация с безопасностью энергоснабжения улучшилась в 22 из 28 стран. Это касается, в первую очередь, зависимости от поставок российского газа. Улучшение безопасности энергоснабжения произошло, во-первых, благодаря энергоэффективности. Государства-члены ЕС расходуют меньше энергии, чем раньше. Во-вторых, возросли объемы возобновляемых видов энергии, особенно у зависимых от импорта энергоносителей стран. В-третьих, более эффективно используются интерконнекторы с их инверсионными возможностям.

Продолжается строительство газопроводов Южного коридора, через который газ в Европу будет поставляться из Каспийского региона. В ЕС считают, что поставки газа по этим проектам начнутся в 2020 г.

Кроме того, в странах ЕС действуют 29 терминалов СПГ мощностью 209 млрд кубометров газа. Но загружены они лишь на четверть, а доля сжиженного газа в Европе пока не превышает 12%. Главная причина – более высокая цена СПГ по сравнению с трубопроводным газом.

СПГ-терминал в Свиноуйсьце, Польша
Фото: Emerging Europe
СПГ-терминал в Свиноуйсьце, Польша

Таким образом, европейцы технологически готовы к увеличению поставок сжиженного газа. Это особенно актуально, если учитывать, что США становяится экспортером газа, а севроамериканские компании планируют на европейских рынках в ближайшем будущем составить конкуренцию «Газпрому». Певопроходцем на этом пути стала Польша, которая летом 2017 г. приняла первый газовоз с СПГ из Соединенных Штатов. Кроме того, поляки планируют со временем полностью отказаться от российского газа, заменив его СПГ и газом из Норвегии.

В Энергетической Комиссии считают, что конкуренция останется ключевым принципом функционирования европейского газового рынка. Больше не будет злоупотреблений доминирующим положением, так как идет расследование по «Газпрому», которое до сих пор не закрыто. Приоритетом Комиссии является обеспечение справедливых и прозрачных условий конкуренции.

Подобные прагматичные подходы объясняют увеличение импорта российского газа, цена на который ниже, чем у конкурентов. В тоже время ЕС не дает согласия на строительство ни «Турецкого потока», ни «Северного потока-2». В этих условиях «Газпром» строит газопроводы мощностью 55 млрд и 15,75 млрд кубометров газа не имея договоренностей с потребителями газа. Такой подход не имеет ничего общего с экономикой и полностью находится в политической плоскости. Главная цель обходных газопроводов, как известно, лишить Украину доходов от транзита газа. Потери нашей страны могут достигнуть двух млрд долл ежегодно. А вот потери России, в случае если не заработает вторая нитка «Турецкого потока» и «Северный поток-2» могут составвить десятки млрд долл.

Фото: EPA/UPG

Жертвуя украинским транзитом, российское руководство наносит прямой ущерб экономике своей страны. Однако подобные аргументы не принимаются во внимание. Призрачные перспективы бесконечного повышения спроса на природный газ создают у них иллюзию, что можно игнорировать экономические законы и рыночные принципы.

По прогнозам МЭА доля газа в мировом энергетическом балансе увеличится к 2040 г. до 25% ( 24% в 2016 г.) При этом, на долю СПГ приходится почти 90% прогнозируемого роста торговли на дальние расстояния. По этому же сценарию объемы импорта сжиженного газа странами ЕС увеличатся на 84 млрд куб.метров, а поставки трубопроводного газа уменьшатся на 24 млрд кубометров ежегодно.

«Молчание ягнят»

Подобные перспективы не останавливают «Газпром» в стремлении «поддать» газу Европе. В этих условиях позиция Украины, как субъекта заинтересованного в сохранении транзита российского газа через свою территорию, не совсем однозначна. Если в отношении «Северного потока-2» принимаются активные меры противодействия, то с «Турецким потоком» = роль пассивного наблюдателя. Благодаря усилиям ЕС перспективы второй нитки этого газопровода весьма туманны. А вот первая нитка (мощность 15,75 млрд куб.м) полностью лишает Украину турецкого транзита (14 млрд куб.м ежегодно). Совершенно очевидно, что Турция становится европейским газовым хабом, отбирая эту функцию у нашей страны. При этом, политические дивиденды от провозглашения Турции нашим стратегическим партнером навряд ли компенсируют Украине экономические потери.

Валерий Щербина Валерий Щербина , историк, экономист
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook