ГоловнаКультура

"Правило бою": Труднощі жанру

В прокате – первый большой отечественный фильм 2017 года, который создатели именуют “первой спортивной драмой” в украинском кино. Присмотревшись поближе к этой картине, где сыграли важные артисты вроде Станислава Боклана, Ахтема Сейтаблаева и Алексея Горбунова, мы поняли, что не все так просто: “Правило боя” Алексея Шапарева – вовсе не то, чем хочет казаться.

Фото: Культпростір

Главный герой – молодой парень Тарас (Владислав Никитюк), который пытается заработать на лечение матери, участвуя в подпольных боях. Параллельно Тарас является главарем банды хипстеров (по-другому эту потешную группу, плохо изображающую из себя персонажей фильма Гая Ричи, и не назовешь), которая пытается ограбить склад, чтобы добыть для неких мафиози некое вещество. Зачем – это остается тайной, которую, как и многие другие в этом фильме, обещают раскрыть в четырехчасовой телеверсии.

Второй герой, с которым у Тараса мог бы образоваться очаровательный союз, но из-за нехватки экранного времени не образовывается, – боксер Игорь (Евгений Галич). Он готовится к ответственному бою – финалу чемпионата, для чего ходит на сессии к психологу Марте (Дарья Трегубова), в которую, естественно, влюбляется. Психолог, в свою очередь, тоже с двойным дном: связанная по рукам и ногам обязательствами перед криминальными боссами, она предстанет перед сложными моральными дилеммами в лучших традициях мультфильма “Геркулес”.

Ну и третий блок героев состоит из целой когорты хороших украинских актеров, которые переходят из одного фильма в другой (иногда по одному, иногда вместе). Станислав Боклан играет того самого мафиози, для нужд которого нужно ограбить склад. Ахтем Сейтаблаев во своей немногословности и предельной таинственности своего образа играет еще одного мафиози, для нужд которого нужно ограбить склад. А Алексей Горбунов исполняет роль тренера по боксу, ответственного за “настоящесть” – спорта, мужской дружбы, нравственных качеств и так далее.

Фото: Культпростір

К слову, из синопсиса, разосланного журналистам в преддверии премьеры “Правила боя”, можно сделать вывод, что именно тренер Карпов является главным героем фильма. Цитата: “Фильм рассказывает об известном в прошлом олимпийском чемпионе Карпове – тренере, мастере спорта по боксу, который готовит сына Игоря к чемпионскому бою и берет в качестве спарринг-партнера Тараса. Тарас – обычный парень с улицы, который в последний момент, из-за обстоятельств, должен заменить сына тренера и выступить в финальном поединке против грозного соперника”.

Что вырисовывается? Например, оммаж (с поправкой на реалии украинской киноиндустрии) “Малышке на миллион”, где суровый тренер берет под свое крыло талантливого новичка. Но “Правило боя” – отнюдь не спортивная драма, хоть и заявляет о себе именно так. Сценарист фильма Иван Тимшин в бурном обсуждении рецензии на эту картину и вовсе настаивает на том, что это фильм для подростков, чей сценарий “имеет определенную, довольно большую степень условности”.

Условность в данном случае выступает оправданием незавершенных сюжетных линий и плоских ключевых персонажей. Оставим это на совести создателей фильма, но отметим, что рассчитывать на то, что “Правило боя” понравится подросткам, тоже не стоит. Пресловутые “подростки”, на всеядность которых сейчас будут рассчитывать все мало-мальски крупнобюджетные украинские фильмы, выросли на голливудских блокбастерах, а те, кто, на беду создателей “Правила боя”, хоть раз в жизни видел “Большой куш”, выбегут с сеанса “первой украинской спортивной драмы” через 15 минут после ее начала.

В стране, где бокс – едва ли не второй национальный вид спорта, постановка боев так, как они поставлены в “Правиле боя”, должна быть наказуема. Понятное дело, что боксерский поединок в реальности и в кино – это разные вещи, но зачем тогда снимать фильм, в котором невозможно поставить сложную сцену? Создалось такое впечатление, что ставя поединки “Правила боя”, создатели фильма соблюдали несколько правил: ни в коем случае не держать интригу; окружить “клетку”, где кружатся соперники, прилично одетыми болельщиками, вяло бросающимися на сетку в плохо отыгранных порывах волнения; а если вдруг зрители уснут во время сцены, вжарить закадровой рэп-песней, объясняющей сюжет или подсказывающей, что должны чувствовать зрители.

Аудитория подпольных боев из фильма "Правило боя"
Фото: www.fight-rules.com
Аудитория подпольных боев из фильма "Правило боя"

И даже появление любимца телеаудитории, боксера Александра Усика, может не спасти “спортивную драму”. Заявленное уже в начальных титрах камео придется ждать больше часа, а появится Усик лишь в двух маленьких сценах, одна из которых притянута за уши, а вторая сделана настолько плохо, что хочется закрыть глаза от стыда.

Как бы то ни было, центральным для сюжета “Правила боя” является не спортивная интрига – победит, не победит, – а криминальная. Главное противостояние – между благородным Тарасом и циничным, но безымянным, криминальным боссом в исполнении Боклана.

Возможно, именно эта неопределенность сделала “Правило боя” таким скомканным кино. С главного героя постоянно перетягивают на себя внимание второй боксер и его любовная линия, харизматичный тренер, банда хипстеров (которых в пресс-релизах называют панками) и даже бандиты, в стане которых – свои интриги, скандалы и расследования (финальная сцена с появлением Сергея Романюка в роли еще одного криминального босса сделана так, как будто создатели “Правила боя” надеются на сиквел), которые отвлекают от основного сюжета.

Важный грех этого фильма – отсутствие достоверных деталей, которые позволили бы зрителям ассоциировать себя с персонажами и без труда перенестись в сконструированную в кадре реальность. “Правило боя” не содержит ни одной отсылки к сегодняшним реалиям и ни одной узнаваемой детали из современной городской жизни. Эту абстрактность антуража можно объяснить тем, что “Правило боя” рассчитано на экспорт (в самом деле, не придираемся же мы к деталям быта в американских блокбастерах), но поскольку фильм все же является украинским, хочется обнаружить в нем что-то, вызывающее отклик на уровне, недоступном иностранному зрителю.

Фото: Окино

Расчетом на экспорт можно объяснить и то, что фильм снят на русском языке и дублирован на украинский (очевидно, главным рынком для его сбыта являются все же российские кинотеатры, а не украинские), но и этот факт лишь усиливает разрыв между зрителем, пришедшим на фильм. Почему нельзя было снять фильм на хорошем украинском и озвучить на другом языке для зарубежного рынка?

Вы скажете: это только начало пути жанрового украинского кино, фильм снят за копейки (бюджет – 500 тыс долларов, или 13 млн грн), индустрия не готова к такому кино. И вправду: на все эти факторы можно списать плохую постановку боев, слабые актерские работы молодых исполнителей, попытку представить “Правило боя” тем, чем оно не является. Но тогда возникает встречный вопрос: долго ли будет продолжаться этот эксперимент над зрителем? Как критик и зритель, я ратую за то, чтобы украинских фильмов появлялось все больше – разных, зрительских, авторских, каких угодно. Просто хочется видеть, что ведется работа над ошибками, и что в образование кинематографистов вкладывается столько же усилий, сколько и во все остальные сферы украинского кино.

Фильмам вроде “Правила боя” повезло: они сняты и выпущены в прокат в годы даже не старта, а попытки воткнуть заржавевший ключ зажигания в замок украинской киноиндустрии. Критиковать фильмы этой эпохи на полном серьезе не представляется возможным: у американских режиссеров (например) есть презумпция здравомыслия – мы априори считаем, что все, что попало в кадр, находится там не случайно, а согласно замыслу режиссера. Украинским режиссерам мы предъявить такого не можем – не на часі, денег нет, никто не может упасть с коня, нунчаки по 100 долларов и так далее. Как долго украинские фильмы будут пользоваться таким привилегированным положением и скидками жертв разваленного постсоветского гуманитарного пространства, – не знает никто.

А пока что – маємо те, що маємо, и в прокат вышел фильм, который весь ресурс потратил на внешние атрибуты жанра (название которого не совпадает с начинкой сюжета), а положить что-то внутрь не смог. По объективным причинам, конечно же.

В прокате с 26 января.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отдела "Культура"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter