ГоловнаЕкономікаБізнес

Загнані у вугілля

Угольная отрасль для Украины долгое время имела едва ли не государствообразующее значение. Бурные 90-е прошли под стук шахтерских касок у правительственных зданий в столице, в 2000-е за счет дотаций была взращена целая прослойка угольного олигархата, а угольный регион породил отдельную политическую субкультуру. В сложные постреволюционные годы уголь становится стратегическим энергоресурсом, способным заменить импортный газ и обеспечить энергетическую и политическую независимость страны. Кто из министров способствовал развитию отрасли больше других?

Фото: www.dtek.com

Идея рейтинга министров именно по показателю поддержки угольной отрасли родилась неспроста. В свете того, что значительная часть украинских шахт остались на неподконтрольной правительству Украины территории и многие из них, вероятно, будут ликвидированы, перед страной встал вопрос о наращивании собственной добычи и инвестициях в разработку месторождений. Но является ли эта инициатива новой? И чем заканчивались другие реформы в угольной отрасли? Чтобы ответить на эти вопросы, мы взяли объективные показатели за 2010-2016 гг., а также за 3 квартала 2017 года для проекции на целый год, которые продемонстрируют динамику развития отрасли с начала десятилетия. В частности, обратим внимание на объемы добычи (по отрасли и на госшахтах), соотношение себестоимости и отпускной цены угля, а также на уровень угольных дотаций в период «правления» того или иного министра.

В этот период министрами были – Юрий Бойко (2010-2012), Эдуард Ставицкий (декабрь 2012 - февраль 2014), Юрий Продан (2014), Владимир Демчишин (2015-2016), Игорь Насалик (2016 – сейчас).

Безусловно, роль личности руководителя министерства в развитии сектора, в котором работает несколько сот тысяч человек, не стоит переоценивать. И, безусловно, нельзя сравнивать абсолютные показатели в разных политических и экономических условиях. Однако, несмотря на обстоятельства, базовые тренды все же прослеживаются.

За позиции в каждой из категорий мы присваивали министрам баллы – от 1 до 5, где «5» - лучший показатель. При этом статистические данные за длительный период при подсчете переводились в усредненный показатель за год. Кроме того, мы также решили добавить коэффициент за тренд (0,5 балла). Плюс 0,5 балла получал министр, если ему удалось показать положительную динамику в том или ином сегменте. Минус 0,5 от общей оценки по параметру (критерию) – за откровенно негативный тренд в период деятельности министра.

Дотации: политика или экономика?

Дотации на покрытие разницы между себестоимостью и отпускной ценой угля для госшахт всегда считались коррупционной вотчиной и одновременно «привязью», на которой правительство в Киеве держало электорат, преимущественно состоящий из горняков, в восточных регионах страны. Чем больше объем дотаций – тем ситуация плачевнее. Ведь, как отмечают эксперты, за счет денег налогоплательщиков покрываются убытки конкретного сектора экономики и на этом наживаются «красные директора», а также министерская вертикаль и региональные «князьки» (все три «сословия» иногда может представлять один человек).

Тем не менее эффективность дотаций нельзя мерять абсолютной цифрой выделенных средств. Важно смотреть также и на соотношение общего объема дотаций и объема добытого на госшахтах в этом году угля. Соответственно, на выходе получим объем государственной помощи на одну тонну.

Фото: korrespondent.net

При министре Юрии Бойко (2010-2012) объем дотаций увеличился с 7,6 до 13 млрд грн. в год. Увеличивалось и расчет на одну тонну – с $25 до $66.

Рекордсменом по абсолютному объему дотаций оказался период, когда на должности министра находился Эдуард Ставицкий (декабрь 2012 - февраль 2014). В 2013 году отрасль получила 15,3 млрд. грн. на компенсацию разницы себестоимости, реструктуризацию и реконструкцию производственных мощностей. В пересчете на тонну – около $75-78/т. «Государство активно поддерживает предприятия отрасли ростом объемов финансирования из государственного бюджета. Только в 2012 году Верховная Рада трижды пересматривала финансирование бюджетных программ для отрасли», - хвалил свои «достижения» министр Ставицкий весной 2013 года.

Только при Юрии Продане, в 2014 году, удалось значительно сократить уровень дотаций на 1 тонну, но по сути это объяснялось существенным падением добычи госугля, ведь значительная доля шахт оказалась на оккупированной территории.

При Демчишине и нынешнем министре Игоре Насалике уровень дотаций не превышает $15/т. «Еще три года назад дотация в угольной промышленности была 15 млрд гривен. Уголь всегда был сферой, где не производили, а зарабатывали. Мы изменили эту философию», - отмечал Игорь Насалик.

Оценки:

Бойко

Ставицкий

Продан

Демчишин

Насалик

2

1

4

3

5

-0,5

-0,5

0,5

0,5

-0,5

Добыча на госшахтах

Самой проблематичной является оценка влияния конкретного министра на добычу угля, да еще и с учетом временной незаконной оккупации террористами части территории украинского Донбасса. С одной стороны, государственные шахты за последние годы не играли доминирующей роли в добыче угля в целом по стране. С другой – именно создание условий для развития, а не консервации, ликвидации или приватизации государственных шахт – одна из предпосылок повышения уровня энергонезависимости страны.

Из 33 шахт, находящихся в управлении Минэнергугля на подконтрольных украинскому правительству территориях, за последние 20 лет была реконструирована ровно одна, пятнадцать имеют стаж более 70 лет. Перспективы не быть ликвидированными есть лишь у семи. Еще 15 – условно перспективные, остальные нужно закрывать.

Разные источники дают разные данные относительно того, какая часть угля сегодня добывается на неподконтрольных украинскому правительству территории. Поэтому эту часть рейтинга мы строили, сопоставив несколько источников.

Наиболее приемлемым – с учетом падения объемов добычи в абсолютных цифрах – и при этом объективным, на наш взгляд, будет показатель соотношения объемов добычи на государственных шахтах к общему объему добычи в стране.

Со времени, когда Юрий Бойко возглавлял министерство, это соотношение практически всегда уменьшалось: частные добытчики угля вытесняли государство с рынка, многие компании переходили под контроль «семьи», на рынке активно начал процветать бизнес «копанок».

Стратегию уменьшения доли добычи государственными шахтами активно продолжал Эдуард Ставицкий, который передавал шахты в концессию и аренду. «Кабинетом Министров Украины утвержден перечень из 88 угледобывающих предприятий, которые могут передаваться в концессию. Определен порядок принятия решения о передаче в аренду или концессию, а также требования к технико-экономическому обоснованию передачи. Правительством утвержден перечень 67 объектов отрасли, которые подлежат приватизации в 2012-2014 годах, а также критерии определения способа приватизации. Сегодня уже начался активный процесс подачи заявок от инвесторов на передачу предприятий в аренду и концессию», - отмечал Эдуард Ставицкий.

Особняком стоит 2014 год, когда в добыче потеряли как государственные предприятия, так и частники, что позволило достичь доли госшахт в 39%. Это было следствием сложной ситуации в стране после событий 2013-2014, поэтому относительно хороший показатель по доле никак нельзя отнести к заслугам министра, который был у руля в то время.

Но в 2015 году количество государственных предприятий снова начало уменьшаться. Так, министр Владимир Демчишин подчеркивал необходимость закрытия убыточных госшахт. «Когда общаешься с директорами шахт и даже с местными профсоюзами, люди понимают, что так или иначе с шахтами, которые глубоко убыточны, нужно что-то делать, их нужно закрывать»,  - отмечал министр.

Впрочем, несмотря на то, что на сегодняшний день объем добычи на госшахтах не превышает 20% от всего добываемого в стране угля, в абсолютных цифрах наметилась положительная динамика. Так, небольшой рост ожидается в 2017 году. «Правительством впервые за последние годы выделены средства на модернизацию и техническое переоснащение шахт. Такая работа будет продолжаться и в следующем году с целью увеличения добычи угля. При инвестировании в шахты мы выполним те обязательства, которые на себя взяли», - заверил Игорь Насалик, выступая в парламенте в ноябре-2017.

Оценки:

Бойко

Ставицкий

Продан

Демчишин

Насалик

5

3

4

2

1

-0,5

0

0,5

-0,5

0,5

Покрытие себестоимости добычи угля на госшахтах

Покрытие себестоимости добычи угля на госшахтах – соотношение отпускной цены и себестоимости – является едва ли не ключевым для отрасли. Ведь от того, насколько свободно компании могут маневрировать доходами и насколько сильно они зависят от средств налогоплательщиков, зависит и эффективная модернизация, и развитие собственной добычи.

При министрах Бойко и Ставицком идеей перевода торговли госуглем на рыночные рельсы особо никто не опекался. Покрытие себестоимости постепенно падало с 65% в 2010 до 36% в 2013 гг. После смены власти, когда правительство взяло курс на снижение затрат на отрасль, а также в связи с существенной девальвацией гривни, цены начали постепенно подтягивать к себестоимости.

И если при министре Продане в 2014 году коэффициент покрытия поднялся до 40%, а при министре Демчишине – до 49%. Как заявлял Владимир Демчишин на ІІІ съезде шахтеров Украины (апрель 2015), министерство энергетики и угольной промышленности ставит задачу до конца 2015 года снизить себестоимость украинского угля с 2000 до 1100-1200 гривен за тонну. «Мы видим перспективу себестоимость до конца года вывести на уровень 1100-1200 грн», - отмечал министр. Однако себестоимость при Демчишине не снизилась, а наоборот выросла – с 2064 до 2075 грн/т.

При Игоре Насалике, с учетом недавних решений министерства, соотношение цены и себестоимости будет составлять рекордные 88%. «Минэнерго инициировало пересмотр цены на угольную продукцию, что станет гарантией развития предприятий и своевременного расчета с шахтерами», - подчеркивал министр. Такой показатель стал результатом внедрения методики рыночного ценообразования – смещение акцента с получения бюджетных дотаций на формирование реальной цены угля.

Таким образом, существенно снижается потребность в государственной помощи, у шахт появляются стимулы для увеличения добычи и разработки новых месторождений, инвестиций в модернизацию.

Оценки:

Бойко

Ставицкий

Продан

Демчишин

Насалик

4

1

2

3

5

-0,5

-0,5

0,5

0,5

0,5

Итоги рейтинга

Бойко

Ставицкий

Продан

Демчишин

Насалык

Дотации на тонну продукции

2

1

4

3

5

Коэффициент за динамику

-0,5

-0,5

0,5

0,5

-0,5

Доля госшахт в госдобыче

5

3

4

2

1

Коэффициент за динамику

-0,5

0

0,5

-0,5

0,5

Покрытие себестоимости госшахт

4

1

2

3

5

Коэффициент за динамику

-0,5

-0,5

0,5

0,5

0,5

ВСЕГО

9,5

4

11,5

8,5

11,5

По результатам подсчета баллов, с учетом «коэффициента на повышение», наибольшее количество балов набрали нынешний министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик и министр Юрий Продан, который возглавлял отрасль в 2014 году. За ними следует Юрий Бойко.

Для полноты картины следует так же оценивать министров с точки зрения реального объема инвестиций в отрасль. Создание привлекательного инвестиционного климата и условий для отрасли является краеугольным камнем мандата каждого министра. К сожалению, точных данных за столь длительный период нет, поэтому в нашем графике мы приводим информацию, которая есть в открытых источниках, лишь в качестве справки.

Вывод

Подведем краткие итоги по деятельности каждого министра в угольной отрасли.

Министр Юрий Бойко не был реформатором, и его влияние на угольную отрасль выражалось, скорее, невмешательством. Министр Бойко больше интересовался газом, чем вопросами угледобычи.

Министр Ставицкий своими действиями принес угольной отрасли больше вреда, чем пользы. Причины – избыточная «увлеченность» министра на дотациях для отрасли. С учетом того, что у министра Ставицкого уровень понимания отрасли был достаточно низким, то ни о какой программе развития угольной отрасли речи не было.

Юрию Продану «руль» министерства достался в сложнейший период, и его ключевой задачей было обеспечить склады углем после потери шахт на оккупированных территориях и рисков для энергетики с этим связанных. На тот период с задачами министр справился. Правда в каких-либо попытках реформирования и развития отрасли замечен не был.

Владимир Демчишин запомнился больше заявлениями в СМИ, чем реальными делами. Большинство анонсированных действий так и не были воплощены в жизнь. Возможно, времени для проработки и реализации идей и планов у министра было недостаточно.

Игорь Насалик возглавил министерство в 2016 году. Угольная отрасль на этот момент замерла в ожидании своего будущего на фоне внешних угроз энергобезопасности устраны и плачевного экономического состояния угольных предприятий. Министр делает ставку на развитие добычи угольных предприятий, используя рыночную логику управления отраслью – внедрение принципов рыночного ценообразования и стимулирование спроса на отечественный уголь, вывод государственных шахт на точку безубыточности и системная работа по созданию условий для привлечения инвестиций в сектор.

Объективности ради, нужно сказать, что ни один из министров не является явным чемпионом в нашем рейтинге. Тут можно только вздохнуть с сожалением.

Но в отличие от бывших министров, действующий министр угольной отрасли еще имеет возможность дать угольному сектору шанс на новый Ренессанс. За последние семь лет добыча на государственных шахтах упала практически в 10 раз. Сможет ли Насалик устоять под огромным внешним давлением и системно реализовать свой амбициозный план - будет видно в сезоне 2018 года.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter