ГоловнаБлогиБлог Олега Поліщука

Ментальная пропасть

Когда в июне 2012 года в вышиванке и с сине-желтым флагом я гулял центром Донецка, в страшном сне не мог подумать о том, что всего лишь через два года, носить украинскую символику в этом же месте будет опасно не то что для здоровья, а и для жизни. Тогда, перед матчем Украина – Франция в Донецке объединилась вся Украина. Болельщики были со Львова и Луганска, Киева и Донецка, Крыма и Ужгорода. По центру города ездили дончане на своих автомобилях, подобно нашему киевскому Автомайдану времен революции достоинства, все обвешаны украинскими флагами. Клич Слава Украине! Героям Слава! звучал на центральных улицах города и я не слышал возмущения местных жителей приездом "бендеровцев". Было колоссальное единение. И поражение нашей сборной лишь огорчило болельщиков, но никак не повлияло на то единство, которое вселилось тогда во всю украинскую нацию на улицах столицы Донбаса.

Фото: Макс Левин

9 марта 2014 года за неделю до так называемого всекрымского референдума, автор этих строк два дня находился в АРК Крым. Целью поездки было желание посмотреть все своими глазами, помочь чем-то нашим солдатам, познакомиться с нашими героями и поддержать их духом. Переезжая перешеек в Армянске, меня обыскивали бойци крымского «Беркута», которые были в масках и донские казаки с АКМ наперевес. Обыскивали очень тщательно, проверяли все что можно. Но даже тогда, бойцы спецподразделения пытались шутить, и, несмотря на автоматы, я не почувствовал прямой опасности и угрозы жизни. Я двигался в Бельбек к полковнику Юлию Мамчуру. По дороге, за Бахчисараем был еще один блок-пост с донскими казаками. Так как номера киевские, меня остановили и лишь визуально проверили багажник. Один из казаков смотрел подозрительно, удалось его разговорить. Он спрашивал про "бендеровцев" в Киеве, про Печерскую Лавру и вообще о ситуции в центре нашей столицы, так как насмотрелся киселевской пропаганды. Убеждая его в том, что у нас все хорошо и Лавра не захвачена Правым Сектором, я не ощущал какой-то прямой опасности и спокойно пообщавшись поехал дальше.

2-3 мая, чуть больше за неделю до так называемого референдума о статусе так называемой Донецкой республики я поехал на Донбасс. Имею в Донецке много друзей, в шахтерском поселке Ольховское за Шахтерском живут мои родственники, двоюродный брат, которого я не видел 25 лет. Поэтому, наслушавшись новостей, решил все увидеть сам. Увидеть и попытаться понять, что просиходит на Донбассе.

Еще проезжая Павлоград, я был сильно удивлен. Огромное количество украинских флагов на улицах этого города. Много автомобилей ездит с национальной символикой. Милиция как и в Киеве также ездит с сине-желтыми флажками. Как не странно, в магазине, я слышал много украинской речи. На выезде из города блок-пост, на котором милиция вместе с местной самообороной несут дежурство. Это уже Донбасс, но это еще наша Украина. Проезжая по Днепропетровской области мне было уютно и комфортно. По дороге шоссе Днепропетровск – Донецк на границе областей со стороны Днепропетровской области стоит блок-пост наших солдат и милиции. Повсюду наши флаги.

Первое, что встречается при въезде в Донецкую область со стороны Днепропетровска, это две автобусные остановки, стоящие друг напротив друга по разные стороны движения автодороги. На одной из них написано: «Донецкая народная Республика!». На второй: «Тарута пошел на х..!». Несмотря на то, что при въезде в Донецкую область нету никаких блок-постов, никто не останавливает и не обыскивает, подсознание целенаправленно внушает, что ты находишься в зоне опасности. Развитие этой мысли вызывало лишь тревогу. Я не могу это объяснить, я просто описываю свои ощущения.

Тогда в уже оккупированном Крыму, относительно туристов и приезжих в большинстве случаев еще действовали какие-то правила. Здесь, въехав в Донецкую область, возникало четкое понимание, что какие-либо правила отсутствуют. Законы твоей страны здесь не действуют. Ты в руках Господа, и рассчитывать можешь только на себя. Никакой закон, никакой правоохранитель тебе не поможет. На въезде в Красноармейск еще утром был блок-пост местных сепаратистов, однако, когда его проезжал я, шины уже догорали. За несколько часов до моего приезда, бойцы спецподразделения «Альфа» зачистили этот блок-пост вместе с РОВД, который за день до этого был занят местной гопотой. На заправке мне рассказывали, что тем, кто захватывал РОВД, давали по 200 грн. Дабы избежать конфликта, местная милиция не сопротивлялась, но предварительно вывезла в неизвестном направлении все оружие. Поэтому местные гопники не получили ни одного ствола в Красноармейске.

В Донецке, фактически ничто не говорит о том, что в городе существует Донецкая народная республика. Люди занимаются своими повседневными делами хоть и с тревогой. Сепаратисты забаррикадировались и сидят в Донецкой областной государственной администрации. Вокруг администрации баррикада, некое подобие на киевские баррикады. Какое количество сепаратистов внутри, сказать не могу, поскольку во внутрь пускают только по спецпропускам. Их получают после проведения переговоров с руководством сепаратистов. Как правило, такие пропуска имеют все российские каналы, остальные жестко мониторятся.

Побывав там и пообщавшись с людьми, которые там пребывают, могу однозначно утверждать, что это явление с донецкими баррикадами искусственное, подогреваемое извне и существующее из-за финансирования. Поддержки дончан у сепаратистов особой нет. Есть какое-то количество сочувствующих им, но массового сбора людей, подвоза еды я не видел. За сотню метров к обладминистрации стоят пограничные столбы так называемой ДНР. Так вот, по периметру этой ДНР бродило около двухсот человек. И это в выходной день, когда казалось бы, люди должны подходить массово. Контингент революционеров в большинстве своем - это беднота без определенного места жительства и ярко выраженный уголовный элемент. По утверждению моих знакомых дончан, этих людей собирали по всей области и привезли сюда, пообещав заплатить и кормить. Возле городской администрации всегда находится группа парней порядка 20-30 человек с ярко выраженной уголовной внешностью. Мне это все напомнило лихие 90-е, короткостриженные парни в спортивных костюмах и кроссовках с угрюмым видом. От них веет реальной опасностью. И автомобили у них показательные: ВАЗ-2108, ВАЗ-2109. Именно эти люди избивали последний проукраинскиий митинг, когда на его участников напали около 200 вооруженных битами бандитов. Милиции в центре Донецка я не видел вообще. Поэтому дончанам рассчитывать на защиту правопорядка сотрудниками правоохранительных органов не приходится. Большинство дончан, которые не поддерживают сепаратистов, не делают никаких действий, направленных на изменение ситуации. После последнего избиения проукраинского митинга люди просто боятся. Они знают, что противники вооружены, от милиции защиты не будет, поэтому жизнью рисковать никто не хочет.

Зато на автодорогах Донбасса гаишников стоит столько, сколько не стоит по всей Украине. Посты ГАИ с радарами стоят почти через каждые 3-4 км. Они выполняют свои должностные обязанности, следят за порядком на автодорогах, контролируют скоростной режим и, что самое главное, фиксируют нарушения, получая взятки. И если вас будут убивать местные «повстанцы», они вам не помогут, но если вы превысите скорость на 20 км/час, это нарушение будет немедленно пресечено. Вот такая милиция на Донбассе.

На выезде с Донецка, на границе с Макеевкой, стоит блок-пост с местными гаишниками и какими-то казаками. Машины особо не останавливают, но то, что казаки явно не проукраинские – это факт. Перед Шахтерском стоит блок-пост с флагами ДНР. На нем дежурило около 5 человек. Внешне люди без определенного места жительства. Здесь у них есть еда и, что немаловажно для них, значимость. То есть, они, вчерашние бомжи, вдруг становятся значимыми, так как дежурят на блок-посту. Оружия у них нет, но оно может появиться и тогда их значимость возрастет. Если все это умножить на претензию к остальным людям за свою жизнь, то можем получить очень опасный по своим последствиям микс. 2 мая днем в Краматорске еще не было боев, поэтому мне удалось подъехать к самому городу, где стоял блок-пост с нашими солдатами и развевались наши сине-желтые флаги. В Краматорск с моими номерами мне не рекомендовали ехать, поскольку это опасно для жизни. Рисковать я не стал, но с солдатами пообщался. Главный вывод – наши солдаты воспринимаются местными жителями как оккупанты. Какой-либо поддержки нет. Наоборот есть ненависть. Их здесь называют фашистами и "бендеровцами". Украина как государство здесь не признается. Речь идет не о всех жителях, но об абсолютном большинстве.

Ночевал я в шахтерском поселке Ольховское. В нем проживает около 4,5 тыс. человек. Ранее, вокруг этого поселка функционировало 6 шахт. Сейчас три закрыто. За вечерним застольем было порядка двадцати человек. Шахтеры, их жены, дети. Все от меня ожидали каких-то четких ответов на вопросы, которые у них накопились. Главная суть этих вопросов, что делать? И кто виноват? Виноват в том, что шахтеры сейчас не живут, а выживают, что для того, чтобы прокормится, они вынуждены разводить свиней, птицу, засаживать большие огороды, и все это - в свободное от тяжелой работы время. Вопрос, кто виноват, я переадресовал им. Ответ был впечетляющим. Все как один ответили, виноваты "бендеровцы", которые вон что натворили в Киеве!

Дальше, пришлось аккуратно на пальцах объяснять, что "бендеровци" у власти лишь два месяца, а до этого был президентом Янукович, которого они постоянно выбирали. Когда на примере двух стаканов воды, путем переливания воды с одного стакана в другой я практически продемонстрировал закон физики в соответствии с которым уменьшение количества в одном месте, увеличивает количество в другом месте, мне удалось заставить их слушать спокойно и без эмоций. Так вот, мы пришли к выводу, что наиболее бедно живут люди именно в глубинке Донбасса. Также мы согласились, что наибольшее количество миллиардеров в Украине тоже выходцы из Донбасса. На примере двух стаканов они поняли, что у них мало, потому-что у отдельных их земляков очень много.

Помня выражения Бориса Колесникова, что сейчас на Донбассе главное язык, я задал вопрос относительно истинности этого утверждения, после чего услышал трехэтажные выражения в адрес бывшего вице-премьера. Все как один ответили, что с языком у них проблем никогда не было и нет. Их интересует работа и зарплата. Очень интересен был рассказ молодого шахтера 26 лет. Оказывается, чтобы попасть работать на государственную шахту нужно заплатить взятку от 500 до 1000 дол. США. После Майдана, управленцы шахт действительно испугались и пока взятки брать перестали. Но из-за этого устроиться на шахту теперь просто невозможно. Так вот, этот парень работает на шахте 2 года. До этого работал в типографии в Шахтерске. Рабочий день у него был 12 часов, обед час, зарплата 3,5 тыс. грн. При этом, официальная была на уровне минимальной, остальное доплачивали в конверте. Эта работа его не устраивала, потому-что во-первых, ухудшилось здоровье из-за ежедневного долгого вдыхания паров краски, во-вторых, совершенно не было времени на личную жизнь. На шахте он работает электриком, обеспечивая электричество в забое. Работа связана с опасностью, так как он находится глубоко внизу вместе с шахтерами, которые добывают уголь. Рабочий день шестичасовой, зарплата 3,5 тыс. грн., вся выдается официально, с начислением пенсионных отчислений, плюс льготы в связи с вредностью, время на личную жизнь. Вообщем, парень очень доволен. Раз в квартал он получает премию. Начальник ему выписывает 600 грн., но триста он отдает ему, а триста оставляет себе. Если он не будет этого делать, то ему не будут выписывать премию. По его словам, на их шахте так во всех. Я обратил внимание на незаконность такого поведения со стороны начальника, и что если бы это было в Киеве и так массово, скорее всего начальнику бы набили лицо. Но парень парировал, мол здесь везде так и так было всегда.

Веры в свои силы и в желание что-то поменять я не увидел. Понимания того, что за свои права нужно бороться, нету. Желание жить лучше есть, а что-то для этого делать нету. Есть упование, что может когда выберут президента, он наведет порядок. Но за кого голосовать, никто не знает. Донбасс не имеет своего кандидата и для них это страшно понимать, поскольку они считают, что их никто не защитит. Молодежь склоняется к Тигипко, старшее поколение не склоняется ни к кому. Отношение к Украине непонятное. С одной стороны они не против жить в Украине, но с другой, допускают что с Россией может быть лучше. Пример Крыма пока не впечатляет. Единственное, что их сдерживает, чтобы однозначно поддерживать Россию, так это понимание того, что после присоединения к России, скорее всего, закроют все их шахты, как это произошло в Ростовской области. А это для них самое страшное будущее.

Вообще понятие патриотизма здесь странное. Они себя не связывают с Украиной, они себя считают патриотами Донбасса. Что это такое, объяснить никто внятно не смог. Отдельные объяснения касались воспоминаний о Советском Союзе, когда шахтеры имели стабильную работу и хороший заработок и главное, уважение в стране. Сейчас стабильной работы нет, достойной зарплаты тоже и уважения нет. Все это угнетает. Вообщем, понимания как жить дальше нет. Есть желание, чтобы пришел сильный правитель и навел порядок, вернув им уважение. В референдуме о независимости Донбасса они участвовать не хотят, но если придут с автоматами и заставят, то проголосуют, как скажут. На выборы президента, если будет голосование, они придут, но если кто-то будет выборы срывать они протестовать не будут. У них одно требование, дайте работу и зарплату. В этом проявляется их патриотизм. Словосочетание «российская агрессия» они переименовуют на «ввод российских войск». Вообщем, если это произойдет, то абсолютное большинство не будет воевать или как-то этому препятствовать. Более того, они против, чтобы на их территории были военные действия, то есть, нашим солдатам не стоит сопротивляться, а лучше уйти. Вообще, во всем чувствуется ностальгия по Советскому Союзу. У людей менталитет совка. Я даже не заметил желания его изменить.

Что касается Януковича, то его действительно считают предателем, и, как не странно, кадры с Межгорья там воспринимаются как истинные, а не как монтаж Правого Сектора. Поэтому, у Януковича похоже нет шансов стать президентом ДНР в случае ее создания. Но во всем остальном в этой Украине нет ничего украинского.

За два дня пребывания на Донбассе я пообщался приблизительно с сотней людей самых разных слоев населения, начиная от людей, имеющих хорошее высшее образование, путешествующих и отдыхающих в странах Европы, и заканчивая так называемыми повстанцами-сепаратистами, носящими балаклавы, создавших на территории Донецкой ОГА ДНР. Их мышление - это философия люмпенов. В основной массе, их система убеждений, представлений, картина мира, набор духовных ценностей и жизненных координат представляет собой люмпеновский набор ценностей. Ведь люди безрассудно готовы повиноваться сильному, обладающему реальной властью, без каких-либо нравственных кодексов. Главное, чтобы была зарплата, а если нет работы, значит государство должно обеспечить социальными пособиями. Этот вывод касается далеко не всех жителей Донбасса, но большинства из них. 23 года Независимой Украины превратило Донбасс в территорию люмпенов. Местная элита, возникшая из уголовных слоев общества, грабила эту территорию время от времени давая его жителям хлеба и зрелищ. Именно хлеба и зрелищ необходимо было давать римскому плебсу дабы в древнеримском государстве все было спокойно.

Можно ли изменить ситуацию на Донбассе. Убежден можно, но в долгосрочной перспективе. В краткосрочной это невозможно. Для начала, власть должна дать людям работу и зарплату, искоренить коррупцию, чтобы у шахтера не забирали половину заработанной им премии. И лишь после того, как все успокоится, нужно будет начинать долгую работу по изменению мировоззрения, системы ценностей, мышления. Сейчас между нами ментальная пропасть.

Олег Поліщук Олег Поліщук , Експерт з енергетичного, ядерного та природоресурсного права
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter