ГоловнаКультура

Україна на Венеційській бієнале: від намету до скляного куба

В этом году Украина будет участвовать в Венецианской биеннале в 9-й раз, и история этих девяти украинских павильонов напоминает дантовские круги ада. Каждый национальный отбор в Венецию сопровождает флер скандальности, вскрывая старые и порождая новые конфликты в культурном сообществе. Отсутствие четких критериев отбора, непрозрачная процедура утверждения проекта, нехватка финансирования – за 16 лет официального присутствия Украины на биеннале ни одна из этих проблем не решена. Мы вспомнили историю украинских павильонов на биеннале, и в очередной раз убедились, что культура – всегда отражение общества.

Анастасия Платонова Анастасия Платонова , Журналистка, культурный менеджер

2001. Дебют в палатке

Украинская делегация в Венеции
Фото: Фото из личного архива Юрия Соломко
Украинская делегация в Венеции

Идею появления первого украинского павильона на биеннале в 2001 году продвигал тогдашний директор ЦСИ Сороса Юрий Онух. Загоревшись этой идеей во время "Манифесты" (европейская биеннале современного искусства – прим.) в Любляне, он начал вести переговоры с Минкультом. 

"Разговоры о появлении украинского павильона в Венеции в культурном сообществе шли еще с середины 90-х, – вспоминает куратор Александр Соловьев. – Этой темой начинала заниматься Марта Кузьма (была директором Центра Сороса с 1994 по 1997 гг. – прим. авт.), но в итоге получилось именно у Юрия Онуха".

В 2000 году заявка Украины на участие в биеннале была принята. Ответственным за координацию подготовки стало Министерство культуры.

Став куратором национального павильона, Онух планировал показать в Венеции проект "Лучшие художники ХХ века" Игоря Подольчака и Игоря Дюрича ("Фонд Мазоха"). Проект утвердили, началась подготовительная работа. Но очевидно, были и другие желающие представлять Украину в Венеции, потому что в Минкульт пришло письмо: дескать, Онух, как иностранный резидент, не может курировать украинский павильон. Припомнили ему и подписание коллективного открытого письма во время акции "Украина без Кучмы".

Союз художников в авральном порядке, за 3 месяца до начала биеннале, провел конкурс. В нем победил "Первый украинский проект" Валентина Раевского, включавший работы Арсена Савадова, Олега Тистола, Юрия Соломко, Сергея Панича, Ольги Мелентий и самого Раевского. Поскольку сроки подготовки были сорваны, а ресурсов на полноценный павильон не было, приняли неоднозначное решение показывать украинский национальный проект в армейской палатке прямо в Джардини. Внутри палатки была установлена диорама с идиллическими подсолнухами и изображением ЧАЭС на фоне. По внешнему периметру павильона разместили кадры акции "Украина без Кучмы", которые, по словам тех, кто видел экспозицию, несколько выбивались из общего проекта . 

Куратор 49-ой венецианской биеннале Харальд Зееман
Фото: Виктор Марущенко
Куратор 49-ой венецианской биеннале Харальд Зееман

Помимо участников "Первого украинского проекта", по приглашению куратора 49-ой биеннале Харальда Зеемана, в основной программе биеннале приняли участие еще двое украинских авторов – Александр Ройтбурд и Виктор Марущенко. Ройтбурд в итальянском павильоне показал свое видео "Психоделическое вторжение броненосца "Потемкин" в тавтологический галлюциноз Сергея Эйзенштейна", созданное для одесского проекта "Академия холода". Увидев ее на выставке "2000+" в Любляне, Зееман пригласил художника на биеннале, а впоследствии "Потемкин" пополнил коллекцию МоМА.

Марущенко же представил в Венеции свой проект "Chernobyl". "Идея проекта заключалась в том, чтобы показать трагедии людей (как личные, так и спровоцированные техногенной катастрофой): мои чернобыльские фотографии взаимодействовали с фото автомобильных аварий, сделанными швейцарским полицейским фотографом Арнольдом Одерматтом в 50-х", – рассказывает он.

В целом, украинский дебют в Венеции обнажил системные проблемы украинского культурного поля, с его разделением на "лагеря", интригам и конфликтами. Последующие "заходы" в Венецию лишь подтвердили этим симптомы.

2003. Второе пришествие

Фасад украинского павильона в Венеции, 2003 год
Фото: из личного архива Виктора Сидоренко
Фасад украинского павильона в Венеции, 2003 год

В 2003 году Украину в Венеции представлял Виктор Сидоренко. Официальный конкурс от Минкульта тогда провели, но, скорее, для соблюдения процедуры. Многие обвиняли Сидоренко в использовании служебного положения для лоббирования собственного проекта в Венеции: с середины 90-х Сидоренко – вице-президент национальной Академии искусств, с 2001 – возглавляет Институт проблем современного искусства при НАОМА.

Сидоренко во время съемки видео для проекта Жернова Времени
Фото: sydorenko.gallery.соm
Сидоренко во время съемки видео для проекта Жернова Времени

Но как бы там ни было, проект "Жернова времени" утвердили в Минкульте. Виктор Сидоренко, совместно с Александром Соловьевым, выступил его куратором. 

Над этим проектом Сидоренко работал с середины 90-х.

Отправной точкой проекта стали фото, случайно обнаруженные Сидоренко во время поездки в Сумы. На них запечатлены молодые мужчины в кальсонах (то ли в военном госпитале, то ли в тюремной больнице). "Я просматривал альбом местного фотографа, и обнаружил странные фото, на которых были изображены мужчины, скорее всего, солдаты, – говорит Сидоренко. – Они сидели на каких-то странных сооружениях, похожих на орудия пыток (думаю, это специальные ортопедические устройства). Именно персонаж в кальсонах и стал главным героем моего проекта". 

"Жернова" посвящены времени и его влиянию на жизнь людей. Бесконечное движение жерновов символизирует утекание времени и цикличность жизни. Для биеннале Сидоренко сделал крупноформатную живописную работу (200х500 см), дополнил ее 7-минутным видео (режиссером монтажа которого стал режиссер Олесь Санин, тогда только выпустивший свой фильм "Мамай", а оператором – Сергей Михальчук). Кроме них, в экспозицию вошли фотоработы (а том числе и те, что были найдены Сидоренко), инсталляция в виде светящегося кристалла, а также эскизы и рисунки автора к проекту. Одну из фоторабот "Жерновов времени" позднее приобрел музей современного искусства KIASMA в Хельсинки.

На этот раз времени на подготовку было больше, чем в 2001 году. Как вспоминает Александр Соловьев, под павильон удалось получить хорошую локацию (в палаццо Юстиниана), что давало возможность экспонировать проект согласно изначальному замыслу. Разве что видео было представлено в отдельном зале (что, по словам очевидцев, не добавляло экспозиции цельности). Но в целом украинский павильон был отмечен зрителями и критикой как достойный. Так что в этом году проблема украинского участника была не в художественной ценности проекта, а в том, что прозрачность отбора представителя национального павильона в Венеции, как и в прошлый раз, вызывала сомнения.

В этом же году (правда, в составе российского павильона) в Венеции участвовал еще один украинский художник – харьковчанин Сергей Братков. Его фото и видео вошли в групповой проект куратора Виктора Мизиано "Возвращение художника". 

2005. Год Бабака

Третий заход Украины в Венецию стал, пожалуй, одним их самых противоречивых. 

На 51-й биеннале украинский павильон вновь был представлен персональным проектом, на этот раз – Николая Бабака. Организатором павильона стала галерея "Совиарт", комиссаром проекта – Виктор Хаматов. Курировали проект Алексей Титаренко и Михаил Сидлин

Николай Бабак (справа) с кураторами Алексеем Титаренко и Виктором Хаматовым
Фото: из личного архива Николая Бабака
Николай Бабак (справа) с кураторами Алексеем Титаренко и Виктором Хаматовым

"Проект на биеннале был отобран в результате конкурса. Он объединял в себе сельскую украинскую фотографию с народными ритуалами, оберегами, а также фото и видео Оранжевой революции", – вспоминает Хаматов.

В экспозицию проекта "Дети твои, Украина" вошла серия портретов селян, а также языческие куклы-обереги. По словам Николая Бабака, все работы были созданы в 2003-2004 году.

Проект "Дети твои, Украина" отличала некая архаичность и нежно-патриотичный флер. Под стать экспозиции была и презентация павильона с участием тогдашнего министра культуры Оксаны Билозир, где наливали перцовку и дарили гостям декоративные куклы.

Виктор Хаматов отмечает те же сложности в подготовке украинского павильона, что и другие участники разных лет: "Во-первых, дала о себе знать устаревшая система финансирования проектов: никаких авансов, нормативы советских времен, нехватка средств на командировки и т.д. Проект галереи "Совиарт" был отобран под гарантии собственного финансирования на 2/3 всего бюджета. Также в Минкульте не было специалистов, способных к реальному содействию в вопросах рекламы, аренды помещений, презентации проекта, таможенных процедур. В мало подходящем для экспозиции помещении за несколько дней был фактически построен новый павильон".

Параллельно в рамках внеконкурсной программы Фонд Виктора Пинчука представил проект "First Acquisitions" ("Первые приобретения"), который куратор Александр Соловьев называет прорывом по сравнению со всем, что Украина прежде показывала в Венеции. В палаццо Пападополи показали работы Арсена Савадова, Бориса Михайлова, Василия Цаголова, а также мировых звезд Олафура Элиассона, Филиппа Паррено, Навина Раваншайкуля, Карстена Хеллера и Джун Нгуэна-Хацушибии. Презентацию курировал Николя Буррио, заведовавший в то время международной частью коллекции Пинчука (по сути, это и была презентация частной коллекции). "Когда делалась выставка "Первые приобретения", в коллекции Пинчука уже было несколько звездных имен: Элиассон, Хеллер, – вспоминает куратор Александр Соловьев. – В компанию к ним выбрали работы Бориса Михайлова, Арсена Савадова и Василия Цаголова".

Кстати, по легенде, на вечеринке по случаю открытия "Первых приобретений" иностранный журналист спросил у Виктора Пинчука, где можно посмотреть его коллекцию. "На складе", – ответил тот. А уже через год, осенью 2006-го, открылся PinchukArtCentre.

2007. Новая точка отсчета

В 2007-м Минкульт обратился к PinchukArtCentre с предложением стать организатором украинского национального павильона (очевидно, учитывая успешный опыт на предыдущей биеннале). И уже первый павильон, организованный РАС в Венеции, продемонстрировал качественную разницу со всем, что Украина показывала прежде.

На 52-й биеннале украинский павильон был представлен проектом "Поэма о внутреннем море", в экспозицию которого вошли работы 8 художников из Украины, США и Германии.

Украинский павильон в палаццо Пападополи
Фото: ukrainianpavilion2007.org, kor.ill.in.ua
Украинский павильон в палаццо Пападополи

омиссаром павильона стал тогдашний арт-директор РАС Питер Дорошенко, куратором – Александр Соловьев. В проект вошли работы Александра Гнилицкого и Леси Заяц ("Институция нестабильных мыслей"), Бориса Михайлова, Сергея Браткова, а также Юргена Теллера, Марка Тичнера, Сэм Тейлор-Вуд и DZINE.

Название проекта отсылало к известному фильму Юлии Солнцевой "Поэма о море", снятому по сценарию Александра Довженко. По словам Александра Соловьева, концепция выставки заключалась в том, чтобы посмотреть на себя одновременно изнутри и снаружи. Украинские художники отвечали за внутреннюю оптику, иностранцы – за взгляд "со стороны".

Проект был международным, но украинские художники были представлены в нем достаточно развернуто. Александр Гнилицкий и Леся Заяц показали мультимедийную инсталляцию "Визуальный винил", для которой был использован оптический эффект, когда предметы как будто "оживают" (за счет спроецированного на них света). Борис Михайлов – несколько фотосерий (они занимали отдельный зал) и проект "Книга о незавершенном времени". Сергей Братков – индустриальные лайтбоксы и инсталляцию "Вагина – моя родина".

Кроме того, обладатель премии Тернера британец Марк Тичнер совместно с группой Р.Э.П. сделал билборд с надписью "We are Ukrainians. What else matters?".

Работа Марка Тичнера и группы Р.Э.П
Фото: из личного архива Лады Наконечной
Работа Марка Тичнера и группы Р.Э.П

В целом, в 2007 году можно считать началом нового витка в истории Украины в Венеции. Именно тогда наша страна впервые продемонстрировала качественно новый подход к участию в биеннале: с осмысленной кураторской концепцией, сильным составом участников и хорошим бюджетом (по неофициальной информации, бюджет национального павильона в тот год был в диапазоне $1- 1.3 млн). Экспозиция, хоть и получила изрядную долю критики за "неукраинскость", была отмечена как одна из самых заметных на 52-й Венецианской биеннале.

2009. Пески, Кличко и Сердючка

Украинский национальный павильон в палаццо Пападополи
Фото: РАС
Украинский национальный павильон в палаццо Пападополи

В 2009-ом Минкульт решил не изобретать велосипед и PinchukArtCentre снова стал организатором национальной презентации. Снова палаццо Пападополи, и снова международный проект в украинском павильоне. Но к 53-й биеннале готовились в разгар кризиса 2008 года, что не могло не сказаться на бюджете и масштабе проекта.

На этот раз пришлось ограничиться всего двумя художниками: украинский национальный павильон в Венеции представляли украинец Илья Чичкан и японец Михара Ясухиро.

Комиссаром проекта вновь стал Питер Дорошенко, а вот куратором украинского павильона неожиданно стал Владимир Кличко (это сегодня никого не удивляет, что боксер может стать, например, мэром – а тогда удивились многие).

Баннер украинского павильона около моста Академии
Фото: Сергей Ильин, РАС
Баннер украинского павильона около моста Академии

Согласно концепции РАС, проект был посвящен мечтам о дальних странствиях. Главным героем проекта стал владелец палаццо Пападополи в XIX веке – Николо Пападополи, который много путешествовал, побывал в Украине, Монголии, Китае и добрался до Японского моря, повторив маршрут знаменитого Марко Поло. 

Чичкан и Ясухиро должны были работать на стыке искусства и моды (поскольку Ясухиро – дизайнер). Проект "Степи мечтателей" представлял собой интерактивную инсталляцию, различные элементы которой расположили как в палаццо Пападополи (засыпав песком его залы и вестибюли), так и в других частях города.

Это, пожалуй, самый зрелищный "заход" РАС в Венецию. Настолько зрелищный, что концептуальная часть осталась несколько в стороне, уступив место спецэффектам вроде билбордов с Владимиром Кличко в золотых боксерских перчатках (ради фотосессии с ним Илья Чичкан специально летал в Гамбург). 

Если оценивать презентацию Украины в 2009 году "в целом" – и экспозицию Чичкана и Ясухиро, и ход с горой песка в палаццо Пападополи, и вечеринку с Веркой Сердючкой, – то украинский павильон было сложно не заметить. Дорого, весело и очень попсово – так Украина выглядела, невзирая на мировой экономический кризис. Именно за это национальный павильон тогда и критиковало украинское культурное сообщество (никто еще не знал, что нас ждет на следующей биеннале).

2011. Алтарь из яиц

А в 2011 году Украину в Венеции представлял персональный проект Оксаны Мась. Ее монументальное панно из декоративных деревянных яиц произвело эффект разорвавшейся бомбы (правда, в основном, внутри страны).

Оксана Мась
Фото: Укрправда
Оксана Мась

На этот раз история с украинским павильоном началась задолго до самой биеннале. РАС отказался быть организатором национального павильона в 2011-м, и перед Минкультом снова замаячила перспектива самостоятельной организации процесса (а значит, большой ответственности и большого бюджета). Поэтому, когда Оксана Мась подала заявку в Минкульт, она и стала организатором павильона (официально организатором значилась институция Fedorova Cultural Foundation and Change Performing).

Выяснилось, что быть самому себе и художником, и менеджером хорошо, но в Венеции нужен еще и куратор проекта. На эту роль позвали известного (но, увы, давно ушедшего на покой) "папу" итальянского трансавангарда Акилле Бонито Оливу.

В Венеции Мась представляла проект "Post-vs-Proto-Renaissance", копию Гентского алтаря ван Эйков, собранную из деревянных яиц, вручную расписанных, по заверениям художницы, "людьми 50 национальностей и различных вероисповеданий". Согласно замыслу художницы, на этих яйцах люди изображали свои грехи.

Накануне открытия украинского павильона на биеннале Мась говорила, что покажет лишь часть "алтаря", поскольку над этим проектом она планирует работать несколько лет, и в результате собрать алтарь размером 92 м в высоту и 134 м в ширину. По словам художницы, работа над ним продолжается и сегодня.

Проект "Post-vs-Proto-Renaissance" был показан в храме около площади Сан Марко, и в целом неплохо вписался в это пространство. Правда, какое отношение он имел к украинскому современному культурному контексту, так и осталось загадкой: украинское искусство это проект никак не репрезентовал. По сути, это копия фрагмента знаменитого произведения, выполненная из деталей в форме яиц. Сложно понять и его концепцию - месседж художницы о новом духовном возрождении человечества так же абстрактен, как и глобален. И в целом мышление в духе "самый большой алтарь", и "работа из стольких-то тысяч яиц" больше напоминает коммерческий аттракцион, чем искусство.

РАС в тот год, отказавшись от работы над национальным павильоном, сделал параллельный проект – выставку Future Generation Art Prize в палаццо Пападополи. В рамках этой выставки в Венеции были показаны живописные работы победителя первой премии PinchukArtPrize харьковчанина Артема Волокитина.

"В 2011 году я представлял работы из серии "Опыт", в сюжете которых объединена жесткая структура из архитектурных объектов с такой же упорядоченной структурой из модулей человеческого тела, – говорит Волокитин. – Также в пространстве Палаццо Пападополи была представлена пятиметровая работа "Памятник влюбленным". Сюжет и сдержанная гамма работ выделялась и противоречила интерьеру зала. Мрамор, лепнина, ткань с орнаментами на стенах и Гранд-канал за окнами, казалось, выталкивали вперед инородные объекты".

2013. Новая кровь

В 2013 году Украину в Венеции впервые представляла группа, состоящая целиком из молодых художников: кураторы проекта Александр Соловьев и Виктория Бурлака отобрали работы Жанны Кадыровой, Николая Ридного и Гамлета Зиньковского. Организатором украинского павильона стал Минкульт.

Удивительно, но работы всех троих авторов объединяло некое предчувствие сегодняшних событий: здесь оказались затронуты и советское прошлое, и декоммунизация, и тема памяти. Центром украинского павильона стал проект Жанны Кадыровой "Памятник памятнику" – видеоинсталляция, в разных ракурсах изображающая скрытый памятник "неизвестно кому". В этом проекте Кадырова исследовала проблему переписывания истории, лишающего людей чувства реальности.

Гамлет Зиньковский показал на биеннале два проекта – графику шариковой ручкой "Наедине с собой" и инсталляцию с портретами в спичечных коробках "Книга людей". "В основном проекте биеннале "Энциклопедический дворец" было много мануального, рисовального, – вспоминает куратор Александр Соловьев. – И работы Гамлета отлично вписались в этот формат".

По словам самого Гамлета, всего в Венеции показали 450 рисунков. Часть из них была сделана в Киеве, часть – уже на месте. Но главным потрясением на биеннале художник называет столкновение с Минкультом, чья раздутая делегация жила в центре Венеции, тогда как художников поселили в часе езды от национального павильона. "Больше всего меня поразило официальное открытие нашего павильона с котлетами, водкой и торжественным перерезанием желто-голубой ленточки", – рассказывает Зиньковский.

Николай Ридный также представил в павильоне два проекта: "Монумент" - документальное видео сноса памятника героям революции на площади Конституции в Харькове и копии конструктивистских памятников и постаментов, и "Убежище", куда вошли серия архитектурных макетов советских бомбоубежищ и два документальных видео. На одном из видео – лекция по гражданской обороне в подвале харьковской школы, переоборудованном под бомбоубежище. На втором - отец художника, скульптор Александр Ридный, проводит экскурсию по погребу родительского дома.

"Проект "Памятник памятнику" финансировался государством и был организован катастрофически плохо, – вспоминает Ридный. – Производство работ не финансировалось, и было полностью на плечах художников. Во время транспортировки повредили несколько моих скульптур. А маленькое пространство павильона абсолютно не соответствовало работам и их количеству". Но, несмотря на организационные сложности, "Памятник памятнику" был одним из самых удачных украинских проектов в Венеции: и по цельности, и по подбору художников, и по ясности высказывания и актуальности.

На внеконкурсной выставке Future Generation Art Prize Украину представляла группа Р.Э.П. и Никита Кадан. Группа Р.Э.П. в рамках выставки финалистов показала гипсокартонную инсталляцию "Евроремонт. Путем улучшения" о бутафорности "реформ" режима Януковича. "Это часть долгоиграющего проекта "Евроремонт", который мы (группа Р.Э.П. – прим. авт.) ведем с 2010 года, – говорит Никита Кадан. – "Покращення" и "Побудуємо Європу в Україні" – фразы из риторики властей времен Януковича. Эта работа связана с культом имитации и строительства от фасада, а не от фундамента, как ключевых для Украины практик".

Отдельно от группы Р.Э.П. Никита Кадан также сделал скульптурную инсталляцию "Бабушка (Мавзолей обеспечения)", представлявшую собой около тысячи буханок хлеба в бетонной конструкции. Так Кадан поднял тему выживания украинских пенсионеров, фактически игнорируемых собственным государством.

Еще один украинский художник, одессит Сергей Зарва, попал в основной проект биеннале по приглашению известной американской художницы Синди Шерман, которая курировала спецпроект в рамках "Энциклопедического дворца". В экспозицию ее проекта вошли несколько работ Зарвы из серии "Огонек", посвященной советским мифам.

2015. "Hope!" или "Help"?

История национальных павильонов в Венеции – это процесс поступательного развития, но иногда она напоминает танцы на граблях. Так случилось и в 2015-ом, когда Минкульт решил из-за сложной экономической ситуации отказаться от национального павильона в Венеции. Положение снова спас PinchukArtCentre – в январе 2015 он в срочном порядке был назначен организатором украинского павильона.

После разбирательств и открытых писем кураторы проекта Оксана Баршинова и Михаил Рашковецкий вышли из кураторской группы (LB.ua следил за этим процессом). Проект в полном объеме профинансировал РАС, а куратор арт-центра Бйорн Гельдхоф завершил работу, начатую кураторской группой.

Украинский национальный павильон в 2015
Фото: РАС
Украинский национальный павильон в 2015

Украинский десант на 56-й биеннале состоял сплошь из звезд молодого поколения художников: там были работы Никиты Кадана, Жанны Кадыровой, Николая Ридного, Евгении Белорусец, Анны Звягинцевой и "Открытой группы".

Минималистичный стеклянный куб с надписью HOPE! на набережной около Арсенала отсылал к "палатке" 2001 года. И, вместе с тем, это был проект уже нового времени.

"В павильоне HOPE! стены в их традиционном виде практически отсутствовали, и работы участников оказались на набережной, открытыми для глаз прохожих. Сам павильон стал объектом, выражающим концепцию экспозиции", – вспоминает художник Артем Волокитин.

"Надежда" – ключевое понятие, с которым работали участники павильона. Художница Евгения Белорусец сделала фото шахтеров, оказавшихся между украинской армией и сепаратистами так называемой "ДНР". "Открытая группа" представила пронзительный проект об отсутствующих людях (в домах тех, кто ушел на войну, установили видеокамеры, работавшие в режиме реального времени). Коллажная работа Жанны Кадыровой с газетными вырезками – попытка представить новую Украину в будущем. Инсталляция Николая Ридного (с текстами Сергея Жадана) – тоже о войне и о надежде.

Никита Кадан представил в украинском павильоне работу "Трудности профанации". "Форма витрины отсылает к советским военным музеям; внутри – обломки зданий с Донбасса, среди них посажен огород, – рассказывает Кадан. – Так музейная витрина превращается в теплицу".

"Павильон проекта "Hope!" был национальной репрезентацией, но финансировался PinchukArtCentre, – добавляет Ридный. – Технически выставка была сделана хорошо, но концептуальная составляющая оставила неприятный осадок. Название "Hope!" можно было с лёгкостью заменить на "Help!" – это считывалось именно так не только в отношении Украины, но и в отношении мецената Виктора Пинчука, ищущего новых деловых партнёров. Искусство было инструментализировано бизнесом и политикой".

Несмотря на некую неоднозначность ситуации, когда национальный павильон представляет частная институция, украинский павильон (отчасти благодаря расположению) получил много зрительского внимания и был отмечен мировой прессой.

Единственным украинским художником, принявшим участие в основном проекте 56-й биеннале, стал Николай Ридный. "Куратор Окуи Энвезор выбрал две моих работы, – рассказывает он. – Одна из них, фильм "Обычные места", была приобретена в коллекции Пинакотеки современности в Мюнхене и NBK в Берлине".

Была и еще одна неофициальная инициатива, ставшая одной из топ-тем на биеннале. Это вирусная интервенция "On Vacation" в российский павильон, организованная платформой культурных инициатив "Изоляция" при участии украинских художников и активистов. "Оккупационные" селфи быстро заполонили соцсети, а акция получила упоминания во многих мировых изданиях, включая The Guardian и Artforum.

Украинская интервенция в российский павильон, On vacation
Фото: texty.org.ua
Украинская интервенция в российский павильон, On vacation

2017. Глитчевый парламент

В 2016 году решили сделать все "по-новому". Минкульт задекларировал готовность к открытости и предложил провести конкурс в новом формате, когда между собой соревновались бы кураторские проекты. К диалогу пригласили представителей культурного сообщества, а кроме того, решили создать экспертный совет. Но после длительных споров о процедуре его утверждения, Минкульт просто принял предложенный культурным сообществом список членов совета. Туда вошли Александр Соловьев, Оксана Баршинова, Евгений Карась, Михаил Рашковецкий, Алиса Ложкина, Виктория Бурлака и Любовь Михайлова.

Кураторский конкурс выиграл музей Dallas Contemporary с проектом Ильи и Эмилии Кабаковых (кураторы Питер Дорошенко и Лилия Куделя). Суть проекта заключалась в презентации работ ряда украинских художников в формате "открытой сцены" под купольной конструкцией авторства Кабаковых. Но вскоре было объявлено, что художники вынуждены оставить работу над проектом. Причиной было названо состояние здоровья Кабакова. К слову, на осень 2017-го года в лондонской Tate запланирована персональная выставка Кабаковых.

Борис Михайлов и Питер Дорошенко во время монтажа украинского павильонва
Фото: Dallas Contemporary
Борис Михайлов и Питер Дорошенко во время монтажа украинского павильонва

В регламенте конкурса есть положение о том, что в случае невозможности воплощения победителями своей концепции, может быть реализован проект, занявший в конкурсном отборе второе место (в данном случае, это проект "Свадьба в Венеции" кураторок Лизаветы Герман, Марии Ланько и Катерины Филюк). Однако экспертная комиссия сошлась на том, что, как победитель, Dallas Contemporary должен найти Кабаковым замену. В результате украинский национальный павильон в 2017 году будет представлен проектом Бориса Михайлова "Парламент", работа над которым началась в 2014-ом, одновременно с началом военных действий на Донбассе. В нем Михайлов исследует вопрос о том, кто такие герои современности и каковы их пороки. Серия состоит из абстрактных глитчевых портретов политиков, снятых Борисом Михайловым и его женой Витой с экрана телевизора.

Компанию Михайлову составят молодые украинские художники – группа Sviter (совместно с Иваном Светличным) и группа "Жужалка", а также дизайнер Антон Белинский. Sviter и Иван Светличный представят аудиоинсталляцию на тему мутации информационных потоков. "Жужалка" покажет две фотосессии, посвященные функции фотографии в современном мире. Антон Белинский создаст капсульную коллекцию, в основе которой – идея выставочной концепции украинского павильона. Кроме того, бекстейдж украинского павильона снимет известный немецкий фотограф Юрген Теллер.

Украинский павильон расположится в районе Каннареджо, одном из самых старых и густонаселенных районов Венеции. По словам Питера Дорошенко, бюджет украинского павильона в этом году составит менее полумиллиона долларов.

Параллельно с официальным павильоном РinchukАrtСentre организует уже традиционно выставку Future Generation Art Prize. На ней "Открытая группа" представит работу Untitled. Работа будет сделана специально для выставки в Венеции

57-я Венецианская биеннале откроется 13 мая и продлится до 26 ноября 2017 года.

***

С 2001 года Украина прошла огромный путь на Венецианской биеннале: от "палатки" и презентаций в диаспорном стиле до современных проектов с хорошей концепцией. Но если к качеству выставок и их актуальности глобальных вопросов нет, то наличие цивилизованных правил игры остается под вопросом. Справедливость результатов отбора почти всегда вызывает сомнения не только у тех, кого "не взяли", но и у культурного сообщества.

Как это изменить? Нужна прозрачная процедура отбора и утверждения проектов: на основе конкурса или комиссии, но в любом случае – в открытом диалоге с сообществом. Процесс подготовки и финансирования проекта также должен быть прозрачным: с понятными условиями и дедлайнами не "на вчера". Нужна поддержка государства, и не только в финансировании и обеспечении равных условий, но и в промо украинского искусства в мире. Усилий художников и кураторов здесь явно недостаточно. Венецианская биеннале – одно из важнейших культурных событий в мире. И презентация своей страны на ней – это и есть культурная дипломатия в действии.

ОБНОВЛЕНИЕ. 4 мая, 16:40. В статье исправлены детали биографии Виктора Сидоренко, информация о соавторах видео к проекту "Жернова времени" и добавлена информация о параллельном проекте PAC на биеннале в 2017 году.

Анастасия Платонова Анастасия Платонова , Журналистка, культурный менеджер