В Херсоне узаконили коррупцию

Херсонская ОГА на днях приняла революционное по своей креативности решение. Речь идёт всё о том же отсутствии противопожарных водоёмов в рукотворных херсонских лесах, дорог для пожарных машин и незаконной добыче песка.

Мы своими методичными, резонансными публикациями по типу коврового бомбометания на «LB.ua» всё-таки вынудили ХОГА сначала разродиться рядом комментариев на эту тему в СМИ. А затем и организовать «круглый стол» по этой крайне животрепещущёй теме. Но вот от нестандартности принятого решения даже Соломон безусловно опешил бы. Кстати, за минувшие сутки в области сгорело ещё около 6 га леса, но это уже такие мелочи…

Фото: Предоставлено автором

Напомню, самые ключевые моменты ситуации на Херсонщине с варварским, безжалостным уничтожением рукотворных лесов, появившихся на месте крупнейшей в Европе пустыни «Алешковские пески», являющейся к тому же национальным парком. Создавались эти леса титаническим трудом нескольких поколений советских людей.

Итак, в пожароопасный период в разные годы в области в результате чаще всего поджогов уничтожается иногда до 10 000 и более га. В сезон. На месте пожаров затем начинается заготовка древесины, которая отправляется в Турцию на щепу для производства прессованной мебели, что потом нам же с успехоми продают.

Ответсвенно заявляю, что Херсонщина сегодня, пусть в некоторых местах – просто идеальное место для новых пожаров. Проедемся для демонстрации и тестирования вокруг города, прямо на выезде. Не нужно выискивать какие-то особо пожароопасные места – они практически везде.

Цюрупинск – это райцентр с 15 тысячным населением, начинающийся почти сразу за мостом через Днепр в городской черте Херсона. Считающийся почти пригородом. Отъехал за Цюрупинск километр-другой, как со всех сторон к городишке вплотную подступают рукотворные леса. Напомню - мы уже писали о том, что недавний пожар уничтожил в окрестностях Цюрупинска 200 гектаров полноценного леса.

В советское время леса херсонщины практически не горели. Потому что в них были добротные, вполне реальные, а не виртуальные дороги, по которым можно было быстро доехать туда, где только возникало малейшее возгорание. Безукоризненно была поставлена служба оповещения.

Противопожарных водоёмов было ровно столько, сколько необходимо по нормам, и ни на йоту меньше. Причём подъезды к ним были широкими, удобными, бетонированными и прямо к воде, с необходимой для забора воды глубиной. Ну и главное – сжигать леса и уничтожать природные ископаемые, такие как песок, считалось преступлением, а не подвигом. И каралось по всей строгости Закона.

Что же теперь? Посмотрим исключительно с одной позиции - может ли этот, ещё пока не сгоревший лес избежать возгорания. Есть ли у него шанс спастись, не повторить трагическую участь всех остальных сгоревших лесов? Повторяю, это в десяти минутах езды от райцентра не велосипеде.

Итак, для начала проинспектируем пяток имеющихся тут так называемых «пожарных водоёмов». На подходе к первому же грозный не то лесник, не то сторож агрессивно заявил, что смотреть и снимать нельзя. Как ещё не ляпнул обычное: «Частная собственность». Кстати шлагбаумы везде открыты, я лично видел в лесу машины и людей.

Но ваш покорный слуга уже опытный, и легко согласился – нельзя так нельзя. Когда же грозный страж ушёл, потихоньку пробрался на сверхсекретный объект. И скажу сразу – подъехать сюда может только амфибия на базе танка или БТРа. Заросли, камыши, мели, болото, песок.

Недавно тут было озеро, любимое место отдыха цюрупинчан. Потом, под предлогом то ли строительства дороги, то ли как бы для благоустройства водоёма, здесь массово, в космических масштабах несколько лет добывался песок. О том, что ни о какой дороге, ни о каком водоёме здесь и речи не шло даже изначально, можно судить хотя бы по тому, что мы видим на этих фото.

Фото: Предоставлено автором

Едем дальше. Буквально рядом – ещё несколько «противопожарных» водоёмов. Как видим, после добычи песка там и сям остались мелкие, мутные, заваленные строительным и бытовым мусором карьеры. Повторяю, подъехать к ним можно только на БТРе. Но к сожалению, пожарных БТРов на херсонщине ещё пока нет. Но даже если подъедешь, набрать воды из них более чем проблематично. Или вот что-то типа болота с оставленными в воде сваями, плитами, бетонными кольцами, с непроходными, непроезжими берегами. Всё одно и то же.

Все обочины немногочисленных кое-каких дорог напрочь завалены сухими сосновыми ветками. Этими же ветками завалены ряды между деревьями, всплошную. Огромные кучи – на опушках. Всё полностью загромождено воспламеняющимися как порох сухими сосновыми ветками. Как это назвать? И это ещё не настало самое жаркое и пожароопасное время. Не знаю, но думаю в этом году придётся тушить пожары и американскому Президенту. И 10 000 га тут уже явно не обойдётся.

Вечные байки чиновников о том, что пожар распространяется со скоростью курьерского поезда, а шишки летят на 400 метров, постоянно рассказываемые на пресс-конференциях, конечно впечатляют, но не убеждают. Пожары как минимум тушить надо. Кстати, чуть далее - те самые «знаменитые» 10 000 га, что гасил лично Ющенко. До сих пор там одни чёрные пеньки и десятисантиметровые всходы сосен, которые пересаживали несколько раз.

Итак, в ХОГА состоялось расширенное заседание рабочей группы по координации действий по строительству лесных дорог и водоемов противопожарного назначения, природоохранных комплексов в лесах области и консультации с общественностью на тему: 1) Выполнение Херсонским облуправлением лесного и охотничьего хозяйства мероприятий по противопожарной устройства херсонских лесов. 2) Поиск возможностей выполнения мероприятий противопожарного устройства лесов.

И что же вы, уважаемые читатели, думаете, тут случилось, какие судьбоносные решения приняты? Не угадаете. Потому что решение просто ошарашило. Правда, даже те, кто озвучивали его по ТВ, стыдливо опускали глаза. Ну да судите сами.

Поскольку средств на устройство лесных дорог и противопожарных водоёмов в бюджете нет, разрешить тем, кто будет заниматься производством работ…да – да, продавать песок. Как в известной песне:

«…пони бегает по кругу, и в уме круги считает…». Всё вернулось на круги своя. Чтобы незаконная добыча песка стала законной, её оказывается надо… узаконить. Вот и узаконили.

Если бы не было печального двадцатилетнего опыта тотального уничтожения рукотворных лесов и песка, оно бы можно попробовать. Но квоты и разрешения выдаются десятилетиями, леса как горели так и горят, а вместо реальных действий – всё та же коррупция, только уже законная.

Ну и до каких пор?

Владимир Марус Владимир Марус , Общественный деятель
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter