ГоловнаЕкономікаДержава

Тімоті Еш: "Зростання української економіки на 2% - дуже слабкий показник, він розчаровує"

Британский экономист Тимоти Эш, тезка известного британского историка и публициста, - главный стратег по вопросам суверенного долга BlueBay Asset Management. Это одна из крупнейших в Европе компаний по управлению активами с фиксированными доходами, в частности - в виде корпоративных и суверенных облигаций. Под управлением компании по состоянию на июнь 2017 года было активов на сумму 51,7 млрл долларов США. BlueBay - дочерняя компания Royal Bank of Canada.

Журналист LB.ua пообщался с Тимоти Эшем на Ukrainian Financial Forum, организованном в Одессе инвестиционной группой ICU. В интервью британский экономист рассказывает о том, что предстоит сделать Украине до выборов 2019 года, какими представляются отношения Порошенко-Саакашвили из Великобритании и как равнодушие элит влияет на инвестиционный климат страны.

Читайте также интервью с российским экономистом Сергеем Алексашенко, который с 2013 года живет и работает в США. Он также был на финансовом форуме в Одессе.

Диана Манучарян Диана Манучарян , журналистка

Фото: ft.com

Какой вам видится экономическая и политическая ситуация в Украине?

Украина получила широкие возможности в тех областях, где Россия решила отступить. Все будет зависеть от того, как скоро снизится напряженность на Донбассе. Мировое экономическое сообщество настроено к Украине очень позитивно.

Украине, конечно, предстоит ряд тяжелых непопулярных реформ, чтобы улучшить общий бизнес-климат. Этим надо заниматься, потому что ситуация может измениться. Например, американские финансовые агентства могут ужесточить санкции, и Россия снова предпримет агрессивные шаги. Украинским властям нужно это учитывать.

В 2019 году пройдут выборы, и окно возможностей для проведения реформ начнет сужаться. Нет оправдания для бездействия. Необходимо приступать к реформам. В ближайшие три года предстоит сделать очень многое, будут огромные перемены, может быть вы, украинцы, сейчас и не видите этого, но у вас огромные возможности.

Вы отметили, что в 2019 году окно возможностей начнет сужаться. Собственно на этот год приходятся как президентские выборы, так и пик выплат госдолга кредитором. Возможен ли дефолт Украины, реструктуризация госдолга? И выгодно ли это украинским властям перед выборами?

На этом этапе дефолт, реструктуризация представляется маловероятными, так как реструктуризация долга в 2015 году расширила профиль погашения. Этому способствовало и предложение об обмене долговых бумаг. Кроме того у Украины сейчас приличный баланс в МВФ - вероятно, 3-5 млрд долларов. А также много боеприпасов. Я бы волновался о платежеспособности Украины, если бы мы наблюдали очередную активизацию боевых действий на Востоке и дальнейшую интервенцию России.

Фото: fdlx.com

Не думаю также, что реструктуризация, дефолт перед выборами в Украине помогут "выиграть" голоса, поскольку это означало бы большие проблемы в банковском секторе, очередное падение курса национальной валюты и более высокую инфляцию.

Какие реформы в Украине вам кажутся первостепенными и необходимыми?

Энергетическая реформа. Необходимо провести земельную, пенсионную (на момент записи интервью она еще не была принята, - ред.), реформу здравоохранения. Эти решения принимали во всех странах, которые проходили путь, по которому идет Украина. Но ваши политики стараются не замечать этой необходимости, будто бы у Украины есть свой собственный путь. Они заняты своими делами. Элиты делают деньги и скрывают факт необходимости проведения реформ от населения.

Противником подобной практики позиционирует себя экс-губернатор Одессы, где мы сейчас находимся, Михеил Саакашвили. В чем, по-вашему, соль конфликта между ним и Порошенко?

Я лично не знаком ни с Порошенко, ни с Саакашвили. Но мне кажется, что речь идет о личном конфликте. По крайней мере, так выглядит ситуация, и это очень горько. Два влиятельных человека могли бы принести стране пользу, вместо этого их конфликт очень негативно отражается на имидже Украины за ее пределами. Им обоим следует двигаться дальше и сфокусироваться на приоритетных реформах.

Фото: EPA/UPG

Второй вопрос в том, является ли Саакашвили правильным человеком для того, чтобы контролировать антикоррупционную повестку дня. Он многое сделал в Грузии. Порошенко, очевидно, полагал, что Саакашвили сможет повторить это и в Украине, поэтому назначил его главой Одесской обладминистрации. Но на практике это оказалось сложнее. Возможно, были особые вызовы в Одессе, которые усложнили задачу, и он не получил поддержку правительства. В конечном счете, очевидно, что проблема номер один в Украине – это коррупция и деловой климат.

Прошло три года с начала Майдана, и одни скажут, что произошло мало изменений, другие – что многое изменилось в отношении коррупции и делового климата. Но реальность такова, что в этом году вы увидели рост в 2-2,4% - это очень слабый и разочаровывающий показатель, рост должен быть выше. Уровень иностранных инвестиций очень низкий. Почему? Вы не можете регулировать деловой климат и уровень коррупции.

Независимо от личной борьбы Порошенко и Саакашвили следует сфокусироваться на антикоррупционной повестке. Не так важно, каким образом это будет достигнуто, но вам нужно улучшить условия ведения бизнеса и снизить уровень коррупции.

В Украине действуют масса антикоррупционных органов. Чего, по-вашему, не хватает?

Судите сами: в тюрьмы пока еще никого не посадили. Единственным человеком, который пошел в тюрьму, была Юлия Тимошенко, и, по-видимому, ее посадили не за коррупцию, а за что-то другое. Такое впечатление, что все, что вы делаете (в сфере борьбы с коррупцией, - ред.) после Майдана, какое-то неправильное, что-то не то вы делаете.

Недавно Украина вернулась на рынок еврооблигаций. Значит ли это, что поддержка МВФ больше не нужна?

Нет, не думаю. Есть потребность в институциональной поддержке при проведении реформ. Может быть, не понадобятся деньги, но понадобятся советы, методики внедрения реформ.

Тимоти Эш
Фото: paraanaliz.com
Тимоти Эш

Насколько, на ваш взгляд, вероятно снижение Украиной долгового бремени до 2019 года?

Долговая нагрузка, вероятно, увеличивается, но она еще не достигла предела - это зависит от отношений с МВФ. Вероятнее всего, на смену МВФ придет рыночное финансирование, если глобальные рынки останутся благоприятными к Украине.

Вы сказали, что уровень иностранных инвестиций в Украине очень низкий. Насколько с экономической точки зрения правильно ограничивать поступление российских инвестиций (российский экономист Сергей Алексашенко в интервью LB.ua перед этим такие ограничения осудил, - ред.)?

Украина должна быть открыта для инвестиций из любой точки мира, так как в итоге физические активы остаются в Украине, и она будет обладать суверенной собственностью. Всегда приводил эти доводы в случае с газопроводами. Имею ввиду, что можно продать их россиянам и получить наилучшую цену. Если государство будет недовольно тем, как Россия управляет трубопроводами, то их можно повторно национализировать, ведь они физически находятся в Украине. В таком случае, по крайней мере, у Украины были бы наличные.

Давайте вернемся на десять лет назад – тогда Россия могла бы заплатить 20-30 млрд долларов за "собственность" на газопроводы. Представьте, что это 30% ВВП, и представьте себе инвестиции в здравоохранение, образование и инновации, которые могли бы быть внедрены на эти деньги. И, опять же, трубопроводы все еще находятся в Украине. И, если бы вы их продали, я думаю, что Россия была бы менее склонна строить Северный и Южный поток.

Диана Манучарян Диана Манучарян , журналистка