ГоловнаЕкономікаДержава

Старий курс від українських молодих реформаторів

Правительство начало признавать, что экономическая ситуация в стране хуже, чем прогнозировалось. Так, по словам Премьер-министра Николая Азарова, рост за первые 8 месяцев с.г. составил всего 1,5%, при том, что бюджет был рассчитан, исходя из годового показателя в 3,9%.

Руководство ЕБРР и эксперты также дают неутешительные прогнозы на весь 2012 год. Некоторые же чиновники в приватных беседах идут еще дальше, говоря об ожидаемом падении показателей ВВП в третьем квартале, что негативно отражается на объеме поступающих в казну средств.

Говоря откровенно, ничего неожиданного в этом нет. Украинская экономика является экспортноориентированной. Положительное сальдо внешней торговли наблюдается по четырем статьям: сельхозпродукция, металл, минеральные продукты и услуги (в основном транспортные услуги по транзиту товаров территорией Украины, а значит, зависящие от внешней конъюнктуры).

В результате замедление и, тем более, падение экономического роста в мире немедленно отражается на нас. Имея слабый внутренний рынок и неразвитое производство высоких переделов: автомобили, сложные потребительские и промышленные товары и т.п., Украина обречена следовать за общемировыми тенденциями, в точности копируя их.

При этом даже в относительно хорошие годы большинство населения живет бедно, начало же мирового кризиса вызвало настоящий шок, а также острый кризис государственных финансов, что привело к удвоению гоcдолга за 2008-2009 годы.

Тогда скорейшему восстановлению украинской экономики помог Китай, запустивший масштабные проекты строительства и создания инфраструктуры, что повысило мировые цены на металл. Сейчас Китай, чья доля в мировом ВВП составляет 10% по ППС, потребляет половину мирового производства стали и руды. Очевидно, что бесконечно строить форсированными темпами небоскребы и мосты невозможно, в Китае уже появилась проблема городов-призраков, состоящих из кварталов новых зданий, в которых никто не живет. Китай стоит на пороге серьезных экономических и политических потрясений, и его скорый «уход» с рынка металла неизбежен.

В результате, решение проблемы развития несырьевой, инновационной экономики превращается в Украине из вопроса чисто экономического в политический. В преддверии президентских выборов масштабный кризис нынешним властям совершенно ни к чему. Соответственно, придется уже сейчас подумать о том, куда девать потерявших работу и доходы металлургов, и что станет новой налоговой опорой для госбюджета, нужны новые идеи и подходы, а значит и новые люди для их изобретения и реализации.

Фото: EPA/UPG

Кому рулить?

Уже очевидно, что оппозиция проиграла избирательную компанию «партиям власти», и хотя будущий созыв ВРУ может оказаться более строптивым, нежели их предшественники из-за мажоритарной составляющей, власть гарантированно себя воспроизведет.

Кастинг новой команды реформаторов может быть произведен только среди представителей нынешних элит

Таким образом, кастинг новой команды реформаторов может быть произведен только среди представителей нынешних элит, т.е. членов и «сочувствующих» Партии Регионов или ближайшего окружения Виктора Януковича, что резко сужает набор возможных вариантов.

В таких условиях назначение на роль «свежей крови» группы Арбузова-Колобова представляется, чуть ли не наиболее естественным шагом. Они относительно молоды, во всяком случае, моложе многих других претендентов, имеют опыт работы в бизнесе, близки к наследнику престола. Собственно, и сами младореформаторы практически не скрывают своих амбиций сформировать новый Кабмин, отправив на заслуженный отдых «дедушку» Азарова.

Что ж, если мы знаем кто, значит, мы можем ответить на вопрос и как. Достаточно проанализировать предыдущие законодательные инициативы Минфина и НБУ, чтобы понять, что же могут предложить стране их руководители, когда и если в их руках окажется вся полнота власти.

Наиболее выдающимися законопроектами, разработанными НБУ и Минфином после прихода в них Сергея Арбузова и Юрия Колобова можно назвать: «Предложения по изменению налогового кодекса», законопроекты «О депозитарной системе» и «О платежных системах». Попробуем вычленить основные подходы и принципы, на которых базируются данные законодательные инициативы.

Убийство среднего бизнеса

Нормы новой налоговой реформы вызвали настоящий шок у всех, кто знаком с экономическими проблемами страны, в частности, с тем, что, как упоминалась выше, наша экономика страдает от сырьевой зависимости. Так, Минфин предложил ввести налог с оборота в 2%, неуклюже замаскировав его под особый вид НДС.

Для несведущих в тонкостях налоговой теории нужно пояснить, что такой налог ставит в привилегированное положение крупные вертикально-интегрированные компании – организации, осуществляющие весь цикл производства от добычи сырья до реализации на внутреннем потребительском рынке или экспорта конечной продукции. В результате налог с оборота платится один максимум два раза и себестоимость продукции возрастает на 2-4%.

В свою очередь, если та же конечная продукция производится цепочкой компаний-смежников, то оборотный налог платится на каждом этапе движения товара (комплектующих, заготовок, полуфабрикатов, сырья) от одной компании к другой, что приводит к его суммированию.

Более того, чем сложнее конечное изделие, тем, как правило, длиннее цепочка смежников. Соответственно при производстве высокотехнологичных, иннвационных товаров налог может взиматься и 5, и 7 раз. Причем, каждый раз насчитываясь на стоимость, которая была сформирована с учетом предыдущих выплат, т.е. мультиплицируясь. Соответственно, эффективная налоговая ставка может достичь уже не 2-4%, а 10% и даже 16%.

Понимая это, правительства развитых страны используют вместо налога с оборота НДС (ЕС) или налог с продаж (США), которые отличаются тем, что их эффективная налоговая ставка не зависит от длины производственных цепочек, а определяется лишь размером добавленной стоимости. Цель – обеспечить одинаковый налоговый режим и для вертикально интегрированных гигантов, и для неформальных конгломератов средних и малых фирм, которые, как показывает опыт, оказываются более успешными во внедрении инноваций.

Видимо то, что известно первокурсникам и тем более специалистам, не известно специалистам Минфина, или же они в действительности преследуют другую цель – окончательно раздавить средний и малый бизнес, сделав его неконкурентоспособным по сравнению с крупными компаниями, тем самым, загнав освободившуюся рабочую силу на крупные предприятия или же выдавив ее за рубеж.

Очевидно, ту же цель преследует и введение прогрессивного налога на доходы физических лиц. Хотя опыт самой же Украины убедительно показал, что отмена прогрессивной шкалы приводит к росту объема налоговых поступлений, Минфин предложил вернуться на десять лет назад и облагать по повышенной ставке 20% доходы, превышающие 30 минимальных зарплат, т.е. 22680 грн. в месяц.

Казалось бы, солидный доход, о котором может только мечтать более 90% граждан Украины, так почему бы и не обложить дополнительным налогом?! Однако давайте пересчитаем его в доллары - $2700 в месяц или $32700 в год, а затем учтем, что цены на продукты, одежду, и тем более жилье у нас не только не ниже, но зачастую выше, чем в Европе и особенно в США.

Между тем, там средним классом и основой экономической и политической системы ЕС или США считаются лица с доходом от $50000 до $70000 в год, и их численность составляет около 70-90% всех граждан. Украинские политики декларируют свое стремление создать такой же средний класс. Что ж, все согласны, только как-то неясно, каким образом этому будет способствовать повышение для него ставки НДФЛ, на фоне запредельных размеров взносов в пенсионный и социальные фонды?

Видимо получив соответствующую негативную реакцию Минфин «передумал» и предложил сделать четыре налоговых ставки 0, 10, 15 и 20 %% с пороговыми значениями 18 тыс, 3 млн и 8 млн грн соответственно. Такое предложение выглядит еще более абсурдным – реальная собираемость налога очевидно упадет – люди зарабатывающие более 8 млн грн вряд ли будут фиксировать свои доходы в Украине, зато администрирование резко усложнится.

Автаркия плюс монополизация всей страны

Еще одна норма налоговой реформы должна повергнуть в шок уже специалистов, ведших переговоры по вступлению Украины в ВТО. Ее суть заключается в том, что Минфин предлагает установить различные ставки НДС для импорта и внутреннего производства – 7 и 12% соответственно.

Это означает, что тапочки, завезенные из-за рубежа, прибавят в цене 12%, а вот произведенные внутри страны уже только 7%. Что ж, замечательное предложение – поддержим отечественного производителя. Одна проблема – такой подход эквивалентен установлению дополнительных импортных пошлин в размере 5%, что категорически запрещено обязательствами, которая взяла на себя Украина при вступлении в ВТО.

Если кому-то покажется, что такое небрежное отношение Минфина к ВТО является нелепой случайностью, придется его разочаровать. Это не случайность, а стратегический подход, активно проводимый в жизнь руководством НБУ.

Так за время нахождения Сергея Арбузова в кресле главы НБУ, данный госорган разработал и продавил шесть законопроектов, и как минимум названные два не просто дискриминируют иностранцев, но и создают новые монополии на финансовом рынке.

Фото: Макс Левин

Так, Закон «О депозитарной системе» установил фактически государствено-частную монополию на услуги клиринга и расчетов по операциям с ценными бумагами, отняв соответствующее право у действующих бирж. Также он наделил НБУ правом одновременно учреждать электронные платежные системы (ЭПС) и контролировать их деятельность. Несложно догадаться, кто окажется среди штрафников, в деятельности которых проверяющие НБУ найдут существенные недостатки – лидеры международного рынка: Виза, МастерКард и Американ Экспресс или же НСНЭП, учрежденная НБУ и устаревшая еще в момент создания.

Дальше больше. Законопроект «О платежных системах», принятый ВРУ, но еще не подписанный Президентом, устанавливает, что: а) услуги эквайринга теперь могут предоставлять только резиденты, б) что предприятия торговли должны принимать карточки минимум трех ЭПС, и одна из них обязательно должна быть отечественной и наконец, в) что НБУ имеет право на свое усмотрение устанавливать правила маршрутизации и клиринга карточных платежей.

Последняя норма означает, что теперь НБУ волен сам решать, где будут размещены и как должны работать процессинговые центры коммерческих ЭПС. В частности, он может принять постановление о том, что все карточные платежи в Украине будет обслуживать монопольный процессинговый центр самого НБУ, как собственно, и предусматривалось первой версией данного законопроекта.

Причем здесь ВТО? Да при том, что, как уже упоминалось, Украина обязалась в принципе не ограничивать иностранных поставщиков финансовых услуг и не создавать преференций для отечественных, в свою очередь создание монополий, как и все остальные описанные выше нормы, прямо противоречат данным принципам.

Да, ВТО – организация неповоротливая, споры могут тянуться годами, но и последствия их проигрыша будет крайне тяжело исправить. Если же младореформаторы решат осуществить все свои инициативы, так сказать, наступать по всему фронту, то страны, играющие первые скрипки в ВТО – те же США и ЕС – могут постараться, используя неформальные каналы, ускорить соответствующие процедуры, и тогда мы вполне можем оказаться в ситуации не только политической, но и экономической изоляции из-за ответных компенсационных мер, что уж говорить о шагах на встречу Украине, на которые, видимо наивно рассчитывает КМУ.

Очевидно, что руководство НБУ хорошо понимало, что с данными законопроектами «не все в порядке» и поэтому сделало все, чтобы наиболее одиозные нормы были приняты без обсуждения. Так законопроект «О платежных системах» был одобрен комитетом и проголосован во втором чтении не дожидаясь выводов специально созданной самим же комитетом рабочей группы. Примечательно, что такое решение поддержал глава данной рабочей группы и наблюдательного совета НБУ Игорь Прасолов. Он же подал поправки в законопроект «О депозитарной системе» наделяющие НБУ новыми полномочиями, что грубо нарушает регламент ВРУ, т.к. поправки могут лишь корректировать нормы принятые в первом чтении, но не вводить новые.

Ничего нового

Сказанного выше вполне достаточно чтобы понять ситуация повторяется – новые претенденты на звание реформаторов реформаторами не являются. Нет ни каких новых идей: все они старые и заключаются в дальнейшем закручивании гаек – огосударствлении экономики, повышении налогового давления на средний и малый бизнес и выдавливании иностранных компаний.

К счастью хорошо известно, к чему приводит их реализация – к застою и краху национальной экономики. Этот путь прошел СССР и Китай, им идет Северная Корея и Республика Куба, им пыталась идти Япония в XIX веке. К счастью потому, что наличие такого опыта дает хотя бы призрачную надежду, что инстинкт самосохранения таки заставит власть изменить свой образ действий, наконец действительно признав, что расцвету экономики служит экономическая свобода, а не монополизм, чрезмерное регулирование и автаркия.

Если же Виталий Портников прав и лидеры ПР таки похожи на Бурбонов - они действительно ничего не забыли и ни чему не научились, тогда нам предстоит еще раз стать невольными свидетелями краха очередной попытки «впихнуть невпихуемое», и неизбежной затем смены власти. Уверен многие скажут – и слава Богу, но так ли это - уж больно высока цена таких перемен.