Страх и жизнь в зоне АТО

У нас был белый бус, комплекты военной формы, 360 литров воды, восстановленный мощный генератор с горючкой к нему, 50 блоков сигарет, сардины, 2 ящика шпрот консервированных, белье, средства гигиены и наше радушие. Не то, чтобы это был необходимый запас для бойцов 72-й отдельной механизированной бригады, но раз уж начал помогать бойцам на передовой, то сложно остановиться…

Единственное, что вызывало у меня опасение - новости, которыми пестрили СМИ и социальные сети. Звонки с передовой тоже пугали: бойцы рассказывали про окружение и расстрел отдельных частей бригады под Изварино, Амвросиевкой, Краснопартизанской, Зеленопольем. В последний вечер перед отъездом позвонил наш боец и сказал, чтобы мы не ехали, что это не имеет никакого смысла, что они не жильцы.

Мы не собирались забираться вглубь АТО, рассчитывали, что бойцы приедут нам навстречу и мы сгрузим все им на броню, и мы даже не подозревали, что не успев выбраться с передовой, у нас сломается сцепление и нам пройдется выбираться обходными путями, почти 200 км топить по местам, где дорога есть только на карте, а в в нашей реальности сплошная лунная поверхность. Как говорится, мы предполагаем, а Бог располагает…

Мы были уже далеко от Киева, когда нас начало накрывать грозой, что принесло облегчение и мы без особых приключений и с ветерком добрались в Днепропетровск, в котором хотели переночевать, в отличном и памятном нам по прошлой поездке месте.

В Днепре мы всегда встречаемся с нашим другом, командиром батальона «Днепр-1» Юрием Березой, советуемся по поводу маршрута, получаем наставления и узнаем последние новости про победы и поражения наших войск на передовой.

Комбат, постращав немного нас, выдал пропуск и пообещал помочь нам с зеленым коридором на всех блокпостах, но предупредил, что после Мариуполя лучше пропуск прятать с глаз долой, пока не убедимся, что блокпост наш...

Праздничный ужин в честь дня рождения нашего боевого побратима и водителя бусика, короткий 4-х часовой сон на перевалочном пункте нашего путешествия, и с первыми лучами солнца мы гоним наш бус через блокпосты. После запорожской области нас начинают все более тщательнее проверять на блокпостах, и нам начинает казаться, что наш пропуск никто не замечает, но когда на въезде в уже освобожденный Мариуполь у нас находят две простенькие бытовые рации мы понимаем, что здесь все серьезно.

Закурили в ожидании развязки, но через полсигареты поняли, что «аусвайс», выданный комбатом, и контрольный звонок имеют свой вес.

Освобожденный от террористов город уже выглядел весьма добродушно и местами патриотично. Перила мостов кто-то уже успел раскрасить в цвета национального флага, как ни в чем не бывало пестрела реклама, и жители города занимались естественными вещами-торговали на рынках, стояли на остановках в ожидании маршруток, куда-то спешили по своим делам. Гнетущее ощущение создавал только мощный промышленный комплекс, который давил не только своими масштабами,но и ржавчиной, цветущей на всем железе,которое только было видно у завода.

А вот за городом стало как-то совсем мрачно, не то небо почерневшее стало пугать, не то маленькие убогие домики хуторов с ржавыми заваленными заборами и разрушающимися от времени сараями,на которых пестреют надписи: «Спасибо деду за победу», «Россия» и нарисованные триколоры так угнетающе подействовали на нас. Серые и неприветливые пейзажи, перемежающиеся с выработками и отвалами руд и камней, скудные деревья под порывами сильного ветра и тут совсем фантастическая картинка - огромные электрические ветряки, которые тихо и мирно крутят свои лопасти на огромном поле, выглядят совсем фантастически, когда пытаешься осознать время и место всего происходящего.

К обеду нам удалось добраться в расположения наших войск, к которым прежде пришлось проехать через “прифронтовое” село, в котором,как в старых фильмах, дети бегут, размахивая руками и крича приветствия проезжающим мимо военным грузовикам, старики пускают слезу, наблюдая, как бойцы грузятся для отправки на передовую, пыльная дорога по полю, усеянному предупредительными знаками об опасности, фигуры голых солдат в мыле, стоящих в небольшом озере, зарытая артиллерия, тягачи с вооружением, разнообразные инженерные машины и еще куча всякой техники на любой вкус и цвет, среди которой всегда выделяются машины и даже фуры волонтеров, которые так же,как и мы, стараются помочь украинской армии в сложившейся непростой ситуации.

Наш бусик разгрузили буквально за считанные минуты, сигареты на моих глазах просто исчезли, как и носки с бельем, форму долго передавали из рук в руки, пытаясь определить , кто будет ее распределять, а вода мигом была выстроена вдоль палатки на почетное место. Но особое внимание было предано бензогенератору, который вдруг отказался запускаться с первой попытки , но услышав рокот его двигателя, солдаты радовались ,как малые дети новой игрушке, и только один боец отрешенно сидел все время в стороне и курил, абсолютно не интересуясь происходящим.

Его все звали “Дед” , он был под Амросиевкой, когда наших ребят накрыл “град”. Как он сказал: -Стоит закрыть глаза и все стоит перед глазами…

Ребята наперебой начали рассказывать про тот ад, через который они прошли, мне ничего не оставалось, как тихонько включить на камере запись и молча слушать.

Солдаты рассказывали, что везде - и под Зеленополье, и под Амвросивкою и под Изварино и под Краснопартизанская происходило примерно одно и тоже.

Бойцы получали задание закрепиться на местности, и в первую ночь с расстояния около 20 км. по ним точными ударами начинали бить “грады”. Не приходило подкрепление, не было прикрытия,не поднималось авиация, не было команды отойти. По просьбе изменить дислокацию, руководство давало жесткий отказ. Из вооружения бойцы имели АК, из средств защиты - простенькие бронежилеты, да и то не у всех, а каски и вовсе отсутствуют.

Был и другой эпизод, когда через сорок минут после того как колонна техники покинула место постоянной дислокации, она попала в засаду и была подвергнута шквальному минометному огню. Возможности закрепиться на местности не было, поскольку и справа, и слева от дороги были разбиты минные поля террористов, а саперы не шли с колонной. Приходилось оставаться на дороге и ждать полного истребления колонны и солдат, опять же без права на отступление.

«Ни шагу назад». Почему-то думалось, что это время? прошло, и жизнь солдата в моральной шкале ценностей выше, чем прихоть командира.

Такое количество случаев именно в 72-й бригаде ставит под сомнение квалификацию руководства этой бригады. Хотя бойцы говорят об предательстве, ссылаясь на то, что террористы иногда знали больше о движении колонны, и о том, где именно будет закрепленною подразделение в отличие от самих самих бойцов.

Однозначно, вопросов больше, чем ответов.

Почему при закреплении на местности не работала разведка?

Почему при передвижении колонны не работали саперы и разведчики, что и стало причиной его уничтожения?

Почему в ходе указанных эпизодов воевали исключительно резервисты, а не контрактники-профессионалы?

Почему украинская авиация не уничтожает системы залпового огня “град”?

Мне всегда казалось, что командиры должны отчитываться перед своим руководством и обществом о каждом убитом или раненом солдате и о каждой уничтоженной единице техники. Я уверен, что данная ситуация требует детального расследования военными правоохранителями.

Для того, чтобы спастись и спасти технику из-под Амвросиевки, часть бригады отступила в место постоянной дислокации, вывозя технику, оружие и большое количество раненых и убитых. Бойцы говорят,что собрали только останков тел 4 КАМАЗа.

Сегодня военная прокуратура уже отбирает объяснения у бойцов на предмет привлечения их к ответственности. Таким образом, вопрос о привлечении к ответственности руководителя не в условиях боя, а фактически в условиях тотального расстрела не стоит. Напротив виновными хотят сделать бойцов, которые не сложили оружие, а спасли технику и свои жизни, но отступили, спасаясь от смерти.

Мне интересно, где был полковник Андрей Грищенко, когда отдавал приказ: «ни шагу назад»?

16 июля заместитель Министра обороны встретился с семьями военных 72-й отдельной механизированной бригады. Как сообщает УНИАН, «в ходе встречи присутствующие должностные лица Министерства обороны и Генерального штаба ВС высоко оценили профессионализм действий командира 72-й отдельной механизированной бригады полковника Андрея Грищенко, подчиненные которого проявили героизм и отвагу при освобождении нашей земли от бандформирований».

Я думаю, что после публикации текста и фото-видеоматериалов, нас обвинят в раздувании истерии. Но я более чем уверен, что мы не станем полноценной армией, пока руководство не будет отвечать за жизнь каждого бойца, за свои команды и действия.

Но мы не сдадимся и будем пытаться понять причины произошедшего и продолжать тащить нашим бойцам медикаменты, шлемы, обувь, еду, воду и многое другое ...

Всем желающим оказать посильную помощь 72-й отдельной механизированной бригаде предлагаем следить за новостями на странице ФБ «Бригада 72» или просто финансами на карточку Приватбанка: 5168 7553 2630 5253 Получатель: Виктор Гончарук.

О проделаной работе можно следить в следующих публикациях или в отчетах на странице в фейсбуке.

Текст и фото: Кузьма Джунь.

Фотоблоги Фотоблоги , Фотоотчеты о самых интересных уголках нашей страны и целого мира
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter