ГоловнаКультура

Нотатки режисера. Польові дослідження українського бароко

PinchukArtCentre я посещаю довольно регулярно. Кстати, как и другие хорошие галереи. Просто мне нравится в них бывать! Вот и в этот раз, отстояв небольшую очередь к входу и попикировавшись с хамоватым охранником у рамки, захожу внутрь.

Фото: Фото предоставлены PinchukArtCentre © Аниш Капур Фотограф: Сергей Ильин

С 9 мая по 30 сентября здесь будет открыта выставка, как сейчас любят говорить, культового скульптора, индийца по происхождению, британца по паспорту, кавалера Ордена Британской империи Аниша Капура. Он выставлен в Арт-Центре сразу на нескольких этажах. Жаль, что не на всех - залы пятого этажа до конца года по-прежнему отданы скучнющим Андреасу Гурски и Джеффу Кунсу со товарищи, (но непременно посмотрите там «Одеяло, сад, башня, крест, судьба» нашего Павла Макова!).

Так вот, работы Аниша Капура, этого всемирно известного британского скульптора, сегодня украшают не только территорию PinchukArtCentre, не только залы лучших музеев современного искусства, но и площади крупнейших городов мира. И тут особенно важно отметить, как обнадёживающую тенденцию, что именно наш город стал первым городом Восточной Европы, в котором была развёрнута его большая персональная выставка. Признаю, что усилия Виктора Пинчука того стоили! Респект ему за это и уважуха!..

Мне посчастливилось и раньше видеть некоторые работы Аниша Капура, действительно выдающегося мастера: огромное сферическое зеркало посреди сквера перед входом в знаменитое казино Монте-Карло и умопомрачительную, гигантскую оболочку, похожую на каплю ртути, в Центальном парке в Чикаго, размером 10 м × 20 м × 13 м и весом в 110 тонн…

Родился же живой классик, скульптор, художник и архитектор Аниш Капур 12 мая 1954 года в Индии, в г. Бомбее (сейчас он называется Мумбай), в семье индийца и еврейской иммигрантки из Ирака.

«Я начал рисовать в 18 лет, — признавался потом Капур, — Причем произошло это случайно. А потом подумал, почему бы мне и дальше не заниматься творчеством?».

И в самом начале 1970-х Аниш перебирается в Лондон. Сначала он поступил в колледж искусств Хорнси, а позже – в школу искусств и дизайна в Челси.

Прошло сосем немного времени и Аниш Капур добился международного признания: в 1990-м он оформил британский павильон Венецианской биеннале, годом позже – получил премию Тёрнера. А в 1999 году стал членом Королевской Академии художеств. Его персональные выставки проходили в галереях Тейт и Хайвард в Лондоне, в Базеле, Мюнхене, Берлине, Мадриде, Вене, Бостоне; его скульптуры сегодня украшают едва ли не весь мир – от Северной Америки до Норвегии и Японии.

Фото: Фото предоставлены PinchukArtCentre © Аниш Капур Фотограф: Сергей Ильин

Но в 2009 году произошло и вовсе знаменательное для него событие: выставка Аниша Капура прошла в Королевской академии в Лондоне, и таким образом Аниш стал первым скульптором в истории, который добился этой чести ещё при жизни! Персональная выставка в Королевской Академии художеств – это, пожалуй, наибольший успех в жизни любого современного художника. Такой чести удостаиваются единицы. Последний раз галерейные залы были отданы работам современного художника ещё в далёком 1988 году. Им стал знаменитый Генри Мур, умерший за два года до своего триумфа.

«Мои работы стали настоящим испытанием для всех в Академии, и это большой вызов, ведущий к прогрессу”, – сказал Капур. Хотя, многие посчитали, что подобный жест Королевской Академии в сторону актуального искусства имел отношение не столько к искусству, сколько к попытке заработать больше денег. На что директор Академии, Чарльз Смит, справедливо заметил, что не видит здесь никакого противоречия: “Я всегда рассматриваю финансовую перспективность выставки. Я уверен, что работы Аниша Капура привлекут большое внимание публики”. Так оно и произошло.

Короче, падает Пинчук на пол. А я тогда резко разворачиваюсь и даю два негромких выстрела прямо Херсту в живот! Негромких, но очень мощных. Бах, бах!.. Из эпатажного художника, конечно, все наружу. Тут я пропускаю. В общем, отрезал я ему аккуратно ножом голову и в кульке притащил домой. — Анатолий Борсюк

В отличие от Королевской Академии художеств в Лондоне, PinchukArtCentre в Киеве с посетителей денег совсем не берёт. У Виктора Михайловича в этом, судя по всему, есть какой-то другой замысел.

Но вот вам местный парадокс - «крещатицкая ось»: на одном его конце PinchukArtCentre, на другом - Национальный художественный музей Украины. В нём деньги за вход небольшие, но всё-таки берут, - понимаю, на государственных харчах особенно не разживёшься… Причём, в один почти всегда очередь, в другой - очереди и посетителей почти никогда нет.

А, знаете, зря, дорогие киевляне и гости столицы! Национальный музей очевидно меняется. Причём, явно в лучшую сторону. Он на глазах становится вызывающе современным, актуальным и попросту интересным для посещения!

Вот и сейчас, вдруг, необычная для всегда консервативного музея выставка "Миф "Украинское барокко" - масштабный проект, занявший все залы второго этажа и объединивший около двухсот произведений живописи, графики, скульптуры, фотографии и видеоарта украинских авторов XVIII-ХХI веков.

Фото: polit.ru

Для этого благородного начинания тоже нашёлся частный инвестор, не пожалевший изрядных денег на совсем не коммерческий проект. Идею поддержал Фонд Рината Ахметова "Развитие Украины". Вот вам Пинчук и Ахметов - двое богатейших людей страны! И не надо кривиться. Практически все крупнейшие мировые сокровищницы и музеи созданы как раз на основе частных коллекций богатых и очень богатых людей. Зато теперь мы все, простые смертные, имеем возможность испытать художественный восторг, посетив Лувр, Прадо, Метрополитен, или д’Орсе, или наши шикарные музеи Терещенко и Ханенков… Да если бы, хотя бы часть «Золотой сотни» наших богачей поддержала своими деньгами и связями украинскую культуру, как Пинчук и Ахметов, как тот же Александр Фельдман со своими выставками, то мы бы уже через несколько лет сменили свой унылый и убивающий энергию созидания комплекс неполноценности, пусть даже на такой же дурацкий, но зато более продуктивный комплекс абсолютной и непоколебимой уверенности в собственной творческой полноценности, как у наших хитрых северных соседей. Или вы знаете другой, реальный, не маниловский способ отечественного культурного возрождения? Я - нет!..

А идея новой выставки в Нацмузее принадлежит искусствоведу Галине Скляренко. Суть проекта, попытка взглянуть на современное украинское искусство (и на украинскую жизнь) сквозь призму барочного мировосприятия. Собственно, "барочные мотивы" в украинском модернизме, авангарде и социалистическом реализме исследователи отмечали не раз, но, пожалуй, впервые это «родство» было продемонстрировано с такой очевидностью.

Изюминка выставки "Миф "Украинское барокко" состоит в том, что рядом расположились произведения разных эпох, разных авторов и стилей, создавая неожиданные и порой парадоксальные сочетания. Например, пафосное полотно классика соцреализма Михаила Хмелько "За великий русский народ!" (вы его, думаю, знаете, а если нет, то увидите - запомните: это монументальная картина, на которой Иосиф Сталин поднимает свой известный тост на торжественном приёме в Кремле в 1945 году в честь Дня Победы), и она вдруг соседствует здесь с ранней картиной скандального Александра Ройтбурда "Гимн демонам и героям", а ещё с композицией XVIII века "Всем скорбящим радость". И одна другой ничуть не мешает, а наоборот, даже помогает увидеть их мировоззренческое родство.

Тарас Шевченко, Александр Архипенко, Александр Богомазов, Вадим Меллер, Александра Экстер - классики украинской живописи, и тут же рядом с ними, наши спорные современники - Тиберий Сильваши, Олег Голосий, Дмитрий Кавсан, Василий Рябченко, Олег Тистол, Александр Гнилицкий, Жанна Кадырова!.. Поразительные получились дуэты, трио и квартеты!..

Фото: comments.ua

Но что же это такое - «барокко» - явление, которое некоторые считают отличительной чертой, такой себе меткой, особенностью украинского мировоззрения? Что это за замкнутый круг, из которого украинское искусство и культура (не хотят, не могут?..) не выходят уже три столетия?

Само слово «барокко» переводится с итальянского, как «порочный», «распущенный», «склонный к излишествам». В разных контекстах это слово может означать «вычурность», «неестественность», «элитарность», «преувеличенную эмоциональность», при этом, в большинстве случаев, оно не воспринимается как негативное.

Стиль же барокко появился в Италии в XVI—XVII веках. Вскоре он стал стилем всей европейской культуры XVII—XVIII веков. Это и понятно - именно эпоха барокко породила огромное количество свободного времени для зажиточных и томящихся от безделья людей. Теперь вместо трудного и опасного паломничества к святым местам —пришёл изящный пеший променад в близлежащем парке, вместо рыцарских турниров — прогулки на лошадях и карточные игры, вместо религиозных мистерий — многочисленные театры и шумные балы-маскарады. В роскошных интерьерах место икон заняли портреты и пейзажи, усилиями Генделя, Баха и Вивальди зазвучали оперы, оратории и сюиты …

В это время формируется и изысканный столовый этикет (именно в эпоху барокко появляются вилки и салфетки); женщин в порыве страсти уже не хватают бесцеремонно за руки, а развлекают и завлекают утончённым флиртом; жестокие некогда разборки и ссоры плавно переходят в игривые дуэли.

Идеалом мужчины барочного времени становится французский король Людовик XIV - «Король-солнце», искусный наездник, танцор и стрелок. На всех его подданных теперь пышные парики, бархат, атлас, парча, пряжки, банты, кружева… На щёки, как мужчины, так и женщины, кроме румян и белил, наклеивают жеманные мушки, ведь лица и парики пудрят для белизны, а черная мушка создаёт такой замечательный чувственный контраст!..

А. ван дер Мейлен. Людовик XIV с супругой Марией Австрийской на променаде в 1669 году
Фото: www.vokrugsveta.ru
А. ван дер Мейлен. Людовик XIV с супругой Марией Австрийской на променаде в 1669 году

Даже Бог в эпоху барокко становится другим. Он уже мыслится не как Спаситель, но как Великий Архитектор, который создал мир, держа в руках линейку и циркуль. После чего Всевышний почил от трудов праведных и уже никак не вмешивался в дела созданной им Вселенной. Такому Богу бесполезно молиться — у Него можно только учиться. Поэтому подлинными хранителями Промысла Божьего становятся уже не пророки и священники, а учёные-естествоиспытатели, такие, как Исаак Ньютон, открывший закон всемирного тяготения или же Карл Линней, систематизировавший всю известную ему на тот момент живую природу. Повсюду в европейских столицах учреждаются Академии Наук и научные общества. Так что барокко — это не только время танцев и фейерверков, но также век Разума и Просвещения.

Так вот, представляя в рамках проекта "Миф "Украинское барокко" множество первоклассных произведений украинских авторов от XVIII века до века нынешнего, выставка (а она продлится до 26 августа) показывает, что любое искусство, даже самое актуальное, самое новаторское, самое современное, тесно связано с прошлым, с традицией. В данном случае, с традицией украинской, которая и получила название - украинского или казацкого барокко, со временем ставшего подлинно национальным украинским стилем.

Выдающийся украинско-немецкий филолог-славист Дмитрий Чижевский так писал об этом:

«…XVII столетие стало для Украины одной из тех эпох, которые в жизни народов надолго определяют их судьбу. Оно стало для украинской культуры периодом если не «золотым», то «серебряным». И проявления барокко - неосознанные, незаметные - есть везде, от народной песни и народного искусства, до политических идеалов…».

А впрочем, ни к чему рассказы, лучше всего сходите сами: сами посмотрите, сами подумаете, уверен - получите удовольствие! И уже очень скоро несносно жёсткая фотосерия Арсена Савадова "Книга мертвых" (он делал свои эпатажные постановки в морге…), возвышенная лазурь полотен Тиберия Сильваши, месиво живых мясных тел в живописи Влады Ралко, ироничные работы Владимира Костырко и выращенные из медовых сот головы Анатолия Степаненко уже не покажутся вам такими уж несопоставимыми. Как и работы, собранные в одном из других залов, где представлена преимущественно графика — от гравюр XVIII века, ознаменовавших расцвет украинского книгопечатания, до монументального "Восточного креста", всё того же, неутомимого в своей изобретательности, Павла Макова.

Фото: comments.ua

Выходишь с выставки с ощущением, точно подмеченным французским математиком и философом эпохи барокко Блезом Паскалем, что человек стал осознавать себя «чем-то средним между всем и ничем», «тем, кто улавливает лишь видимость явлений, но не способен понять, ни их начала, ни их конца».

Но искусство не даёт, и не должно давать понимания, а лишь разной силы ощущения, с которых, чаще всего, понимание потом только и начинается.

Как сказала один из кураторов выставки Оксана Баршинова:

«И все же, наверное, самое важное, о чём рассказывает данная выставка,— это наше отношение к миру. Непреодолимость барокко в художественной практике, его власть и магнетизм раскрывает едва ли не главное свойство украинского мировосприятия: неспособность быть наедине с реальностью, постоянное стремление смягчать травматические столкновения с действительностью, творя мифы и прячась в них. В том числе и в миф барокко».

Не зря же Эйнштейн когда-то заметил: «Фантазия - важнее знания». Так что, видать, дамы и господа, нам по-прежнему - туда!..

Анатолий Борсюк Анатолий Борсюк , режиссер, тележурналист
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook