Аль-Каида, Йемен. в чём залог успеха?

25 декабря 2009 года террористическое образование Аль-Каида по-новому заявило о себе на территории Аравийского полуострова. Именно в этот день гражданин Нигерии Умар Фарук Абдулмуталлаб пытался взорвать самолёт, следовавший рейсом 253 Northwest Airlines из Амстердама в Мичиган. Человек, получивший образование и боевую подготовку в Йемене, стал символом новой угрозы – терроризма на территории стран Аравийского полуострова, и Йемен в этом процессе сыграл ключевую роль. Стоит сказать, что Аль-Каида признала себя ответственной за попытку террористического акта совершённого Абдулмуталлабом, таким образом, фактически объявив о создании своей ячейки «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» - АКАП.

За прошедшие пять лет террористическая группа усилилась, крепко обосновавшись на территории бывшего Южного Йемена. Пик активности этого движения в стране наблюдается в послереволюционное время (ред. революция в Йемене 2011-2012 гг.) Но стоит сказать, что Аль-Каида до и после протестов – это две абсолютно разные «организации». Если до революции совершались точечные террористические операции, что влияло лишь на жизнь отдельно взятых групп социума, то после революции АКАП стала агрессирующим механизмом, влияющим на экономику, внутреннюю и внешнюю политику Йемена, даже больше – деятельность АКАП стала угрозой территориальной целостности государства.

Что общего между властью Йемена и Аль-Каидой?

Казалось бы, что общего между террористической организацией и государственной властью? Наверное, - ничего. Но если поставить вопрос по-иному: «Что общего между боевиками и коррупцией?», - то всё становится предельно ясным.

Как свидетельствуют западные инсайдеры, бывший президент Йемена - Салех, который занимал этот пост до 2012 года, создал за 33 года своего правления «прекрасную» коррумпированную систему в Йемене, одним из механизмов которой стало содержание террористической ячейки АКАП. Али Абдалла Салех финансировал террористов на американские деньги. Экс-президент, воспользовавшись тем, что ненавистный ему Южный Йемен стал оплотом террористов АКАП, с успехом получал деньги у США на борьбу с терроризмом, не используя их по назначению. Он распределял американские средства между своей семьёй и родственным племенем Хашид, а также финансировал саму АКАП. Следовательно, усиление влияния Аль-Каиды и её распространение в Йемене приводило к тому, что США с каждым разом выделяло властям всё больше средств на борьбу с терроризмом.

Конечно же, противотеррористические операции проводились, дабы показать работу финансовых средств США в действии. Можно хотя бы вспомнить тот же 2010 год, когда было осуществлено несколько успешных кампаний по обезвреживанию террористов, срыве террористических актов, а также был проведён ряд операций ВВС Йемена, после которых было уничтожено несколько лидеров АКАП. Стоит вспомнить и о многочисленных вылетах беспилотников США против террористов. Но, всё что происходило до и после революции 2011 года – выкачка денег из бюджета США – не более.

Так, по свидетельству зарубежных инсайдеров, боевики АКАП чаще других совершали побеги из тюрем Йемена, и их не преследовали представителями правопорядка; «зачистки» террористов не осуществлялись военными – информация, поступающая о проведении террористических актов Аль-Каидой игнорировалась военными штабами; операции проходили с опозданием и давали возможность боевикам скрыться.

Что же касается самого бывшего президента Салеха, то он, не скрывая, показывал свою поддержку Аль-Каиде. Так, в 2010 году он заявил о готовности к диалогу с террористами, в то время как мирные жители Йемена подвергались уничтожению. В 2011 году, во время революции, АКАП сыграла на руку Салеху. Она провозгласила свою оппозиционность властям, при этом, практически не участвуя в самих народных восстаниях. Это дало возможность Салеху называть своих политических конкурентов при первом же кровавом инциденте приверженцами АКАП и дальше получать деньги на борьбу с терроризмом. В 2012 году, на время президентских выборов, с представителями Аль-Каиды было заключено временное перемирие. Возникает вопрос: «Зачем?», если в избирательном бюллетене значилась всего одна фамилия – действующего президента - Хади. Кстати, стоит сказать, что Абд Раббо Мансур Хади является в прошлом вице-президентом Йемена и одним из членов команды Салеха. Это значит, что Салех после ухода стремился занять место бенефициара, удержав при этом свой «бизнес». Но что пошло не так? Почему после краткосрочного перемирия Аль-Каида вдруг начала действовать? И как за достаточно короткий промежуток времени она смогла создать по всему Южному Йемену свои ячейки и стать угрозой номер один для территориальной целостности страны? Можно озвучить две версии: либо же «дело» Салеха оказалось под угрозой краха, либо же сменился заказчик.

Нефть и другие препятствия

Для начала, чтобы объяснить действия АКАП и властей Йемена, что за ней стоят, нужно понять причины увеличения численности приверженцев Аль-Каиды и вообще самого её базирования на территории Южного Йемена. Во-первых, после поражения южной армии в гражданской войне за независимость от Северного Йемена в 1994 году жители южных территорий на протяжении 20 лет не прекращают противостояние против северных властей. Все 20 лет Южный Йемен желает получить независимость, и всё это время активность сепаратистских движений растёт. Сложно выбрать более подходящую территорию для пропаганды терроризма. А учитывая недовольство южан, желающих войти в ряды «борцов за правое дело», и общую негативную социальную картину государства, поводов для терроризма - предостаточно.

Во-вторых, учитывая то, что Аль-Каида изначально является организацией арабского толка (ред. создана на территории Аравийского полуострова), её базирование на территории арабской страны не вызывает у йеменцев того отчуждения, что присутствовало в Афганистане и Пакистане. В-третьих, на территории Йемена существует негласная проблема с афроарабами (ред. большая часть проживает на юго-западе страны), интересы которых никак не представлены в государственных структурах. Согласитесь, существование новой организации, хоть и радикального толка, даёт неплохие шансы тем, кто хочет быть услышанным, не задумываясь при этом о способе донесения мысли. И самая важная причина местонахождения Аль-Каиды на территории Южного Йемена – энергетические ресурсы.

Основным источником прибыли для государства является нефть. Она даёт около 96% дохода от экспорта. Если посмотреть на основные «горячие точки», где происходят с начала 2012 года ожесточённые бои между армией страны и АКАП – это мухафазы Южного Йемена (ред. провинции), в которых или размещены нефтяные месторождения - Шабва, Хадрамаут, или в которых совершается переработка – Аден.

Возникает вопрос с провинцией Мариб, которая выпадает из контекста, так как территориально относится к Северному Йемену. Почему АКАП проводит террористические операции на этой территории и создаёт ячейки именно в этой мухафазе? Ответ прост: на территории провинции Мариб находится не только одно из наибольших в Йемене газовых и нефтяных месторождений, но и нефтепровод, по которому транспортируется до 125 000 баррелей нефти. Также не стоит забывать о проливе Баб-эль-Мандеб, который соприкасается с территориями, подконтрольными АКАП, и является одним из семи важнейших стратегических мест по танкерной транспортировке нефти в мире. В связи с этим возникает вопрос: «Кому выгодна деятельность АКАП в данных провинциях?»

В Йемене есть две стороны, заинтересованные в происходящих событиях, - племя Хашид, лидером которого является аль-Ахмар, и клан Салеха. Кстати, экс-президент является выходцем из племени Хашид. Между этими двумя сторонами существует давнишний конфликт. Причин несколько, одна из которых - перераспределение дохода от нефтяной добычи. Иными словами, Салех перестал делиться с аль-Ахмаром. Так кому же выгодна деятельность Аль-Каиды в Южном Йемене?

Первое предположение. Сейчас аль-Ахмар активно принимает участие в переделе нефтяной империи экс-президента, используя при этом АКАП. Ему удалось убрать Салеха с поста президента, и сейчас начинаются зачистки во властных кругах Йемена, где ещё до недавнего времени вся власть была в руках семьи Салеха. По данным инсайдеров западных стран, ему удаётся влиять на АКАП благодаря тому, что подконтрольная ему политическая структура аль-Ислах в течение многих лет финансирует учебные заведения, что дают образование представителям этой организации.

Второй вариант – это попытка самого Салеха удержать финансовые потоки в своих руках и вернуть власть над Йеменом. Тогда становится очевидной причина столкновений Аль-Каиды и властей Йемена на ресурсных территориях. В этом ключе странно себя ведёт президент Хади, который, с одной стороны, убирает родственников Салеха из власти, с другой – запрещает использование противотерроритических беспилотников над территорией Йемена, а с третьей – пытается создать на базе Йемена федеративное устройство.

Заключение, или в защиту США

Понятно, что всё, что связано с Аль-Каидой на Аравийском полуострове – не банальный вооружённый протест против инакомыслия и власти, а передел собственности между двумя кланами. В этом процессе АКАП – это механизм. Основная часть «игры» ведётся за пределами борьбы с терроризмом, и в связи с этим стоит встать на защиту США. Именно эту страну обвиняют в финансировании разных постреволюционных процессов в Йемене. На самом деле, стоит задуматься, выгодна ли США нестабильная ситуация в Йемене, особенно в Баб-эль-Мандебском проливе и Аденском заливе. Ведь именно эти водные территории являются связующим звеном с Персидским заливом, соответственно с нефтью стран Аравийского полуострова. В случае такой расстановки сил открывается лишь один выход - Ормузский залив. А это уже выгодно двум странам, но только не США.

Олександр Демченко Олександр Демченко , Журналіст Українського радіо
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook