ГоловнаКультура

Перемогти Молоха

Сегодняшняя Украина похожа на ребенка, только что преодолевшего болезненный процесс рождения. Каждый ее родитель, который был на Майдане, который сопереживал, естественно, волнуется и желает для своего дитя самого лучшего.

Украина – новая, самостоятельная – родилась с кровью и муками. Но главное, что явилось на свет вместе с ней – то, что у нас, наконец, появилась мечта.

Фото: Макс Левин

А мечта – это то, чего, на самом деле, как ни странно, но в мире большой дефицит. Появилась мечта о новой стране, о сообществе уважающих и уважаемых людей, людей, которые не боятся смотреть на мир.

И вот новая нация, этот славный ребенок, окрыленный свежими идеями, духом свободы попадет в мир, насквозь пронизанный нитями старого кадаврического сознания. В мир, не готовый к переменам и отчаянно цепляющийся за свой мнимый комфорт. При этом и в Украине этого очень много. Все эти постсоветские институции, на которых построено наше государство, начиная от министерств, управлений культуры, образования, заканчивая ЖЭКами, военкоматами, школами, настолько неэффективны в своей ущербности. Они, с одной стороны, настроены патерналистски – все время ждут, что к ним кто-то придет и все порешает. С другой стороны, это – постоянная спекуляция на своей ущербности, злобное, обиженное сознание. И это живет почти в каждом человеке.

Вот, например, чиновник какой-нибудь или врач. Был на Майдане. Проснулось в нем нечто волшебное. Но потом он, весь окрыленный, возвращается в свой прежний мирок, идет на работу, в ту самую кадаврическую систему и в сознании снова срабатывает какой-то щелчок. Человек опять становится служителем этого уродливого молоха, пожирателя человеческой жизни. Что с этим делать?

Как только ты начнешь войну с этим молохом, ты получишь мощнейшую мобилизацию людей, верно преданных ему и отчаянно нежелающих отдавать то несчастное, что у них есть. При этом каждый, впившийся зубами в лоскутки этой системы, каждый ею недоволен, страдает, но менять ни за что не готов. Эта борьба за свое ничтожное порой достигает парадоксальных масштабов.

Две недели назад я, наконец, выпрыгнул из одного такого бессмысленного беличьего колеса – принял решение уволиться из государственного театра. Когда я приходил на должность художественного руководителя в КМАТОБ для детей и юношества, я был полон идей и надежд. Ни на секунду не сомневался, что тут можно сделать нечто грандиозное, все улучшить, поднять уровень, дать людям новую жизнь, открыть просторы для творчества. Но в первый же день служители молоха встали на войну. Нет, даже не со мной – это была война со страхом перемен. Более того, тех людей, которые публично вставали на мою защиту, которые ратовали за то, что нужно развиваться, эта система просто сожрала, жадно облизавшись сплетнями в коридорах балетных трупп.

Незабываемые кафкианские ситуации: когда ребят, осмелившихся высказать свое мнение, остальные как коршуны окружали стаей, заклевывали, запугивали и заставляли молчать. Все это происходило прямо в зрительном зале, где через каких-то пару часов эти же люди, не краснея, одевали костюмы зайчиков-белочек и заявляли, что учат детей доброму-светлому. И все они, так сердечно и искренне, жалующиеся на свое ужасное положение, оказались самыми преданными адептами молоха. Это не просто частная ситуация – это симптом одной серьезной и давно запущенной болезни, которой, увы, заражено наше общество.

Сейчас вся Украина стоит перед вопросом: как не впасть в уныние? Как не сдаться? Как победить этот молох?

Фото: Макс Левин

Нам нужно построить оранжереи для перемен, для роста волшебных цветов, что мы посадили на этом Майдане. Майдан, который мы пережили в 2004 году – это как мощнейшая прививка от инфантильности. Она защищает организм общества от утопического желания возложить все надежды на пару-тройку политиканов. Но что тогда делать?

Ответ на все эти вопросы прост. Расхожая банальность, кончено, но все же – нам нужно сформировать новую элиту. Элиту, которая бы занималась не болтовней, которая бы не была пользователем возможностей, а наоборот – брала бы на себя ответственность за происходящее, ответственность за формирование смыслов и за разработку реально работающих механизмов. Нам нужно новое контекстуальное пространство. При этом одна из первичных задач – выкристаллизовать современное поколение профессионалов. В прошлой стране настоящие профессионалы были никому не нужны, и потому та система образования вообще непонятно кому служила. Богу коммунизма и мифических госзаказов?

Мы бессовестно утратили уважение к профессии – его нет ни в одной отрасли – мы все чаще встречаем людей стесняющихся говорить о своем ремесле, чем гордящихся им. Это уважение искаженная система ценностей отрезала за ненадобностью как рудимент, который нам теперь из генной памяти предстоит вырастить снова.

Новая элита должна быть готовой к вызовам и рождать смыслы, способные адаптировать людей к современной реальности. Помните из истории Англии XVIII века восстание против машин? Давайте признаем, что сегодня, уже в XXI веке, мы можем столкнуться с той же проблемой. Признаем, что модернизация производства в Восточной Украине, к примеру, может породить новых луддитов, брошенных на поле беспросветной безработицы. Вот да, нам нужны инвестиции, нужен тот же кредит от МВФ, но ведь мы должны будем за него платить. Платить, прежде всего, принятием новых правил игры, в том числе осовремениванием производства и полной перестройкой бюрократических институций. Мы получим тысячи безработных, и что мы им скажем? Что нужно затягивать пояса? Вы всерьез думаете, что такое предложение сможет успокоить и приободрить людей, которые и так давно дышат вполсилы? Да и чем, по сути, эта риторика отличается от столь ненавистного коммунизма?

Изменение работы всех этих институций, из которых соткано наше государство – история про нашу общую ответственность.

Чтобы нам всем хватило сил, уверенности и смыслов, как раз и нужны крепкие сваи из новой элиты, глубоко вогнанные в фундамент общественного сознания. Нужно, наконец, понять, что вопрос безопасности страны лежит не в количестве оружия, выданном на руки солдатам – его легко можно отобрать или победить более совершенными разработками. Но нет ничего совершеннее человеческой мысли и веры. А потому безопасность Украины заключается в силе ее гуманитарной политики. Речь идет не о культуре, как о песнях и плясках, не гуманитарке как подачке в виде социальных выплат. Речь о смыслах и общих идеях, о том, что нам нужно всем научиться для начала полюбить друг друга, принять то, что Восток Украины и ее Запад – это разные миры, но способные взять друг друга за руки и идти к общей цели.

Гуманитарная политика – это широкий спектр вопросов, начиная от идеологии, культуры, образования, спорта, заканчивая экономикой, международными отношениями и экологией.

То, что сейчас происходит, например, в Крыму является свидетельством полного провала гуманитарной политики. Человек, вешающий на своем доме флаг другого государства совсем не плохой. Прекратите разговаривать с ним менторским тоном. Это человек – брошенный и позабытый своим государством, это – бунтующий подросток, чьи родители не приняли вовремя его интересы и особенности, а продолжали рассказывать, как жить дальше и на каком языке ему разговаривать. И если бы мы вовремя заботились о смыслах, об идеологии, мы бы никогда не получили такого социального взрыва и фактически патовой ситуации.

Фото: EPA/UPG

Титушки – это вообще удивительный социальный феномен. Эти люди – еще один продукт провала гуманитарной политики. Ведь какой уровень социализации, экономического положения, образования и культуры должен быть у человека, чтобы он за 200 гривен пошел мародерствовать и бить своих?

Эти и многие другие вызовы стоят перед новой Украиной. Сейчас, заботясь о безопасности Украины, целостности как страны и грамотном, поступательном построении ее будущего, мы можем взять в руки острый и современный инструмент. Нам нужен орган, который бы абсорбировал в себе всю интеллектуальную элиту государства, элиту, которая бы взяла на себя ответственность за формирование смыслов, идеологии, а также за разработку схем и механизмов модернизации страны.

Помимо того, что все наши министерства нуждаются в срочной и тотальной реструктуризации, важно отдавать отчет в том, что, по сути, их работа – сугубо исполнительская. Они не функционально не в состоянии отвечать на вопросы, не в состоянии порождать смыслы. Они – исполнители. А для решения как раз стратегических задач, разработки этой самой стратегии нужно создать, условно говоря, комитет гуманитарной безопасности (КГБ), собранный из интеллектуальной элиты. Этот совещательный орган должен не только работать в помощь министерствам, коммуницировать между ними, готовить тактические решения и прописывать дорожные карты. Он также должен тесно сотрудничать с телевидением и другими СМИ, поскольку пока пропагандой и идеологией занимаются соседние страны, пытающиеся непонятно от чего нас защитить, мы наблюдаем раскол государства. Нам нужна своя пропаганда – пропаганда свободы, счастья, ответственности, осознанности и любви к Украине.

Нам важно отказаться от идеи, что мы должны быть обязательно под кем-то – будь-то под Россией, будь-то под Европой. Стоит, наконец, сосредоточиться на себе и научиться самоидентификации. Украина – это идеальный чернозем, расположенный на перекрестке двух миров – Восточного и Западного. Идеальный чернозем, вобравший в себя все лучшие свойства, впитавший и историю, и дух перемен, а от того, способный произвести на свет нечто лучшее, более совершенное. Украина – это супер-лоно, созданное для рождения новой истории и новых смыслов.

Фото: Макс Левин

Комитет гуманитарной безопасности, который предлагается создать – это вовсе не приватизационный проект, его никто не собирается присваивать, он не должен работать на чьи-то конкретные имена. Это открытая дискуссионная платформа, призванная работать на Украину, разрабатывать стратегии и отвечать на вопросы, поставленные временем. Это априори внеполитический проект, он – общественный. Все вопросы и предложения присылайте на kgsb.ukr@gmail.com. В ближайшее время вместе организуем стартовую дискуссионную встречу.

Пока неясно, какую именно может принять юридическую или институциональную форму комитет гуманитарных стратегий и безопасности – это все предмет открытого обсуждения. Но совершенно ясно, что у нас есть много неравнодушной элиты, великолепных профессионалов, болеющих за свою страну и готовых делиться своими мыслями и наработками.

Владислав Троицкий Владислав Троицкий , Театральный режиссер, основатель фестиваля "Гогольфест"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter