ГоловнаКультура

Голлівудський секонд-хенд

В широком прокате – «Наследие Борна», перезапуск небезызвестной франшизы про супершпиона на транквилизаторах. Несмотря на то, что главного героя, Джейсона Борна, отодвинули за рамки кадра, название фильма все же вполне соответствует его сюжету.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отделов "Культура" и "Блоги"

Кадр из фильма "Наследие Борна"
Фото: B&H
Кадр из фильма "Наследие Борна"

Четвертый «Борн», снятый сценаристом предыдущих трех, начинается практически теми же кадрами, какими заканчивался прошлый фильм. Но это не единственная отсылка «Наследия» к своим прародителям: парадоксальным образом фильм Тони Гилроя с Джереми Реннером в главной роли отлично смотрится как теми, кто не видел первые три фильма франшизы, так и теми, кто их специально пересматривал.

Тони Гирлой, решивший взять на себя не только сценарий, но и режиссуру нового фильма во вселенной романов Эрика Ван Ластбадера, практически не отклоняется от заданной канвы. В новом фильме опять фигурируют проекты ЦРУ по созданию универсальных солдат, выполняющих любые задания, а также исследования по контролю над личностью, с той лишь разницей, что последние выходят в “Наследии” на первый план.

Наше дело - придумать что-нибудь неординарное, и вот тут начинаются сложности. Герой не может опять сказать «ничего не помню», потому что он и так уже терял и обретал память целых три раза! И если фильмы про Бонда можно снимать заново всякий раз, как Бонд отправляется на новое задание, то с Борном такое не пройдет.— Режиссер Тони Гилрой о "Наследии Борна" до начала съемок

Герой Джереми Реннера – агент Аарон Кросс – практически аналог Борна. Только в сравнении с внутренними конфликтами Джейсона, Аарон эволюционировал (этим, наверное, и объясняется название фильма в российском прокате): теперь он задается не вопросом “кто я?”, а просветительским “как мне стать лучше?”. Полное Просвещение наступает, когда становится понятно, что основа сюжета – проблема евгеники и использования ее технологий во благо того, что в фильме принято называть “национальной безопасностью”.

Примечательно, что новый “Борн” не столько стремится найти ответ на свой вопрос, сколько предпринимает действия для того, чтобы вопросов больше не возникало. Герою Реннера нужно всего-то: уколоться волшебной инъекцией с вирусом (ой, не спрашивайте), чтобы его IQ не спустился обратно на тот уровень, на котором он был до его вступления в программу ЦРУ. В этом ему помогает немного истеричная, но в целом довольно правдоподобная докторша (Рейчел Уайс), тоже пострадавшая от ликвидации таинственной правительственной программы.

Кадр из фильма "Наследие Борна"
Фото: B&H
Кадр из фильма "Наследие Борна"

При этом, если первые три “Борна” привлекали тем, что “один в поле воин”, и находились на стыке шпионского боевика и разговорной драмы (сцены, когда Борн убивает кого-то свернутой газетой, пересекались с длительными диалогами важных людей в важных кабинетах), то последний вообще не напрягается. В итоге, “Наследие Борна” вышло очень крепким жанровым среднестатистическим кино: со спорными сценарными поворотами, обаятельным главным героем (Джереми Реннер до того хорош в подобных амплуа, что скоро не только Борна, но и “Миссию невыполнимую” себе заберет), харизматичным второплановым злодеем (Эдвард Нортон) и объемным женским персонажем, который отвечает за идентификацию женской половины зрителей и, соответственно, привлечение оной в кинотеатры. Первые три фильма были исключительно “мужскими”, но с тех пор жанр маскулинного кино изменился до неузнаваемости.

Без сомнения, перезапуск одной из самых удачных франшиз нулевых Гилрою практически удался. Удался так, как и принято в сегодняшних “десятых” – с голливудским лоском, многочисленными реверансами и, что пугает больше всего, уверенностью в собственной исключительности. Жаль только, что сценаристы и продюсеры не замечают: хороший актер Джереми Реннер заслуживает новых персонажей и оригинальных сценариев, а не того, чтобы донашивать за старшими братьями шикарные, но все же обноски.

В прокате с 30 августа.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отделов "Культура" и "Блоги"