ГоловнаКультура

Канни не наші: чому України немає на культурній мапі Європи?

Недавно объявленная программа Каннского кинофестиваля, самого престижного киносмотра в мире, засвидетельствовала печальную тенденцию: Украина все еще является белым пятном для Европы. Аналогичная ситуация – с крупными литературными ярмарками, театральными фестивалями и событиями в сфере визуального искусства.

Фото: EPA/UPG

В основных каннских программах в этом году нет ни одного украинского фильма – ни полнометражного, ни короткометражного. Несколько коротких метров из Украины заявлены в Short Film Corner, что громко и безосновательно анонсируется как “участие в Каннском кинофестивале". На Short Film Corner – не такой строгий отбор и попасть туда не так сложно, как в официальную программу.

Такая ситуация резко контрастирует с прошлогодним успехом Украины в Каннах: победой “Племени” Мирослава Слабошпицкого в “Неделе критики” и премьерой “Майдана” Сергея Лозницы вне конкурса.

Несмотря на фактическое отсутствие финансирования украинского кино и заморозку новых проектов, в Украине пока еще есть новые фильмы, которые можно показать в Каннах или Берлине. Хотя бы короткометражные. А учитывая общий уровень короткометражных конкурсов на обоих киносмотрах, говорить о том, что украинские режиссеры “не доросли” до участия в таких фестивалях, не приходится. Молодые украинские кинематографисты снимают точно не хуже, чем все остальные.

Очевидно, что проблема отсутствия украинского кино в Каннах или Берлине лежит не столько в творческой, сколько в политической плоскости. Так, например, представители венгерского киноистеблишмента неделями не вылазят из Берлина после окончания очередного фестиваля, если вдруг оказывается, что на нем не показали ни одного венгерского фильма. Не говоря уже о том, что они наверняка проводят многомесячные переговоры перед фестивалем. Очевидно, что в Каннах тактика наши западных соседей ничем не отличается, и, мало того, принесла свои плоды: дебютный (!) фильм венгерского режиссера Ласло Немеса попал в основной конкурс 68-го Каннского кинофестиваля. Это первый дебют венгерского режиссера в Каннах за последние 46 лет.

И если в случае с румынским кино Канны, включив два фильма из Румынии в “Особый взгляд”, стараются поддерживать моду, которую сами же и спровоцировали в начале нулевых, то в случае с Венгрией одной модой на национальное кино не отделаешься. Тут нужна целенаправленная политика продвижения украинской культуры. Ну и, конечно, нужен культурный продукт, который можно предложить.

Украинский павильон в Каннах
Фото: Дарья Бадьёр
Украинский павильон в Каннах

К слову, у России в Каннах в этом году примерно та же ситуация. После получения “Левиафаном” приза за лучший сценарий в прошлом году российский кинематограф не представлен ни в одной полнометражной программе Канн – только в Cinefoundation, где покажут два коротких метра. Чтобы восполнить этот пробел, дирекция Каннского кинофестиваля (якобы сама) предложила российскому Госфильмофонду отобрать фильм для показа в программе Cannes Classics. В итоге на Круазетт покажут сатирическую комедию “Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен” Элема Климова.

Насколько нам известно, Украина пытается пробиться в программу классических фильмов на Каннском кинофестивале уже не первый год. Ясное дело, что в сфере киноклассики Украина осуществляет небезуспешные попытки переосмыслить советское наследие и часть фильмов, присвоенных Россией, маркирует как украинское кино, что, возможно, станет нежелательной для Канн провокацией.

В любом случае, тот факт, что России в Каннах дают возможность представить свое кино – пусть даже и старое, а Украине – нет, свидетельствует о старой, но не утерявшей своей актуальности тенденции: Россию воспринимают как страну, которая производит культуру, а Украину – нет.

Одна радость: павильон на каннском кинорынке Украина в этом году сможет арендовать со значительной скидкой. Не без бюрократических трудностей (например, Госкино не может перевести деньги за аренду павильона Каннам напрямую, для этого необходимо найти украинского посредника), но будет хотя бы где рассказать о свежем украинском кино и проектах заинтересованным в них людям (поверьте, такие находятся).

Пример из кино является самым свежим, но не единственным: Украина до сих пор не принимает полноценного участия в крупнейших книжных ярмарках в Лейпциге и Франкфурте, а каждое участие в Венецианской биеннале надо выдирать с боем и скандалами. Относительно стабильным является участие Украины разве что в Евровидении, да и то, как видим, в этом году мы песенный конкурс благополучно пропускаем.

Впрочем, нельзя сказать, чтобы Минкульт не осознавал необходимости внешней культурной политики: недавно министерство выступило с инициативой создания Украинского института для продвижения украинской культуры за границей. Его хотят создать по аналогии польским институтом Адама Мицкевича и даже назвать его в честь великого украинского поэта, чье имя слишком заезжено, чтобы опять его называть. Удручает даже сам факт того, что в Минкульте не вспомнили другого имени, которым можно было бы озаглавить Институт и которое имело бы действительно мировое значение и говорило бы иностранцу гораздо больше, чем “Sadok vyshnevyi kolo khaty”.

На сайте Минкульта уже даже выложили концепцию Украинского института, которую разработал Украинский центр культурных исследований. “Офисы Института будут заниматься информированием, созданием библиотек и электронных баз данных, налаживанием постоянных контактов с культурно-художественными и интеллектуальными сообществами разных стран, будут реализовывать за границей проекты, направленные на продвижение украинской культуры, будут способствовать участию украинских художников в ведущих международных культурно-художественных мероприятиях”, – говорится в документе.

Перед тем, как создавать еще один государственный орган-черную дыру, Минкульту следовало бы проанализировать уже имеющиеся в активе институты и публично рассказать о таком анализе. К примеру, в Париже уже существует Украинский культурно-информационный центр при посольстве Украины во Франции. Находится он, на минуточку, в доме, где жил Ален Делон с Роми Шнайдер. Справедливости ради, стоит отметить: в Украинском центре в Париже проходят кинопоказы фильмов “Вавилона-13” и другие события, но, очевидно, что эта институция не выполняет всех нужных функций в полном объеме. Частично этому причиной служит маленький штат и бюджет, а частично – незнание того, что нужно делать и как для того, чтобы Украина говорила на Западе в полный голос.

Естественно, нельзя недооценивать низовые инициативы, такие, как недавняя “Неделя украинского кино в Париже”, или продолжающийся в том-таки Париже фестиваль “Украина – свободная сцена”, но без государственной поддержки, благодаря которой такие инициативы могут превратиться в постоянно действующую тактику продвижения украинской культуры (пример такой успешной тактики мы привели выше с случае в венгерским кино), тут не обойтись.

Очевидно, что пока министерство пребывает в комфортной позе “нет времени обсуждать” и ваяет абстрактные концепции, стратегии и законопроекты, Украина продолжает проигрывать информационную и культурную войну. Мы уже сдали Лос-Анджелес (привет Оскаровскому комитету) и Берлин. На очереди – Канны, а если все пойдет в том же духе – то и Амстердам, где решается судьба любимого всеми “скифского золота”.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отдела "Культура"
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook