ГоловнаЕкономіка

Цінова війна нафтократій

Будущее падение цен на нефть изменит расстановку сил на политической карте мира, пишет Стив Левайн в американском журнале Foreign Policy в статье "Грядет обрушение цен на нефть". Ниже - перевод этого материала.

Фото: vladnews.ru

Хорошие новости! Цена за галлон (3,79 л) бензина к осени может снизиться на два доллара. Только для Владимира Путина это - плохая новость.

Моя мама в Калифорнии ликует – впервые за четыре месяца цена на бензин в ее районе опустилась ниже четырех долларов за галлон (8,55 грн/л, - LB.ua). Меньше радуются мировые нефтеправители, наблюдающие за тем, как цена на нефть – их жизненная сила – опустилась на уровень, не виданный с засушливого 2008 года. Аналитики сектора используют такие слова как "разорение" и "серьезное напряжение" для описания будущего нефтегосударств в случае, если цены на нефть опустятся до тех минимумов, которых многие опасаются. Пока никто не прогнозирует новой серии восстаний в стиле арабской весны. Но это - возможный кошмарный сценарий развития событий, если вы управляете нефтекратией.

Для того, чтобы понять, почему среднестатистическому нефтяному королю стоит сейчас начать беспокоиться, возьмите калькулятор. В понедельник цена за баррель нефти в США упала до 83,27 долларов, а североморская нефтяная смесь марки Brent упала до 96,05 долларов за баррель; а теперь сопоставьте это с государственными бюджетами Ирана, России и Венесуэлы, в которые, согласно принятым большинством оценкам, для сбалансированности заложена цена за баррель в 110 долларов за марку Brent, и вы увидите суть проблемы.

Учитывая уже существующую корректировку выручки, можно вполне обоснованно ожидать (и так считает Эдвард Морс (Edward Morse) из Citigroup), что цены упадут еще на 20 долларов за баррель на довольно длительный отрезок времени. Экономист и специалист в нефтяной отрасли Филип Верлегер (Philip Verleger) прогнозирует что-то еще более мрачное – снижение цены за баррель нефти еще на 40 долларов к ноябрю. Или в конце концов, случится то, чего опасается министр нефтяной промышленности Венесуэлы Рафаэль Рамирес (Rafael Ramirez) – баррель нефти за 35 долларов, что почти равняется минимумам 2008 года. Как считает Эндрю Качинс (Andrew Kuchins) из Центра стратегических и международных исследований, в России "цена за баррель в 35-40 долларов, или даже в 60, станет фискально разрушительной». Это может навредить позициям президента Владимира Путина, так как "его популярность и авторитет тесно связаны с экономическим ростом", - отметил Качинс в электронной переписке.

Фото: EPA/UPG

С незначительными исключениями, это относится ко всем остальным нефтеправителям, чьи доходы от продажи нефти поддерживают огромные социальные расходы, которые хотя бы отчасти нацелены на то, чтобы уменьшать возможное недовольство населения. Согласно Международному валютному фонду, Саудовская Аравия может балансировать свой бюджет до тех пор, пока цена за баррель держится выше 80 долларов, хотя запланированные социальные расходы увеличат планку до 98 долларов к 2016 году.

Это может навредить позициям президента Владимира Путина, так как "его популярность и авторитет тесно связаны с экономическим ростом".

Кажется, из крупных нефтегосударств лишь Катар, которому необходима цена в 58 долларов за баррель для балансирования бюджета, обладает достаточно дисциплинированными государственными расходами, что позволит пережить чуть ли не любое развитие событий.

Самым большим неизвестным на мировом нефтяным рынке не является вопрос того, будут ли дальше падать цены на нефть - потому что кажется, что да -, а вопрос о том, как долго продлится их падение. По сути, как долго и в какой степени будут страдать нефтекратии? Данное положение дел является страшным ударом по нефтеправителям после почти девяти лет почти полной нирваны. 2003 год начался с цены за баррель нефти в 33 доллара, после чего цены почти всегда повышались, достигнув к июлю 2008 года 147 долларов за баррель. Цены мягко вернулись на схожие показатели даже после того, как мировой финансовый кризис привел к падению цен ниже показателей 2003 года, достигнув 31 доллара за баррель нефти в декабре 2008 года. Когда началась арабская весна, сначала Ливия, потом Иран начали обеспокоенно поглядывать на биржи в Лондоне и Нью-Йорке, а цены достигли 128 долларов за баррель. Моя мама в Калифорнии пережила повышение средней цены за галлон бензина до 4,36 долларов. Но потом опасения войны между Ираном и Израилем почти исчезли, и цены с тех пор, кажется, неумолимо снижаются.

Сейчас, сосредоточение событий давит на нервы нефтеправителей: европейский экономический кризис; замедление экономического роста Китая, включая снижение спроса на нефть; сильный спад в потреблении нефти в США и одновременное увеличение собственной добычи; целенаправленное усилие нефтяного колосса – Саудовской Аравии – создать глобальные запасы.

Фото: EPA/UPG

Возможно, что последняя точка измерения – агрессивные действия Саудовской Аравии по снижению цен путем выкачивания около 10 миллионов баррелей в день – сбивает с толку, учитывая экономическое участие Эр-Рияд в нефтяной игре. Но Верлегер, базирующийся в Колорадо, считает, что логика саудовцев ясна и связана с традиционной долгосрочной игрой королевства.

В электронной переписке Верлегер показал мне свое интервью, данное несколькими днями ранее Кейт Маккензи (Kate Mackenzie) из Financial Times. По его словам, во-первых, саудовцы впадают в бешенство, когда речь заходит о других нефтегосударствах, России и Иране. Россия – за то, что не помогла успокоить полыхающую Сирию, а Иран – за отказ сдаться в отношении своих ядерных амбиций; в обоих случаях саудовцы уверены, что снижение цен приведет к более вменяемым отношениям. Помимо этого, Саудовская Аравия в ужасе от нынешнего сланцевого бума в США и надеется, что снижение цен приведет к тому, что добыча в Северной Дакоте и в канадских нефтяных песках станет экономически невыгодной. В конце концов, саудовцы прекрасно осведомлены, что низкие цены на нефть способствовали изменению ухудшавшейся экономической конъюктуры в 1998 и 1999 годах, и надеются помочь добиться того же сейчас, и, возможно, добиться лучшего отношения со стороны лидеров мировой экономики.

Тем временем, Верлегер уверен, что цены на нефть упадут. При попытке, как в случае саудовцев, тщательно регулировать их, на рынках происходит овершут, считает Верлегер. Именно это объясняет его прогноз цены за баррель нефти в 40 долларов и двух долларов за галлон бензина к ноябрю.

Подобные бросовые цены в долгосрочной перспективе могут привести к неразберихе среди нефтеправителей. В то время, как Верлегер думает, что саудовцы могут поднимать цены по желанию, сама природа падения цены демонстрирует, что рынки не поддаются контролю. Саудовцы готовы считаться с последствиями, зная, что их собственные финансовые резервы (около 700 миллиардов долларов) дают им боевую устойчивость.

Бросовые цены в долгосрочной перспективе могут привести к неразберихе среди нефтеправителей.

"Саудовцы способны рассматривать ситуацию в долгосрочной перспективе", - считает аналитик Фил Флинн (Phil Flynn) из Pricing Futures Group.

Морс из Citigroup считает, что сегодняшние цены могут еще снизиться, но не так низко, как прогнозирует Верлегер, так как нынешние рыночные условия отличаются от условий 2008 года: спад спроса не столь резкий, запасы не столь обширны. Морс считает, что нефть марки Brent может упасть до 70 долларов за баррель, а американская нефть упадет до 60 долларов за баррель.

Фото: EPA/UPG

"Существует большая вероятность, что Саудовская Аравия продолжит производить достаточное количество с тем, чтобы вынудить увеличить нефтяные запасы. И существует большая вероятность, что в свете ситуаций в Европе и Китае, рост спроса может остановиться", - считает Морс. ОПЕК может отреагировать сокращением производства, но подобные действия будут запоздалыми. "Добавьте к сценарию отсутствие перебоев в поставках (или их незначительную долю) и никаких военных конфликтов с участием Ирана", - добавил Морс. "Цены могут крайне легко упасть еще на 20 долларов за баррель".

Низкие цены на нефть могут привести к серьезным социальным последствиям просто потому, что при меньшем количестве свободных денег, люди начинают с большей внимательностью анализировать окружающую действительность – и когда они начинают расстраиваться от того, что они видят, они начинают искать козла отпущения. Причины, которые привели к серии восстаний арабской весны, крылись не столько в отсутствии демократии, сколько в распространенном общественном недовольстве личными экономическими перспективами. Аналитики видят схожую уязвимость правителей в Иране, России и Венесуэле. Например, когда президент Венесуэлы Уго Чавес будет более не способен разменивать государственную нефтяную компанию на социальные выплаты, его политическая поддержка окажется под угрозой. А Энергетическая информационная администрация в понедельник предсказала, что во второй половине 2012 года цены достигнут уровня 95 долларов за баррель. Последний показатель может сильно шокировать, поскольку он на 10% ниже предыдущего прогноза Администрации. Но это даже "рядом не стояло" с тем обвалом, который несут холодные ветра нефтеправителям по всему миру.

Что касается моей мамы, то любой из этих вариантов будет ее радовать во время поездок по 405-му шоссе.

**

Перевод ИноСМИ