ГоловнаКультура

Канни-2014. Північна Америка завдає удару у відповідь

Несмотря на то, что Каннскому кинофестивалю вменяют страшную любовь к американскому и, в частности, голливудскому, кино, в этом году США на Олимпиаде кинематографа представляют феминистический вестерн Томми Ли Джонса “Местный” и спортивная драма “Охотник на лис” Беннета Миллера. Канаде в количественном плане повезло больше: неудачному триллеру Атома Эгояна “Пленница” и многослойной сатире Дэвида Кроненберга “Звездная карта” компанию составит фильм “Мамочка” квебекского вундеркинда Ксавье Долана, который покажут завтра.

Кадр из фильма "Местный"
Фото: IndieWire
Кадр из фильма "Местный"

Томми Ли Джонс уже привозил свою режиссерскую работу на Круазетт: в 2005 году здесь в конкурсе участвовал его вестерн “Три могилы”. “Местный” – тоже вестерн, но с якобы феминистическим уклоном, который, впрочем, сводится на нет из-за комедийной составляющей.

Вполне возможно, что комедия в “Местном” получилась ненароком: во всяком случае, сам Томми Ли Джонс считает свой фильм едва ли не политическим манифестом о тяжкой доли женщин. По сюжету, героиня Хилари Суонк, 31-летняя старая дева Мэри Би Кадди, везет трех сошедших с ума женщин на Восток – не то к врачу, не то к экзорцисту. По дороге обнаруживает болтающегося на веревке местного забулдыгу Джорджа Бриггса (Томми Ли Джонс), которого только что повесили за то, что он занял чужой дом. Мисс Кадди освобождает Бриггса, но при условии, что он поможет ей довезти женщин до нужного места: неплохая затравка для нетривиального вестерна.

Но “Местному” не удается склеить все свои составляющие воедино: по всему видно, что, как актеру, Томми Ли Джонсу ничего не стоит сыграть роль, но как режиссеру материал ему не поддается. Страшное безумие женщин, внезапно сошедших с ума в одной местности, подается в некоторых сценах с неуместным юмором, что сводит весь мнимый феминистический пафос фильма на нет. Даже хозяйственность героини Хиллари Суонк, для которой это могла бы стать очередная выдающаяся роль, преподносится с маскулинной пренебрежительностью: мужчины сбегают от мисс Кадди, едва она заговаривает о браке, который пойдет на пользу как ее, так и жениху, хозяйству. Мол, “вы слишком любите командовать, мисс Кадди”. Зал смеется, хотя рыдать бы тут, не нарыдаться (тут мог бы быть спойлер, но не будем портить и без того слабый фильм).

Чаннинг Татум и Стив Каррелл в фильме "Охотник на лис"
Фото: Festival de Cannes
Чаннинг Татум и Стив Каррелл в фильме "Охотник на лис"

Честь США в основном конкурсе спасает спортивная драма “Охотник на лис” Беннета Миллера, режиссера “Человека, который изменил все” и “Капоте” с Филиппом Сеймуром Хоффманом. Основанный на реальной истории, фильм рассказывает о миллионере Джоне Дюпоне (Стив Каррелл идет на “Оскар”) и его команде борцов “Foxcatcher”, которую он сформировал, чтобы Америка смогла стать лучшей в вольной борьбе на Олимпийских играх и чемпионатах мира.

Чаннинг Татум играет молодого борца Марка Шульца, только что выигравшего золотую медаль Олимпиады в Лос-Анджелесе. Марк Руффало (еще один вероятный претендент на “Оскар”) играет его брата Дэйва, также олимпийского чемпиона, ко всему прочему, тренирующего Марка и других молодых спортсменов.

Джон Дюпон – карикатурный, но вместе с этим, не менее ужасающий в своем стремлении быть лучшим во всем, буквально покупает братьев Шульц и создает команду, на базе которой США готовятся к следующей Олимпиаде. Дюпон много говорит о патриотизме и, условно говоря, духовных скрепах, он одержим оружием (очень жуткая сцена в фильме, когда миллионер покупает себе танк и возвращает его продавцам с жалобой на отсутствие пушки, которая должна идти в комплекте) и постоянно снимает кино о себе и своей семье. “Филантроп, филателист, орнитолог” – эту фразу, как мантру, повторяет одержимый магнат, обучая своего протеже Марка Шульца выговаривать сложные слова перед официальной речью. “Орнитолог” при этом собирает чучела птиц, после чего становится понятно, зачем ему нужна команда по вольной борьбе: чтобы было, что поставить на каминную полку.

Причина всех этих актов гиперкомпенсации – властная мать Дюпона в блестящем исполнении Ванессы Рэдгрейв, которой хватило лишь нескольких сцен, чтобы дать понять, кто в доме Дюпонов настоящий хозяин. Неврозы, умноженные на явную психопатию героя Стива Каррелла, приводят к настоящей трагедии, которая не будет спойлером: после нескольких неудач на чемпионатах мира и Олимпиаде миллионер убивает одного из спортсменов. Так, Беннет Миллер показывает, что кривая американской мечты выводит, как правило, в ад, причем не только тех, кто ее лелеет, но и всех окружающих.

В отличие от Томми Ли Джонса, у Миллера не было намерения живописать очередную американскую трагедию. По словам режиссера, он пытался понаблюдать за историей, которая действительно имела место в конце 80-х-начале 90-х. Впрочем, суть истории коротко смог передать один из актеров, Марк Руффало: “Это трагедия, которая ставит перед нами вопрос: что может произойти, если все можно купить? Что может произойти с талантом, если его покупают?” Это тот случай, когда протестантская этика и дух капитализма перестают работать, и у Беннета Миллера отлично получилось это передать в жанровом, не отмеченным священной печатью “авторского”, кино.

Кадр из фильма "Пленница"
Фото: Festival de Cannes
Кадр из фильма "Пленница"

С жанровыми условиями не смог справиться канадский режиссер Атом Эгоян, чью “Пленницу” показали в самом начале кинофестиваля. Сюжет строится вокруг похищения маленькой девочки и последующих 9 лет жизни самой девочки в доме похитителя-педофила, ее семьи, переживающей утрату, и детектива, расследующего это и подобные преступления.

Эгояну не удается избежать сравнений с недавним фильмом соотечественника Дени Вильнева “Пленницы”, причем не в пользу первого. В предложенном прессе релизе описываются все сюжетные задумки, которые Эгоян хотел (и, наверняка, думал, что ему это удалось) воплотить в фильме, но выяснилось, что ничего из задуманного не сработало. Похищенная девочка должна была манипулировать своим похитителем и стать не более симпатичным персонажем, у симпатизирующих родителям похищенных детей детективов должны были вскрыться душевные раны, а сами преступники должны были предстать еще более жуткими, когда выяснилось, что они не только похищают детей, но и мучают их родителей, расставляя напоминания об их детях и следя за их реакциях при помощи веб-камеры. Если бы все это нашло отражение в фильме, “Пленница” не стала бы самым низко оцененным критиками фильмом в конкурсе нынешнего Каннского кинофестиваля.

Миа Васиковска в фильме "Звездная карта"
Фото: Festival de Cannes
Миа Васиковска в фильме "Звездная карта"

Спустя два года после предыдущего участия в основном конкурсе, на Круазетт вернулся еще один канадец – Дэвид Кроненберг. В его новом фильме “Звездная карта” обитатель лимузина из “Космополиса” Роберт Паттинсон пересаживается с места пассажира в водительское кресло, Джулианна Мур становится карикатурой голливудской селебрити, а сам режиссер немножко становится похожим на Дэвида Линча.

Миа Васиковска играет молодую и странную девушку Агату, приезжающую в Лос-Анджелес и при помощи своей подружки по Твиттеру Кэрри Фишер (той самой, принцессы Леи, да) устраивается на работу к актрисе Хаване Сигранд (бесподобная Джулианна Мур). С актрисой, зацикленной на том, чтобы сыграть роль собственной матери в современном римейке, работает известный в ЛА терапевт, автор книг про то, как достичь всего, Стэффорд Вайс (Джон Кьюсак), который, ко всему прочему, является отцом Агаты. Он, его жена и их сын, звезда фильмов про плохого бэбиситтера (кто-то из критиков на пресс-конференции удачно сравнил его с Джастином Бибером по степени отвратительности) боятся возвращения Агаты, как огня: в последний раз, когда они виделись, она подожгла их дом. Это неполный список сюжетных линий “Звездной карты”, при повторном просмотре которой точно обнаружится еще с десяток таких же здорово написанных, срежиссированных и сыгранных, как и перечисленные.

Спектр терминов, которым можно описать “Звездную карту”, – тоже невероятно широкий. У критиков можно встретить формулировки от “готического романа” до “сатиры на Голливуд”. “Карта”, бесспорно, прикидывается сатирой на Голливуд и практически ею и является – с поправкой на хоррор, семейный триллер про одержимость и даже мелодраму. Новый фильм Кроненберга можно вертеть, как кубик Рубика: если знаешь ключ, то соберешь и получишь удовольствие, если нет – раздраженно выбросишь его в окно.

Судя по оценкам в журнале Screen, традиционном издающемся на больших кинофестивалях, мировая критика не определилась, что делать с Кроненбергом (его средний балл – 2,7). Зато определила фаворита: по состоянию на утро сегодняшнего дня, это был “Мистер Тернер” Майка Ли. Но после показа “Двух дней, одной ночи” братьев Дарденн временна пальма первенства наверняка перейдет к нему. Станет ли эта пальма увековеченной в золоте, посмотрим 24 числа – впереди все ще остается много странного кино.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отдела "Культура"
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook