ГоловнаКультура

"Сторожова застава": український мейнстрім з людським обличчям

В украинский прокат выходит “Сторожевая застава” Юрия Ковалева – экранизация фэнтези-повести Владимира Рутковского о подростке, попадающем во времена Киевской Руси, преодолевающем препятствия и свои страхи заодно.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отделов "Культура" и "Блоги"

Пожалуй, “Сторожевая застава” – это если не первый, то один из немногих фильмов, который может быть зачислен в разряд “больших студийных картин”, к производству которых присоединилось Госкино (общий бюджет фильма составил 40 млн грн, из которых 45% – государственное финансирование). На пресс-конференции в кои-то веки не было слышно глупостей про “показы на всех кинофестивалях класса “А”, а продюсеры спокойно рассказывали, что не рассчитывают окупить фильм в украинском прокате (потому что это, как мы уже писали, невозможно с таким бюджетом), а пытаются продать его на другие территории. Интересно, повлияли ли продюсеры на финальный результат и являются ли причиной всех его недостатков (достоинства обычно принято закреплять за другими участниками съемочного процесса), но этот вопрос мы оставим для будущих историков украинского кино.

Сюжет “Сторожевой заставы” – классическая история про “попаданца”, когда главный герой перемещается из современного мира не то в параллельное измерение, не то на другую планету, не то в другую эпоху. Простой украинский парень Витя отправляется с друзьями в поход, в лесу из-за солнечного затмения открывается портал, куда парня затягивает и он попадает в 1120 год, в Киевскую Русь с богатырями (которых перепрошивают, вынимая из имперского дискурса: не “Алеша Попович”, а “Олешко”, например), половцами во главе с амбициозным ханом и так далее.

Главная проблема фильма Ковалева в том, что “Застава” не рассказывает никакой дополнительной истории, кроме той, что непосредственно происходит с героями. Не секрет, что хороший мэйнстрим – это тот, что работает на разных уровнях: от того, что считывается на базовом уровне (“Бегущий по лезвию 2049” – это фильм про полицейское расследование в будущем), до того, что раскрывается для тех, кто копнул поглубже (как сообщение о человечестве, его месте и значении слова “человечный”, например). Вторая главная проблема “Заставы” – основную свою историю режиссер рассказывает невнятно.

Дырявый сценарий переписывали, очевидно, немыслимое количество раз – в том числе, после того, как съемки завершились, что привело к переозвучке некоторых реплик героев, сильно сбивающих с толку в начале просмотра. Неясно, были ли в нем дыры изначально (и, что могли, залатали), или они образовались после внесенных правок, но делать жанровое кино, не требующее авторских высказываний (хотя и они бы были желательны для пущей важности), можно по заготовленным лекалам. Все-таки “Сторожевая застава” – первый украинский фэнтези-фильм, а не первый фэнтези-фильм вообще.

У Ковалева есть сцены, которые вообще к повествованию ничего не добавляют; есть реплики, без которых фильм ничего бы не потерял; есть, в конце концов, плоские персонажи (в основном, женские), которым не лишним было бы добавить глубины. Копнуть в сторону броманса между богатырями Ильей Муромцем и Добрыней Никитичем; больше рассказать о главном злодее хане Андаке – зачем ему этот камень (для мирового господства, понятно, а детальнее?) и почему у него такие отношения с братом (который, кстати, очень трогательный в исполнении Ивана Денисенко); не говорим уже о всех женщинах "Заставы" – Оленке, Росанке (эти уменьшительные формы настораживают) и Миланке, которые лишь функции, подкрепляющие героизм главных героев.

При всем этом “Сторожевая застава” парадоксальным образом работает. Это не самый лучший фильм на свете, но после его окончания остается впечатление, что ты наконец видишь украинский мэйнстрим, создателям которого не наплевать на зрителей. Чего вообще нельзя сказать ни о последних фильмах Санина, Михаила Ильенко, ни о призере “Золотой Дзиги” “Гнезде горлицы”, ни о “Фанни Каплан” – все они были какой-то отчаянной манифестацией не очень хороших режиссеров, пытающихся выехать на патриотической теме, либо же на актерах, либо же на сочетании несочетаемого. В конечном счете, после просмотра этих фильмов всегда возникал вопрос “зачем?”. После “Сторожевой заставы” такого вопроса не возникает.

В кои-то веки на экране популярного украинского кино – не каменные истуканы в геройских образах, а персонажи, похожие на людей, попавших в предложенные обстоятельства. На первом плане – немного более прямолинейная, чем того ожидаешь в 2017-м, но, тем не менее, история о том, как молодой человек преодолевает свои страхи (Даниил Каменский); на втором – герой, который не знает, что он – герой, пока ему об этом не сообщает пришелец из будущего (Роман Луцкий).

Можно часто услышать, что каждый фильм, сделанный в Украине силами больших команд (а не группами энтузиастов), является яркой иллюстрацией ситуации в киноиндустрии. “Сторожевая застава” – первый большой фильм в этом году, который показывает, что история про украинское кино для украинских же зрителей, о которой давно мечтают в кинокулуарах, сдвинулась с мертвой же точки. Может, потому что делали для детей, которые не будут задаваться лишними вопросами о том, жил ли Велес в реке, озаряли ли себя жители Руси по любому поводу крестным знамением в 12 веке, а просто будут считывать и впитывать новые мэмы. Может, потому что перестали прикидываться, будто одним фильмом свернут горы. Может, потому что процесс, наконец, пошел.

В прокате с 12 октября.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отделов "Культура" и "Блоги"