ГоловнаКультура

Україна на Венеційській бієнале: літак "Мрія" і обставини непереборної сили

Захватывающая история вокруг украинского национального павильона на Венецианской биеннале современного искусства продолжается: художественное сообщество раскололось на два лагеря – одни поддерживают проект, который выбрала комиссия (Открытая группа и их “Падающая тень “Мрії” на сады Джардини”), вторые выступают то ли за повторное проведение конкурса, то ли за то, чтобы от Украины поехал Арсен Савадов с проектом “Голоса любви”. Апофеозом противостояния стало опубликованное открытое письмо с подписями некоторых галеристов и художников и пикеты “неравнодушных граждан” против Минкульта, Евгения Нищука и Светланы Фоменко (комиссара украинского павильона на биеннале).

Открытая группа
Фото: Предоставлено организаторами павильона на биеннале
Открытая группа

О том, что происходит вокруг нашего представительства на биеннале, мы писали уже не раз (в частности, это уже третий текст на эту тему): когда экспертная комиссия продлевала сроки конкурса, мы говорили со Светланой Фоменко (и та артикулировала недостатки этого решения, но так решила комиссия и она несет за него ответственность); а когда скандал вокруг павильона только разгорался и противоборствующие стороны провели пресс-конференции, мы изложили все происходящее.

Что нового произошло с тех пор?

Во-первых, на сайте Chernozem, который принадлежит издателю Константину Кожемяке, появилось письмо “группы художников и культурных активистов, в котором высказана просьба немедленно собрать квалифицированную комиссию для рассмотрения нынешнего состояния подготовки представления Украины на Венецианской биеннале с привлечением авторитетных специалистов”.

В письме говорится о том, что “художественная общественность обеспокоена и взволнована подготовкой к украинской презентации к 58-й Венецианской биеннале”. Авторы письма ссылаются на “открытые источники”, якобы утверждающие что проект Открытой группы “Падающая тень “Мрії” на сады Джардини” не может состояться, и добавляют, что “целесообразная трата бюджетных средств налогоплательщиков под угрозой”. 

Приводим текст письма полностью, с подписями от галеристов, экспертов, кураторов, критиков и художников:

Утром 13 февраля под Кабинетом министров состоялся пикет, участники которого требовали “прозрачность конкурса”, взывали к совести министра культура Евгения Нищука и спрашивали, “куда пойдут 6,5 миллионов?” В 14:00 митинг переместился под здание министерства культуры, где участники взывали к совести уже не министра, а его первой заместительницы Светланы Фоменко.

Пикет 13 февраля под Кабмином
Фото: Предоставлено министерством культуры
Пикет 13 февраля под Кабмином
 

LB.ua попытался пообщаться с участниками митинга, но те направили нас за ответами к молодому человеку, который отказался назвать свое имя и заявил, что не является представителем какой-либо организации, а просто один из “неравнодушных граждан”.

“Самолет “Мрія” пролетит над Венецией, и это называется проектом “Тень Украины”. Мы считаем, что проект был выбран с нарушениями, переносился регламент и так далее, – объясняет участник пикета. – В комиссии не было профессионалов с профильным образованием. И самое главное – не рассматривались другие претенденты. Технически, я думаю, почти невозможно, что самолет “Мрія” пролетит над Венецией, потому что город находится под защитой ЮНЕСКО, такое разрешение мы будем получать полгода-год”.

Пикет 13 февраля под Минкультом
Фото: LB.ua
Пикет 13 февраля под Минкультом

Часть идеи проекта Открытой группы действительно состоит в том, что самолет “Мрія” должен пролететь над Венецией и отбросить тень на Джардини, где находятся павильоны других стран, но называется проект по-другому. Кроме того, в составе конкурсной комиссии таки были люди с профильным образованием и опытом работы, но молодой человек об этом не знал, объяснив это тем, что “наверное, у нас с вами разные источники информации”. Еще раз приведем состав комиссии, выбиравшей куратора для проекта в национальном павильоне на биеннале:

  • Илья Заболотный, сотрудник Британского совета в Украине;
  • Лилия Куделя, куратор (со-куратор украинского национального павильона на биеннале в 2017 году);
  • Тарас Полатайко, художник;
  • Наталья Иванова, директор Ермилов-центра в Харькове;
  • Леся Смирна, искусствовед;
  • Оксана Баршинова, куратор, заводтелом искусства ХХ и ХХІ веков в Национальном художественном музее;
  • Наталья Космолинская, куратор, искусствовед.

Пролет самолета “Мрія” над Венецией – действительно штука проблематичная, о чем говорили и оппоненты, и сами кураторы проекта, но: 

а) Открытая группа и Министерство культуры, по их заявлениям, ведут переговоры с компанией Antonov Airlines и Укроборонпромом. В частности, Antonov Airlines отправили запрос в управление гражданской авиации в Венеции за разрешением на полет самолета и утверждением вероятной высоты, на которой самолет сможет пролететь;

б) Открытая группа, по словам менеджера проекта на биеннале Ксении Малых, консультировалась с физиками по поводу высоты полета “Мрії” – такой, чтобы самолет отбросил видимую тень на Джардини;

в) уже после пресс-конференции в Укринформе с участнием Открытой группы в арт-среде артикулировалось мнение о том, что неважно, полетит самолет или нет – проект уже идет, и он аккумулирует в себе все реакции на конкурс, “Мрію” и ее место в украинской мифологии. В частности, в самом украинском павильоне, который в этом году будет в Арсенале, на протяжении шести месяцев несколько перформеров на разных языках будут рассказывать разные интерпретации мифа о полете “Мрії”. Кроме того, будет представлен каталог украинских художников, информацию о которых загрузят на жесткий диск и разместят в самом самолете. 

Так, по словам Ксении Малых, художники обыгрывают историю о мечте украинских художников попасть в Венецию (в том числе, очевидно, и самого Арсена Савадова, чей проект “Голоса любви” занял второе место на конкурсе). Любая реакция на проект Открытой группы, тексты, посты в фейсбуке, фотографии, видео и многочисленные интерпретации также становятся частью проекта. 

Информация о том, что именно Открытая группа представит Украину со своим проектом, уже отправлена на биеннале, где верстается каталог со всеми участниками. По словам Светланы Фоменко, куратор основной экспозиции биеннале считает, что украинский проект очень созвучен основной теме – “Чтоб вы жили в эпоху перемен”. 

До открытия 58-й Венецианской биеннале остается менее трех месяцев. 

Что это все может означать? (субъективная часть)

Поняв, что странный митинг под Минкультом часть художественной общественности немедленно связала с письмом против проекта Открытой группы, некоторые подписанты письма на Chernozem поспешили заверить, что их инициативы никак не связаны с пикетом: 

Впрочем, все косвенные признаки указывают на то, что и митинг, и “открытое письмо”, в которых участвует одинаково взволнованная, но разного уровня экспертности общественность, – это звенья одной цепи. Нет оснований утверждать, что подписанты письма на “Черноземе” и есть тайные организаторы митингов под Кабмином и Минкультом, – вполне возможно, что за этим стоят разные люди.

Почему мы не верим, что под Минкульт пришли граждане, искренне и бескорыстно озабоченные судьбой современного искусства и его украинской репрезентации в Венеции? Потому что они: а) анонимные; б) транслируют свои месседжи через одного человека, плохо разбирающегося в сути дела; в) ранее никогда не собирались и свою позицию относительно украинского павильона на биеннале не артикулировали. 

Почему это звенья одной цепи? Потому что еще осенью 2018 года, спустя две недели после объявления результатов конкурса, с LB.ua разговаривали околокультурные активисты, встревоженные рассказами одного из участников конкурсного отбора о том, что на биеннале отобрали “неправильный проект”. Позднее случилась пресс-конференция Арсена Савадова, на которой он прямым текстом заявлял о том, что нужно было выбрать его “Голоса любви”. Потом все ненадолго затихло и теперь на свет вышли разные проявления чьего-то беспокойства: уже упомянутое письмо, митинги, звонки министру культуры от народных депутатов и вице-премьеров, официальные депутатские и адвокатские запросы относительно того, как же министерство планирует потратить 6,5 заявленных миллионов гривень (для справки: 3,2 миллиона уже потратили в 2018-м на аренду павильона, остальное потратят в этом году на организацию проекта Открытой группы, которая, впрочем, собирается привлечь и частные деньги тоже).

Согласно регламенту, на биеннале может отправиться проект, занявший второе место на конкурсе: “В случае если из-за обстоятельств непреодолимой силы конкурсное кураторское предложение, занявшее первое место, не может быть реализовано, Министр культуры Украины – представитель Украины может определить национальным культурным проектом и куратором национального культурного проекта соответственно конкурсное предложение и ее автора, которые заняли второе место на конкурсном отборе”. В “предложении” проекта “Голоса любви” Арсен Савадов, к слову, не указан: его кураторы – Питер Дорошенко, Александр Соловьев и Олеся Островская-Лютая. Последняя в свое время выпустила заявление о том, что уважает решение конкурсной комиссии. Очевидно, тот факт, что Островская-Лютая является со-куратором “Голосов любви”, теперь под большим вопросом.

По словам Светланы Фоменко, никаких оснований считать, что проект Открытой группы не состоится, нет. Поэтому призывы провести повторный конкурс противоречат порядку о его проведении (который ни от кого не прячут – он лежит в открытом доступе).

О том, что порядок несовершенен и требует доработки, говорили неоднократно: но этот документ – не священный текст, туда можно вносить правки. Просто редактировать скучные положения и порядки и согласовывать их с чиновниками – это не так весело, как писать возмущенные посты на фейсбуке и подписывать странные письма, поэтому никто этим, очевидно, заниматься не хочет.

Если министерство культуры пойдет на попятную и объявит проект Открытой группы несостоявшимся или организует новый конкурс (за три месяца до биеннале), оно серьезно подорвет авторитет любых процедур, конкурсов и экспертных решений. Проект Открытой группы выбрали согласно процедуре – хорошей ли, плохой ли – такой, с которой согласились все участники конкурсного отбора – в том числе те, кто занял в результате не первое место. По такой же процедуре – несовершенной и требующей доработки – в Украине выбирают руководителей учреждений культуры. Так, например, директором Одесского художественного музея стал Александр Ройтбурд, чью победу все художественное сообщество отстаивало без оглядки на то, нравится кому-то менеджерский стиль Ройтбурда, или нет.

С переносом конкурса на поздний срок (о возможности переноса ничего не сказано в порядке, поэтому решение об этом – целиком на совести членов комиссии) участники, в конце концов, тоже согласились – проект “Голоса любви” экспертной комиссии подавали дважды.

Организация проплаченных митингов и заваливание министерства официальными письмами, требующими обязательного ответа, а следовательно, тормозящими работу, – не новые технологии в Украине. Проплаченные митинги в свое время дискредитировали идею протестов после Оранжевой революции и на 10 лет отбили у украинцев желание выходить на площадь отстаивать свои права. А спам-рассылка запросов – новая технология давления, убивающая в чиновниках ключевых государственных органов и без того не всегда проявляющееся желание отвечать за свои действия перед гражданами. К использованию подобных технологий все привыкли в контексте выборов и политического “решалова”. Когда нечто подобное возникает в сфере, где принято мыслить критично и продумывать свои действия на несколько шагов/лет/венецианских биеннале вперед, все, мягко говоря, сильно удивляются. Не нужно быть стратегом, чтобы понимать, что прозрачные правила игры для всех, а не ручное управление, когда все решается по звонку сверху или сбоку, – это одна из целей новой, постмайданной Украины. Но очевидно, на ценности можно наплевать, воспользовавшись методом так называемого “ручника”, когда есть призрачная возможность вписаться за “своего пацана”.

Скоро Министерство культуры должно выступить с публичным заявлением по поводу сложившейся ситуации. Возможно, это станет хорошим кейсом по коммуникации Минкульта с внешним миром, которую, видят все, нужно налаживать.

Услышим ли мы снова “голоса любви”, пока неизвестно.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отдела "Культура"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter