ГоловнаЕкономікаДержава

Економічна безпека України в питаннях без відповідей

Как долго может протянуть страна, почти ничего, кроме питания и сырьевых ресурсов, не производящая, вся экономика которой основана на перепродаже импорта и обслуживании этой перепродажи разнообразной инфраструктурой?

​Александр Кирш ​Александр Кирш , заслуженный экономист Украины

Фото: 21food.com

Много ли налогов в состоянии выручить государство от предприятий, которые, почти ничего не реализуя розничной торговле или конечному потребителю, торгуют в основном друг с другом, когда доходы одних тут же оборачиваются затратами других и в общей налоговой сложности дают абсолютный нуль?

Не говорит ли сверхвысокая ставка процента за кредиты о том, что денег в экономике попросту не хватает, из-за чего нет ни производства, ни спроса, который бы это производство сделал осмысленным?

Есть ли некий глубокий сакральный смысл в том, что искусственное поддержание курса национальной валюты, обеспечиваемое искусственным недостатком денежной массы, делает практически невозможным реальный экспорт, а после неизбежного разжатия пружины и внезапного падения курса нацвалюты такой искусственный обвал экспорта еще и дополняется резким обвалом импорта, к замещению которого отечественное производство не готово?

Спасает ли от инфляции сдерживание денежной массы в условиях, когда причиной высоких цен является не повышенный/необеспеченный спрос, а высокая себестоимость?

Возможны ли реальные рыночные конкурентные отношения, заставляющие повышать качество продукции и оплату квалифицированного труда, в условиях искусственного дефицита денег?

В меньшей ли степени влияют на рост цен деньги заемные, чем просто нарисованные (как в США) государством?

Имеют ли ну хоть какое-нибудь оправдание займы у МВФ etc на кабальных условиях за счет потомков, взятые страной, дорогой ценой проводящей политику дорогих денег, и не делают ли они такую политику бессмысленной?

Приносит ли экономическую пользу проводимое государством замещение отечественных денег иностранными?

Есть ли смысл украинским предприятиям выходить из тени в условиях сверхсложного запутанного (хоть и неэффективного) налогообложения с постоянным изменением «правил игры» (зачастую — задним числом), открытым налоговым рэкетом, травлей экспортеров, желающих получить законное возмещение НДС, и постоянными требованиями налоговых предоплат?

Чем оправдано сохранение НДС в угоду ВТО/МВФ, если страна собирается повысить импортные пошлины по сотням товаров и этим разозлить их гораздо больше?

Не теневая ли экономика спасла Украину на пике кризиса, когда действующий налоговый механизм в кризисных условиях для предприятий смертелен?

Незыблемым налоговым принципом является неписаное правило «вам — офшоры, нам — единый налог»

Является ли эффективным государственное регулирование, когда единственным незыблемым налоговым принципом является неписаное правило «вам — офшоры, нам — единый налог», действующее в качестве основы межклассового социального согласия?

Способствует ли экономическому росту повсеместное давление на руководство госпредприятий с целью снижения их прибыльности или повышения убыточности — для последующей дешевой приватизации (с возможными «откатами»)?

Возможен ли сколько-нибудь реальный рост производства вообще и экспорта в частности при отсутствии денежной массы, спроса и кредитов под приемлемые проценты, при налоговой коррупции, травле экспортеров и экономическом обеспечении «монетарной» политикой невозможности их деятельности (кроме продажи ресурсов)?

Сколько времени страна все это может еще выдерживать и куда она катится?

Вопросы ответов не требуют. Ибо вопросы — риторические, а ответы — очевидны.

Нам говорят: «Вы что, хотите, чтоб мы печатали деньги?»

Не.

Не хотим.

Но если уж занимаете ТАМ, то лучше б — печатали.

Нам говорят: «Вы что, хотите обвалить гривню?»

Не.

Не хотим.

Но если уж держите, то держите до конца, а не рассказывайте, что всё держится на таких соплях, что любой журналист может эту несчастную гривню обвалить.

Другое дело, что экономику не обмануть, из-за чего обвал неизбежен — со всем присущим ему вредом от шока (вместо пользы от того же самого, но постепенно — равномерно). Но кому это после 28 октября будет интересно?

Им бы ночь простоять да день продержаться. А потом — хоть потоп.

P. S. И — не в тему. Хотя на самом деле всё, конечно, связано.

Когда на встрече с избирателями меня обрызгали зеленкой (ожог роговицы глаза; на видео зафиксированы лица бандитов, возбуждено уголовное дело), в инете появились комментарии, что это-де — самопиар. Желающих аналогично «попиариться» предупреждаю: расчет должен быть ювелирным: микрон в сторону — и нет глаза.

​Александр Кирш ​Александр Кирш , заслуженный экономист Украины