ГоловнаКультура

​“Дике поле”: Розмітка території

В украинский прокат вышло “Дикое поле” – режиссерский дебют Ярослава Лодыгина в полном метре, экранизация “Ворошиловграда” Сергея Жадана – книги предыдущего десятилетия по версии BBC Украина, романа, чье значение слишком сильно раздулось в украинских масштабах, чтобы его постановку в кино можно было воспринимать спокойно. Между тем, только так “Дикое поле” лучше и потреблять: очистившись от любых ожиданий и предрассудков.

Фото: Limelite

Тридцати-с-чем-то-летний Герман берет трубку в захламленной квартире: сонное утро прорезает беспокойное сообщение о том, что его брат, живущий где-то на севере Донбасса и управляющий бензоколонкой, внезапно уехал то ли в Берлин, то ли в Амстердам. Недолго думая (очень недолго, и хотелось бы, чтобы подольше), главный герой отправится на малую родину – разбираться с оставленными братом делами и погружаться в абсурдный мир рейдерства, “решал” и перепаханных иерархий.

Во всех интервью режиссер картины, Ярослав Лодыгин, рассказывает, что из книги Сергея Жадана выдернул только одну смысловую линию, которая и выразилась в слогане “Дикого поля”, – “Защищай свое”. Эта нехитрая мысль будет буквально озвучена в кадре и даже обнаружит рифму с войной на Донбассе (диалог с Марленом Владленовичем в поезде про “вы что, думаете, что вам тут все принадлежит, раз вы тут родились?”). Впрочем, заявляя об одном сюжете, режиссер лукавит: в фильме сюжета полтора. Недоваренная половина – романтическая, эдакий любовный треугольник, который, к сожалению, ничего к образу главного героя не добавляет.

Впрочем, к образу главного героя никто ничего не добавляет – он совершенно не меняется по ходу фильма, болтаясь в плену у окружающих его обстоятельств. Его даже забывают переодеть по ходу сюжета, тогда как в литературном первоисточнике хотя бы по изменившемуся гардеробу Германа можно было понять, что останется он на Донбассе надолго и с заправкой за томное и пыльное лето (которое у Лодыгина, такое впечатление, сжато до нескольких дней) успел срастись вполне успешно, забыв о перспективной карьере “независимого эксперта” с гуманитарным образованием. Аморфная стабильность Германа особо ярко заметна в финале “Дикого поля”, когда конфликт решается “богом из машины” (буквальным, как нам потом покажет Лодыгин), в результате чего главный герой лишь на долю ощущает колебания в своей инфантильной личности.

Фото: Limelite

Это главная, пожалуй, проблема первой половины “Дикого поля” – в нем практически ничего не происходит, хотя заявка, казалось бы, громкая – разборки вокруг заправки в стратегическом месте, где пересекаются контрабандисты, дальнобойщики и юродивые. Ни одна из сцен фильма ни к чему не приводит, являясь отдельно скроенным фрагментом, о принадлежности которого к целому мало кто заботится. Цельность фильму обеспечивает зритель, своим знанием литературного первоисточника, – тем же, кто роман Жадана не читал, будет намного сложнее.

Режиссеру явно не хватает терпения – несмотря на то, что из экранизации “Ворошиловграда” исчезло много второстепенных персонажей – кто-то заметно бы утяжелил повествование, а кто-то, наоборот, придал бы ему глубины, – позволить себе задержаться чуть подольше на оставшихся героях у него не получилось. Поэтому иногда заметно не хватает воздуха между началом и концом сцены: зрителю не дают эмоционально подключиться к персонажам, забивая рецепторы то обильными крупными планами, то сбивчивым монтажом.

К середине второй половины картины постановщику стало не хватать и вкуса: эротическая сцена под бодрую музыку уж больно напоминает рекламу лекарственных средств на ТВ. А огнедыщащий финал больше похож на решение в стиле “ну давайте уже чем-то закончим красиво”, чем на осмысленный режиссерский ход.

Впрочем, все это не лишает “Дикое поле” статуса важного для украинской индустрии фильма. Здесь свелись ключевые для кинематографа современной Украины люди: драматург Наталья Ворожбит стала соавтором сценария (она же – автор пьесы “Плохие дороги” и сценария к “Киборгам”), а оператором выступил Сергей Михальчук (обладатель приза Берлинале за работу над “Под электрическими облаками”), за звук отвечал Сергей Степанский (лауреат “Золотой Дзиги”, к примеру, за работу над фильмом “Стремглав”). Продюсированием всей этой истории занимается компания, которая раньше делала, в основном, рекламу, а теперь занялась кино (не единственный пример появления на индустриальном поле новых игроков за последнее время, к слову). На нынешнем этапе развития украинской индустрии любой фильм и его выход в прокат – кейс, достойный отдельного разбора.

Так и в случае с “Диким полем” – украинское кино уже давно не тестирует модели, оно, применяя метафору из фильма, запускает спутники на орбиту. Настоящих звезд на этом небе еще нет, но что-то, поблескивая и с переменным успехом, все же летает.

Фото: Limelite

И хоть назвать его удачным режиссерким дебютом не поворачивается язык, отказать Ярославу Лодыгину в наличии места в украинской кинематографической иерархии тоже не получится. В конце концов, именно с его легкой руки и в результате семи потраченных лет его жизни “Ворошиловград” получил кино-версию. Не совершенную, но наводящую на вполне здравую мысль о том, что, возможно, мы уж слишком увлеклись возведением романа Сергея Жадана в культовый статус. В конце концов, любое литературное произведение открыто для интерпретаций, и небо от этих толкований не падает на землю. И роман десятилетия по версии украинского BBC не является ни в коем случае здесь исключением.

В прокате с 8 ноября.

Дарія БадьйорДарія Бадьйор, Редакторка відділу "Культура"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter