ГоловнаЕкономікаБізнес

Олександр Фоменко: «Хоч хто б прийшов зараз у теплоенергетику, він буде спонсором, а не інвестором»

В эксклюзивном интервью LB.ua генеральный директор «Киевэнерго» Александр Фоменко рассказал, почему инвесторы не интересуются теплоэнергетикой, как Киев платит за тепло по новым тарифам и что улучшается в сервисе компании.

Александр Фоменко
Фото: nv.ua
Александр Фоменко

«Галопирующий рост тарифов требует безотлагательного реформирования теплоэнергетики»

Александр Валерьевич, почему тепловые компании так медленно реагируют на потребности клиента?

Система теплоснабжения – это, пожалуй, самый сложный сегмент энергетики в нашей стране. Если электро-, газо- и водоснабжение хоть как-то реформировались, то теплоэнергетика до сих пор работает в нормативной базе СССР – страны, которой не существует больше 25 лет.

И пока гигакаллория стоила 200 гривен, это не особо замечалось. Долгие годы теплоэнергия производилась и поставлялась по заведомо убыточным тарифам. Механизмы покрытия этих убытков теплокоммунэнерго были разные: либо государственные дотации, либо компании брали на себя расходы по убыткам за счет оптимизации. Ни к чему хорошему это не привело.

Особенно острой проблематика теплокоммунэнерго стала, когда в платежках за отопление появилась гигакаллория стоимостью 1,4 тыс. грн. Это тяжелая финансовая нагрузка на общество, социальное напряжение. А отрасль находится в глубоком затяжном кризисе, основные фонды изношены, отсюда аварийность, потери в сетях, претензии клиентов к качеству отопления и горячего водоснабжения. Галопирующий рост тарифов стал лакмусом отраслевой проблематики. И сейчас вопрос реформ – безотлагателен.

Фото: inshe.tv

Разве повышение тарифов не решило финансовые проблемы теплоснабжающих предприятий?

У всех украинских тепловиков острый финансовый кризис: нет денег на ремонты и закупку материалов, нет инвестиций. Фактически отрасль – банкрот. Как пример: по итогам 2016 года блок теплообеспечения принес нашей компании убыток в размере более миллиарда гривен. И тут нужно понимать, что «Киевэнерго» – отраслевой флагман. А Киев остается едва ли не единственным мегаполисом в стране, где местные власти не дотируют теплоснабжение. В других городах убытки теплоснабжения ложатся на местные бюджеты.

Тарифы на тепло в прошлом году выросли за счет повышения стоимости первичных энергоресурсов (газа, электроэнергии, воды). Цена газа увеличилась в пять раз, а в структуре стоимости 1 Гкал он занимает около 80%. Всего 8% (это около 120 грн от стоимости гигакаллории) уходит на общую хозяйственную деятельность. Это зарплаты, ремонты, материалы, бензин, амортизационные отчисления. И это при условии 100% оплаты услуг, которой на самом деле нет. Долг Киева за тепло на сегодня вырос почти до 5 млрд грн.

Финансовый результат украинской тепловой компании не зависит от величины тарифа еще и потому, что все полученные от клиента деньги за товар или услугу (теплоэнергия, отопление или горячее водоснабжение) идут через спецсчета в НАК «Нафтогаз Украины». Это значит, что тепловые компании в Украине не являются распорядителями средств, которые получают от своих клиентов. Эти деньги распределяются по алгоритму, который устанавливает НКРЭКУ, и уходят НАК «Нафтогаз Украины» как основному поставщику газа.

Тепловикам остаются крохи, которые направляются на жизненно необходимые затраты – налоги, зарплаты, обязательные начисления. И по остаточному принципу – ремонты, возможные инвестиции. Это анахронизм, невозможная в цивилизованной экономике модель. Убыточная деятельность не может длиться десятилетиями.

Александр Фоменко
Фото: antikor.com.ua
Александр Фоменко

Вы говорите, долг Киева за тепло вырос до 5 млрд грн. А кто ваши должники?

Самые проблемные должники по теплу в Украине – государство и население. Хотя именно государство в условиях стремительного роста тарифов должно быть самым благонадежным плательщиком. Не платят государственные органы, долг государства по субсидиям и льготам уже достиг 1,2 млрд грн.

В результате тепловые компании связаны по рукам и ногам, у них растут долги за газ, НАК «Нафтогаз Украины» начисляет пеню на них, через суды добивается ареста счетов и во время подготовки сетей и оборудования к зиме списывает со счетов все средства.

Именно так около ста теплокоммунэнерго, и «Киевэнерго» в том числе, прожили весь прошлый год. Не могли надлежащим образом подготовиться к зиме, накапливали долги. Вместе достучались до власти, обозначили проблему, в законодательство были внесены изменения: принят Закон Украины «О мерах, направленных на урегулирование задолженности теплоснабжающих и теплогенерирующих организаций и предприятий централизованного водоснабжения и водоотведения за потребленные энергоносители». Но в силу изменения так и не вступили, поскольку не доработаны необходимые подзаконные акты. И сейчас есть опасения, что прошлогодний коллапс может повториться.

Фото: kievvlast.com.ua

В свое время Польша применяла радикальные методы борьбы с долгами за коммуналку. А у вас есть рычаги воздействия на должников?

Знаете, с чего поляки начали тарифные и энергетические реформы? Обязали государственные учреждения оплачивать 100% своего энергопотребления. В результате уменьшились отапливаемые площади в различных ведомствах, появилась мотивация внедрять энергоэффективные мероприятия. Это стало наглядным примером экономии для всей страны.

Что касается работы с должниками, мы используем все дозволенные законом методы. Но они весьма ограничены. Соглашаемся на реструктуризацию задолженности, хотя наши поставщики наши долги не реструктуризируют. Идем навстречу во всевозможных пожеланиях, чтобы получить деньги за нашу продукцию.

Есть категория клиентов, которые не собираются платить. К ним мы вынуждены обращаться через суды с исками о взыскании задолженности.

Но либерализация газового рынка дает возможность тепловым компаниям искать альтернативных поставщиков газа и таким образом влиять на свою экономическую модель. Почему вы этим не воспользуетесь?

Формально любая компания, потребляющая газ, может выходить на рынок и покупать там, где дешевле. На практике же, если есть хоть копейка задолженности перед НАК «Нафтогаз», поменять поставщика невозможно. Это первое ограничение.

Второе – спецсчета, о которых я упоминал, никто не отменил. Поэтому если теоретически тепловая компания находит поставщика, который готов будет поставлять газ дешевле, чем НАК, она не сможем с ним рассчитаться, потому что «Нафтогаз» заберет оплату в счет задолженности.

И третье – противоречивая тарифная политика. В экономике украинских тепловых компаний нет мотивации экономить. Обычно в бизнесе сэкономленные деньги направляются на реинвестиции, модернизацию. Компании заинтересованы экономить, чтобы повысить эффективность. В реалиях украинской теплоэнергетики это сейчас не работает.

Фото: glavcom.ua

«Государство должно объяснять людям, почему выросли тарифы, как повышать энергоэффективность и что это даст в будущем

Законодательство устарело и мешает тепловым компаниям развиваться, государство жестко контролирует их финансовую деятельность, кредиторы вымывают оборотные средства, клиенты недовольны, потому что не имеют альтернативы монополии… Что нужно сделать, чтобы решить эти проблемы?

Тут три составляющих. Во-первых, отрасли нужна конкуренция. В парламенте на рассмотрении находится проект Закона «О коммерческом учете коммунальных услуг». Он разработан в соответствии с Соглашением об ассоциации Украина-ЕС и «Стратегии устойчивого развития «Украина-2020». Принятие Закона позволит обеспечить рациональное использование энергоресурсов и защиту прав потребителей в сфере коммунальных услуг путем введения обязательного коммерческого и распределительного учета тепловой энергии, горячей и холодной воды. Еще один законопроект – «О жилищно-коммунальных услугах» – прекратит практику государственного регулирования цен на услуги по управлению многоквартирными домами, позволит внедрить в этой сфере рыночные отношения. Это даст импульс развитию конкуренции в отрасли, повышению качества услуг.

Второе направление – обновление существующей нормативной базы в соответствии с реалиями. Здесь ответственность в полной мере лежит на Минрегионе. Мы регулярно подаем свои предложения, в том числе, относительно учета потребляемой теплоэнергии. К сожалению, по состоянию на сегодня изменения не внесены. Теплоэнергетика продолжает жить в советской реальности, в которой даже не предполагалось, что счетчик отопления может стоять в квартире.

И третье направление – нормативная база в сфере тарифообразования. В теплоэнергетике нужно внедрять стимулирующее тарифообразование. Когда компания управляет финансовыми ресурсами, она отвечает перед клиентом за свою эффективность и качество услуг. А если она не управляет своей экономикой, то не способна развиваться, повышать качество услуг, отвечать требованиям времени.

Ну а главное – нужна сильная мотивация государства продвигать реформы, внедрять изменения и добиваться результата. И еще государство должно объяснять людям, почему выросли тарифы, как повышать энергоэффективность и что это даст в будущем. Время дешевых тарифов и низкой стоимости энергоресурсов прошло и в ближайшие десятилетия не вернется. Единственная возможность снизить «вес» платежки – энергоэффективность: меньше потребляем, меньше платим. Здесь должны участвовать все заинтересованные стороны – государство, местные советы, энергокомпании.

Александр Фоменко
Фото: nv.ua
Александр Фоменко

Киевские теплосети изношены, потери большие. Кто должен модернизировать сети? Позволят ли изменения, о которых вы говорите, привлечь инвестиции?

Все теплосети в Украине предельно изношены. Только в киевские сети нужно вкладывать не менее миллиарда гривен в год. Существующее тарифообразование не позволяет инвестировать эти средства в модернизацию.

Заложенные в тариф на тепло инвестиционные составляющие – это примерно четверть ежегодного минимума, необходимого тепловому хозяйству. Это если говорить о Киеве. Такая же ситуация и в других городах с централизованной системой теплообеспечения.

Инвестировать привлеченные средства в тепловое хозяйство в существующих условиях бесперспективно. При нынешней законодательной базе, с таким подходом к тарифообразованию, любой инвестор в украинской теплоэнергетике – это спонсор. Начиная с 2012 года, после приватизации, мы начали привлекать средства в модернизацию, интенсивно перекладывать сети, закупать современное оборудование. Проделана огромная работа. Но эти деньги мы до сих не можем вернуть. У нас осталось более 40 млн долларов долга перед банками. Механизма возврата этих денег нет.

Вся тепловая отрасль Украины сейчас не предназначена для инвестиций. И пока не решится вопрос долгосрочной перспективы – каким образом привлекать средства, как их защитить и потом вернуть, в эту отрасль не придет ни копейки. Будут прозрачные понятные правила игры на рынке – придут инвесторы.

Получается, в следующем отопительном сезоне придется проводить политику «латания дыр» - то есть, молиться, чтобы не было аварий, а если случатся – то устранять последствия?

Да, это будет политика текущих ремонтов – аналог ямочных ремонтов на дорогах. Либо мы вкладываемся в капитальный ремонт дорог, либо продолжаем латать дороги и ежегодно иметь проблемы. Поэтому жизненно необходимы реформы, изменения в отрасли, направленные на привлечение инвесторов – неважно, западных или украинских. Инвестор должен быть уверен, что его инвестиции защищены.

Фото: eveningkiev.com

«Мы можем вместо газа перейти на солнечную энергию, мусор или щепу, но нужна синхронная работа всех заинтересованных сторон»

Если говорить о теплоснабжении в Киеве – какая есть альтернатива газу?

Газ останется основным энергоносителем в ближайшие 10-15 лет. Но мы прорабатываем и внедряем альтернативные источники. Мусоросжигательный завод «Энергия» уже второй год подряд вырабатывает из мусора тепло. И это очень перспективное направление. В Киеве ежегодно производится более миллиона тонн мусора, который некуда девать. Есть смысл строить новые предприятия по производству биогаза на органическом мусоре, инвестировать в уже работающий завод. Потенциал огромный – на мусоре можно производить до миллиона гигакаллорий. По сути, это бесплатное топливо, которое выгодно со всех сторон. Во-первых, не надо организовывать новые свалки. Город станет чище. Во-вторых, это возможность рационально использовать то, что лежит буквально под ногами.

А есть ли возможность использовать природную энергию – солнца, ветра?

Ветряную энергию в Киеве использовать сложно – разве что, в современных бизнес-центрах, где это предусмотрено технологией. Энергия солнца сезонная, солнечные батареи, которые вырабатывают тепловую энергию, эффективны только в период с марта по октябрь. Но это дает возможность экономить на горячей воде.

У нас есть ряд проектов, которые мы разработали с КПИ, по переводу наших газовых котельных в летний период на солнечную энергию. Окупаемость – до семи лет.

Еще есть биотопливо: щепа и пеллеты. Правда, пеллеты более эффективны для частных домохозяйств или небольших городов. В Киеве – по экологическим соображениям, по объемам хранения, по логистике, – это невыгодно. А вот щепа – очень привлекательный бизнес. У нас были предпроектные изыскания. Даже выбрали площадки, провели переговоры с европейскими инвесторами, которые были готовы вложить деньги в строительство ТЭЦ и котельных на щепе. Но опять же: это возможно только тогда, когда отрасль станет безопасной для инвесторов. Это должно решаться на уровне государства, городской власти, бизнеса и потребителей. Все четыре заинтересованные стороны должны двигаться синхронно.

Люди в ожидании своей очереди в центре обслуживания Киевэнерго
Фото: kp.ua
Люди в ожидании своей очереди в центре обслуживания Киевэнерго

И напоследок – вопрос, который волнует всех ваших клиентов. Когда улучшится сервис, исчезнут очереди в центрах обслуживания?

Мы уже многое сделали. Сократили сроки устранения аварий в электроснабжении до 2-х часов. Во время отопительного сезона уменьшили почти в два раза время возобновления теплоснабжения после аварий – с 20-22 часов до 12.

Что касается обслуживания и консультирования клиентов. Мы начали создавать центры обслуживания клиентов 4,5 года назад. Когда просчитывали эту модель, речь шла только об обслуживании клиентов по электроэнергии. А горячее водоснабжение и теплоэнергию мы поставляли ЖЭКам, а они распределяли своим потребителям. В 2014 году нас законом обязали работать с населением напрямую (а это 900 тысяч потребителей), и мы оказались к этому не готовы. Ни инфраструктурно, ни программно.

В последние три года мы интенсивно развиваем сервисную инфраструктуру. Ставку делаем на онлайн-сервисы. У нас есть очень хороший личный кабинет по электроэнергии. Там уже зарегистрировано 500 тысяч клиентов из 1,1 млн. Аналогичный онлайн-кабинет появился и по теплу и горячей воде. За девять месяцев с момента запуска им пользуется более 200 тыс. клиентов. Мы продолжаем его развивать. Там тоже будет максимальный перечень услуг. Работают приложения для мобильных устройств.

А центры обслуживания останутся работать опционально – для людей, не привыкших к цифровым технологиям, не доверяющих интернету. В прошлом году мы поставили перед собой цель – клиент не должен ждать в очереди в центре обслуживания более 20 минут. В последние два месяца нам это удается. На днях внедряем предварительную запись в центры обслуживания. Каждый клиент сможет самостоятельно выбрать для себя дату и время, чтобы не стоять в очереди. Это тоже поможет упорядочить работу центров обслуживания. Стало проще дозвониться в наш call-центр. Время ожидания соединения с оператором значительно сократилось.

Но акцент мы делаем на дистанционном обслуживании. Здесь большой потенциал. Интернет-проникновение по Киеву – около 70%. Значит, 70% наших клиентов могут обслуживаться дистанционно. И будущее – за этим.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter