ГоловнаЕкономікаФінанси

Заступник голови НБУ Дмитро Сологуб: Інфляція тепер для нас ключовий показник

36-летний Дмитрий Сологуб, замглавы Нацбанка с 17 марта 2015 года. До этого работал главой аналитического отдела "Раффайзен Банка Аваль", экономистом в представительстве МВФ в Украине, научным сотрудником Института экономических исследований и политконсультаций.

Окончил Белорусский госуниверситет, затем магистерскую программу по экономике (EERC) Киево-Могилянской академии, в 2013 году стал Сертифицированным финансовым аналитиком (CFA).

В Нацбанке Дмитрий Сологуб отвечает за монетарную политику, руководит тремя департаментами: статистики и отчетности, монетарной политики и экономического анализа, финансовой стабильности.

Фото: Макс Требухов

"Если я много лет рассказывал, что надо делать, то теперь у меня есть шанс это делать"

Несколько месяцев перед назначением вы проработали в НБУ в качестве советника. Назначение затянулось из-за смены гражданства с белорусского на украинское?

В принципе, было две причины. Одна — оказать консультационные услуги на том этапе, когда новая структура Нацбанка только разрабатывалась, когда еще не были сформированы даже новые департаменты. Нужен был какой-то свежий взгляд со стороны. Вторая причина, да, связана с тем, что шли бюрократические процедуры из-за смены гражданства.

Смена гражданства – важный шаг в жизни. Тяжело было принять это решение?

В моем случае, наверное, это естественный шаг, потому что я в Украине уже 15 лет живу, жена отсюда родом, дети тут родились. Именно в тот момент, когда я сдавал белорусский паспорт, какие-то мысли о правильности этого поступка у меня возникли, но это был уже последний шаг давно начатого процесса.

Вы наверняка могли найти в денежном плане более выгодную работу, чем в НБУ. В коммерческом банке или международной организации. Почему выбрали Нацбанк?

Я уже работал и в международной организации, и в неправительственной, и в коммерческом банке. Соответственно, опыт работы в государственной организации пригодится для будущей карьеры, открывает широкие возможности и горизонты. И, опять же, я много занимался макроэкономикой как аналитик. Но хотелось перейти на новый уровень. Для макроэкономистов это, естественно, policy making, когда ты начинаешь заниматься непосредственно реализацией политики.

То есть когда вы уже не консультируете, а сами принимаете решения?

Если я много лет рассказывал, что надо делать, то теперь у меня есть шанс это делать.

Принято считать, что экономисты - "двурукие" (от англ. on the one hand ... on the other hand — с одной стороны... с другой стороны). Как вы теперь выбираете, что нужно делать?

На самом деле и раньше приходилось принимать решения. По прогнозам, например. По большому счету все также. Просто ответственность больше. Для меня тут нет какого-то резкого перехода [из аналитиков в чиновники]. И я не сопровождаю это какими-то сильными душевными рефлексиями. Надо стараться просто осознанно принимать решения.

И еще у нас в НБУ хорошая команда. Не в том смысле, что коллективная ответственность. А в том смысле, что решения принимаются на основе четкого сформированного фундаментального анализа.

Фото: EPA/UPG

Раньше было не так? Если посмотреть на ситуацию год назад, например.

Формат был немножко другой. Новая структура была разработана иностранными консультантами, и я в том числе на каком-то этапе смог повлиять на ее формирование. Сейчас происходит консолидация аналитических и статистических функций Национального банка, все записки, отчеты, аналитические и статистические материалы формируются в департаменте монетарной политики и экономического анализа и в департаменте статистики (оба департамента подчиняются Дмитрию, - ред.).

Раньше в силу разных причин существовала некоторая разрозненность. Если посмотреть на ту статистику, которую публикует Нацбанк, — это не было заметно. Статистика НБУ в хорошем состоянии, она улучшилась за последнее время. Например, я как потребитель этих данных всегда с восторгом отзывался о статистике платежного баланса. 

Но статистика как основа принятия решений по монетарной политике Нацбанка — здесь есть резерв для улучшения.

То есть раньше данные были, но не всегда решения принимались на их основе?

Есть возможность "копать" гораздо глубже и принимать более фундаментальные решения. Кто владеет информацией — тот владеет миром. Когда я работал в частном секторе, я был потребителем того, что есть на сайте, и не мог пойти глубже. Здесь же есть возможность за счет внутренних ресурсов улучшить анализ, возможно, более подробную внешнюю статистику давать. Это основная задача департамента статистики.

И еще, помимо консолидации аналитических и статистических функций, важный момент перестройки — это разделение функций формулирования и имплементации монетарной политики.

Что это такое? Все знают, что основная задача Нацбанка по Конституции - “забезпечення стабільностi грошової одиниці”, это его финальная цель по большому счету. Я уж не буду рассказывать, что это означает, курс должен быть стабильным или цены (обычно в мире это цены — price stability). Но что стоит за этой финальной целью? За этой финальной целью стоит сначала экономический анализ того, что происходит, прогноз макроэкономических показателей. На основе этого прогноза формируется монетарная политика Национального банка. Какой должна быть процентная ставка, что делать с резервными требованиями и т. д. А на основе сформулированных целей уже идет речь о том, какие применять инструменты и как эти цели достигать.

Фото: Макс Требухов

Раньше функции формулирования и имплементации монетарной политики были сконцентрированы в одном подразделении. Структура центральных банков мира разная. Каждый может найти среди них ту модель, которая представляется более привлекательной. Но по рекомендациям западных консультантов, по ощущениям людей, которые раньше работали в Нацбанке и таких людей с рынка, как я, решили, что пришло время разделить функции имплементации и формулирования в разных блоках. Что экономический анализ и формулирование — в одном блоке, а имплементация монетарной политики — в другом, в блоке рыночных операций.

Разделение на идеологов и исполнителей?

В какой-то мере, хотя имплементация — это не совсем исполнение. Исполнение – это просто автоматическое действие. Имплементация — это когда люди имеют оперативную свободу принятия решений.

Стратеги и тактики?

В какой-то мере. Мы с коллегами блока рыночных операций примерно так разделяем зоны ответственности. Все, что до месяца, — это их парафия: краткосрочные прогнозы, краткосрочный анализ. Все, что свыше месяца, — это наше. И опять же, это не значит, что мы поделили, и никто ногой не заступает на чужую территорию. Залог успеха — координация и командная работа. Пока, насколько я вижу, это работает более-менее гладко. Комитет монетарной политики является важным связующим звеном между формулированием и имплементацией монетарной политики.

Национальный банк стремится к 4-6% инфляции

Почему данные Госкомстата не всегда совпадают с данными Нацбанка?

Есть некоторые расхождения со статистикой внешних счетов. Разница в методологии. Статистика, как и экономика, не точная наука по большому счету. Там есть возможности для улучшения показателей.

Всегда у нас проблема была с инфляцией. Все понимали, что когда согласно статданным инфляция ноль, она на самом деле не ноль. Помню, мы обсуждали это еще и 10 лет назад. Связано это не с вопросом, кто как цифру подставляет, а с тем, что индекс инфляции считается по корзине потребительских цен. Корзина потребительских цен составляется на основе опроса домохозяйств. Есть вопросы к структуре этих домохозяйств по доходам. Потому что если посмотреть на доли некоторых товаров в корзине, то они скорее всего не отражают реальную структуру потребления.

При этом методика подсчета инфляции — достаточно важный вопрос для инфляционного таргетирования. Это теперь ключевой для нас показатель.

Фото: Макс Требухов

Какой вообще должен быть уровень инфляции в идеале в Украине?

Согласно мировой академической мысли считается, что в развитых странах инфляция должна быть в районе 2%. Что дефляция — это тоже плохо, и мы видим как пример и подтверждение даже в Японии ситуацию с многолетней дефляцией. Сейчас ЕС основным вызовом для себя считает нулевую или отрицательную инфляцию. Соответственно, считается, что должен быть какой-то натуральный темп инфляции в районе около 2%.

Для стран с формирующимися рынками, к которым относится и Украина, такой естественный уровень инфляции должен быть выше, потому что в принципе происходят структурные изменения. Соответственно, улучшается производительность, происходит catch up (наверстывание, - ред.) стран с высоким уровнем доходов. А растет производительность — и цены растут.

Ну и плюс еще вопрос притока капитала. Приток капитала когда начнется? Когда процентные ставки в этой стране будут более привлекательны, чем в другой. Соответственно, это возможно при более высоком темпе инфляции..

Но, наверное, не 30%, как сегодня.

Если мы смотрим на страны emerging markets, с формирующимися рынками, то нормальной считается где-то 4-6% инфляция. Это не то чтобы какая-то теория, скорее теория с практикой. Если смотреть на темпы роста цен в Польше, смотреть на макроэкономическую картину, там инфляция составляет 4-5% последние несколько лет. И это в принципе показывает, что экономика развивается более-менее нормально. Исходя из этого, Национальный банк заявляет, что стремится к переходу к инфляции на уровне примерно 4-6%. Исходя из нынешнего положения дел можно сказать, что это недостижимая задача. Но даже если мы посмотрим на соседние страны, они выходили из высокой инфляции достаточно быстро и снижались до подобных показателей.

У нас волатильная инфляция была всегда. Когда говорят о том, что нужна низкая инфляция, то нужна и низкая инфляция, и при этом стабильная инфляция. Потому что вопрос курсовых ожиданий, вопрос долларизации во многом зависят не только от уровня инфляции, но и от ее волатильности. Если у вас 0%, потом 15%, потом 30%... Соответственно, наша задача — войти в следующем году в этот дезинфляционный процесс и дойти до определенного уровня инфляции.

Это задача не только монетарной политики. Это связано в целом с экономикой, с той же антимонопольной политикой.

Учетная ставка НБУ 30%. Из-за того, что теоретически она не должна быть ниже текущего уровня инфляции?

Она не должна быть ниже прогнозируемого уровня инфляции в будущем. Обычно используется прогнозируемый уровень инфляции через 12 месяцев. Иногда через 18 месяцев. Тут нет четкой концепции. Кто-то говорит, что нужно ориентироваться не просто на уровень инфляции, а на уровень базовой инфляции, то есть на уровень инфляции за исключением сырых продуктов питания и административных тарифов. В таком случае исключаются те товары, на которые нельзя повлиять монетарными методами.

Но действующая ставка не отражает ваш прогноз.

Безусловно, ставка, которая установлена сейчас — это экстраординарная мера. Что называется, emergency hike. Но такие примеры были практически во всех странах, если мы посмотрим на наших соседей. Та же Россия, Молдова, о которой почему-то меньше говорят. У них тоже было достаточно большое давление на обменный курс, и центральный банк увеличил ставку до 13,5%, если я правильно помню, при уровне инфляции в 4%. То есть разрыв был достаточно большой.

То есть это такой монетарный метод, для того чтобы связать наличную валюту?

Да, для стабилизации ситуации. Это не решение проблемы на 6-9-12 месяцев, все это понимают.

"Мы будем сглаживать экстремальные колебания обменного курса"

Вы не боитесь, что такая высокая ставка затормозит общий экономический рост?

Опять же, тут нет одного четкого ответа, есть несколько факторов. Мы живем сейчас. Сегодня инфляция высокая. Мы надеемся, что она снизится. Но сегодняшний высокий уровень инфляции отвечает тому, что и номинальная маржа компаний тоже достаточно высокая. Я не говорю о том, что при ставке 35-40% они все равно будут прибыльными. Но это не та ситуация, когда ставка 30%, а инфляция — 5%. Все-таки какие-то соизмеримые цифры. Это первое.

Второе: баланс экономической и монетарной политики — это баланс между разными целями. Это, с одной стороны, инфляция, с другой стороны, классически, — безработица, или темпы экономического роста.

И, понятное дело, обменный курс. Нельзя сказать, что он находится в свободном плавании, у нас это управляемое плавание - managed float. Это такой обменный курс, который применяют многие страны, даже те, которые номинально являются инфляционными таргетерами. Национальный банк сглаживает экстремальные колебания обменного курса. В этой ситуации обменный курс, безусловно, одна из переменных.

В будущем хотелось бы, чтобы инфляция стала основным якорем. Но мы же все прекрасно понимаем, что если мы от одного якоря отвязались, а к другом не пришли, то в этом переходе in transition нужен какой-то якорь. Задача — показывать, коммуницировать, куда мы хотим прийти с точки зрения реформ, в том числе банковского сектора. В то же время показывать, что мы будем сглаживать экстремальные колебания обменного курса.

Фото: EPA/UPG

Что касается экономического роста, возникает вопрос: что лежит на весах? На каком-то этапе придется выбирать. И, положа руку на сердце, в чем причина заморозки кредитования? Это же, наверное, вряд ли монетарная политика? Если мы сейчас снизим процентную ставку до какого-то низкого уровня, что мы увидим? Мы увидим большой прирост инвестиционного кредитования? Все сразу побегут в банки, чтобы брать кредиты, строить новые фабрики и заводы?

Разве что, если ставка будет отрицательная и за кредиты будут доплачивать.

Думаю, даже при этом на кредитные деньги будет легче пойти доллары купить, [а не построить фабрику].

"Меня все спрашивают: "А вы, Дмитрий, отвечаете за печатание денег?"

Все планы в монетарной политике наверняка изложены в договоре с МВФ?

Там определены общие параметры: поддержание гибкого обменного курса; постепенное накопление международных резервов, потому что это, безусловно, важный фактор стабильности; рост монетарных агрегатов, на уровне, соответствующем экономическим параметрам. Основные рамочные моменты.

Помимо этого в программе есть моменты, связанные с монетарной политикой, относящиеся к сфере деятельности Нацбанка. Например, о комитете монетарной политики, о коммуникациях.

Мы говорили, что инфляция — это такой ключевой показатель для НБУ, на какие показатели мы должны выйти согласно соглашению с МВФ?

Есть прогноз МВФ в этих таблицах (25% в этом году, 10% в 2016-м году — ред.). В то же время инфляция как таковая не является целевым ориентиром программы. Описывается, что инфляция в среднесрочной перспективе должна снизиться до низких уровней. Но это не является тем ориентиром, за который с Нацбанка потом будут спрашивать, сделано это или нет.

То есть прогнозы могут пересматриваться.

Да. Для монетарной политики программными индикаторами, заложенными в меморандуме с МВФ, являются показатели прироста монетарных агрегатов. Есть технический параметр "чистые внутренние активы", который достаточно сложен для пояснения . И, скажем, денежная база, которая более понятна населению. Индикативная цель — по приросту денежной базы поквартально. Эти цифры Нацбанк должен выдерживать. Эти targets (цели) по приросту монетарной базы соответствуют цели достижения инфляции и поддержания... не буду говорить "стабильности обменного курса", а такой, скажем, гибкости.

Фото: Макс Требухов

Можно сказать простыми словами, что Нацбанку нельзя напечатать больше денег, чем записано в соглашении с МВФ?

Простыми словами — да. Меня все спрашивают: "А вы, Дмитрий, отвечаете за печатание денег?". (Смеется, - ред.) За печатание денег отвечает инженер Петров.

Все же в соглашении заложена сумма прироста денежной базы в 91 млрд гривен. Довольно большая сумма.

Смотря с чем сравнивать — 31% прироста. Но как измеряется показатель прироста денежной базы? Он определяется и зависит от того, сколько денег нужно реально экономике. Если в экономике ожидается 30% инфляция при отрицательном темпе роста ВВП, то, в принципе, прирост не такой большой. Опять же, если темпы инфляции 5%, а вы ожидаете прирост монетарной базы 30% — это уже совсем другой коленкор.

Радует, что основная часть этих денег должна пойти в Фонд гарантирования вкладов, а не в бюджет.

Значительная часть — в Фонд гарантирования вкладов. Что касается обвинений в наполнении бюджета, то есть процедура по перечислению прибылей Нацбанка. МВФ в том числе, и это в меморандуме прописано, выставляет свои требования по усовершенствованию этой процедуры. Чтобы эта процедура и этот механизм не использовались для финансирования бюджета. В этом году запланировано перечислить 60 млрд гривен прибыли, но не забывайте, что учитывая портфель ценных бумаг Нацбанка, постоянно происходят погашения достаточно большие. Поэтому нетто эффект, если от прибыли НБУ отнять эти погашения, достаточно незначительный.

(Как пояснили позже в пресс-службе НБУ, если учесть погашения государственных ценных бумаг в портфеле Нацбанка на этот год, то нетто-трансфер (НБУ – Минфину) будет практические равен нулю, то есть нельзя сказать, что Нацбанк финансирует дефицит бюджета, - ред.)

Но отказаться от финансирования госбюджета совсем НБУ не может?

Что значит — вообще отказаться? Механизм перечисления прибыли центрального банка в госбюджет НБУ существует во всем мире. Если есть в НБУ прибыль, то он ее отдает Минфину.

Нацбанк все-таки не коммерческая организация.

Правильно. Прибыль — это побочный результат, который не является основной целью НБУ.

"В прошлом году вопрос с монетарным финансированием бюджета был не до конца решен"

Но при этом, насколько мне известно, Минфин оказывает давление на НБУ, чтобы перечисляли деньги и поддерживали правительство. Это не функция Нацбанка — закрывать дыры в бюджете.

Монетарное финансирование дефицита бюджета прописано во всех учебниках по макроэкономике. С разными примерами. Даже Украина 1990-е годы. Можем даже не вспоминать про Боливию. Я думаю, все это прекрасно понимают, в том числе и министерство финансов. И на самом деле как раз в этой плоскости понимание полное.

Фото: Макс Левин

С одной стороны, НБУ должен исполнять свои обязательства по прибыли, по Фонду гарантирования вкладов. Но если посмотреть на тот же меморандум МВФ — там очень амбициозная программа фискальной консолидации в этом году. И в том числе закрытие дефицита "Нефтегаза". И оно там как раз потому, что все понимают, что допускать монетарного финансирования бюджета нельзя.

Иначе будет гиперинфляция.

Галопирующая инфляция. Гиперинфляция — это 50% в месяц по теоретическим канонам. А галопирующая — это те темпы до которых нам уже не далеко осталось

Которые мы видели в 90-е.

Будем честны, что в прошлом году не до конца этот вопрос (с монетарным финансированием бюджета, - ред.) был решен. И все спрашивают, адекватной ли тогда была весенняя программа с МВФ? Так ситуация в апреле прошлого года в экономике была другая, и в октябре то же самое.

Страна выглядела по-другому. Если посмотреть на показатели промышленности в апреле и сейчас... Мы можем много говорить о том, что у нас была неэффективная экономика. Что у нас угольные и металлургические предприятия на востоке Украины работали неэффективно. Но они были, они создавали 25% промпроизводства. А сейчас их практически нет.

Депутаты и медиа часто всю ответственность за курс гривны возлагают на НБУ. В то же время есть другие сравнения. Что Гонтарева виновата в падении гривны как стюардесса — в падении самолета.

Курс — это отражение ситуации в экономике Украины, и в других странах также. Возьмите Беларусь, например. Авторитарное государство, где один человек вроде бы за все отвечает, а курс валится каждые три года. Это объясняется общими экономическими тенденциями. Россия — тоже очень яркий пример. Там действительно проведены масштабные структурные преобразования в центральном банке и в монетарной политике за последние 10 лет. Что в итоге получилось? Понятно, что центральный банк имеет инструменты регулирования и проч. Никто с него не снимает ответственность.

Я эту ситуацию с обменным курсом с лодкой сравниваю. Одна лодка, и все гребут. Если кто-то не гребет, а, наоборот, зачерпывает воду в лодку, раскачивает ее...

Насколько вообще НБУ может влиять на ситуацию, если половина экономики — в тени?

Этого никто не отрицает. И отток капитала, который мы наблюдали в прошлом году, с этим связан. Безусловно, это сужает возможности НБУ. Но влияние есть. Говорят, будто Нацбанк "убил импорт". Дело в том, что Нацбанк ввел ограничения на каналы вывода капитала через импорт.

Всегда вспоминаю в связи с этим кризис 2008 года. Мировые финансовые рынки, прекрасное регулирование. Но умные люди придумали, как обойти ограничения, создали эти CDO (обеспеченные долговые обязательства, которые оказались ненадежными ценными бумагами, - ред.). После этого, конечно, все эти лазейки прикрыли, все зажали. Но новые умные люди работают, думают, как обойти эти схемы.

Фото: Макс Требухов

Есть общий вопрос детенизации экономики. Это и дерегуляция, и тот же вопрос инфляционного таргетирования, вплоть до бизнес-климата. Реформа судебной системы и все прочее. Это поступательный процесс, оно все постепенно появляется. Вы не можете создать ту же биржу с нуля. Начинается все с установки правил игры. Конечно, вопрос налоговой амнистии.

Нацбанк понимает, что банки не всегда предоставляют достоверные цифры

Насколько НБУ может доверять цифрам, которые предоставляют коммерческие банки?

Нацбанк в общем-то понимает, что это не всегда достоверные цифры. И по активам, и по финансовым показателям. Для этого и предусмотрены меры в первой программе МВФ — диагностическая оценка банковской системы, asset quality stress-test. Сейчас ее критикуют, говорят, что она ничего не показала. Но она показала ситуацию, которая была адекватна тем макроэкономическим условиям, которые были в то время. Сейчас уже условия изменились, соответственно, в программе МВФ опять предусматривается необходимость проведения новой диагностики и стресс-теста, теперь уже силами НБУ.

Почему НБУ теперь будет проводить стресс-тест сам?

Потому что раньше у НБУ не было раньше даже разработанной методики проведения стресс-тестов. И в мировой практике центральные банки сами проводят время от времени внутренние стресс-тесты. Это нужно, чтобы четко понимать, что происходит в банковской системе.

В прошлом году некоторые банкиры говорили, что курса 15 банковская система не переживет. Сейчас уже 25-27 — и система жива. Есть какая-то критическая черта, которую нельзя переступать?

Логика простая. Что значит "не переживем". Мне мой друг из Америки тоже рассказывал, что "у нас тааакой кризис в Америке". Я говорю: "А что происходит? Люди мрут на улицах, все на телегах ездят, в чем выражается?". "Нет, знаешь, у нас в Пенсильвании уже нормально, но вот в Калифорнии...". Так и здесь. Понятно, что при курсе 15 и курсе 27 банковская система выглядит по-разному, бизнес выглядит по-разному, и разгребать завалы при курсе 15 и 27 — разные нужны усилия. В то же время есть планы по рекапитализации банков, банки не опускают руки, Нацбанк не опускает руки, бизнес не сдается. Это не та ситуация, когда при курсе 14,99 банковская система оживает, а при 15 — нет. Речь идет о докапитализации системы.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook