ГоловнаБлогиБлог Сергея Коваленко

О Службе финансовых расследований

Стало очевидным, что идея создания Службы финансовых расследований всколыхнула отечественный истеблишмент очень сильно. Министерство финансов как орган, который последовательно отстаивает модель создания нового органа, критикуют со всех сторон. Что нам только не забрасывали: и непрофессионализм, и попытки перетянуть под себя потоки, и служение каким-то неизвестным политическим силам, и еще много чего. Теперь ясно, что чем ближе мы будем приближаться к необходимости внесения законопроекта в ВРУ, тем больше будет манипуляций. Бесспорно, Министерство расшевелило осиное гнездо...

Тем не менее, являясь и культурными, и цивилизованными людьми, нам тоже некомфортно терпеть голословные обвинения и политические манипуляции, поэтому хотелось бы остановиться на некоторых моментах, которые прямо связаны с реформой. Первое. Министерство хорошо знает, о чем идёт речь говоря о реформе. С самого начала мы утверждали, что СФР – это правоохранительный орган с фокусом на аналитические методы расследований экономических преступлений. СФР должна иметь право досудебного расследования преступлений. Этим должны заниматься детективы. Советское прошлое с разделением следствия и оперативных сотрудников уже неэффективно. Безусловно, в СФР должны быть оперативные сотрудники. Они должны выполнять задачи оперативного документирования (наружного наблюдения). И мы об этом говорили, но всегда удобнее сказать, что Минфин в этом не разбирается. Разбираемся.

Второе. Манипуляции с механическим сочетанием всех функций и задач трёх органов в одном и манипулятивные примеры с мировым опытом (в том числе и с подотчетностью органа). На самом деле, механическая консолидация всего спектра противодействия экономическим преступлениям есть только в одной развитой стране – в Италии. Это Финансовая гвардия, которая, кстати, находится в прямом подчинении (!) Министерства финансов и экономики Италии. И политикам, которые приводят пример этой страны, как такой, где орган противодействия экономическим преступлениям подчинен МВД, необходимо уточнить свои данные. Теперь, чтобы было понятно, что это за орган, представим факты по Финансовой гвардии. Численность: более 68 тыс. человек. Структура: военная, орган возглавляет не руководитель, а главнокомандующий. Подразделения вооружены автоматическим оружием, имеют 5 антитеррористических групп быстрого реагирования, более 600 патрульных кораблей и катеров, в том числе с автоматическими пушками, патрульные и разведывательные самолеты, и различные типы вертолётов. Функции: полностью противодействует всем экономическим преступлениям против государства, полностью противодействует всем преступлениям, связанными с наркотиками, противодействует терроризму, является специальным органом по противодействию организованной преступности, а также коррупции, является единственным органом по противодействию киберпреступности, охраняет государственную границу Италии и исключительно морскую зону, является таможенным органом Италии и так далее. Такой себе «монстрик» под местным Минфином. Вопрос: когда политики спекулируют над темой: "пусть новый орган занимается всем и займёт полностью всё противодействие преступлениям от других правоохранительных органов в сфере экономики", готовы ли они поддержать идею создания именно такого органа? Подчеркну ещё раз - это единственный пример консолидации всех функций по противодействию экономической преступности в едином органе в крупных развитых странах, и еще раз - он под Минфином:) ...

Теперь о том, кто должен координировать орган. Здесь тоже манипуляции с мировым опытом. Можно говорить, что есть 26 стран, где такой орган под МВД, потом уже говорить о 80-ти, но это не будет аргументом. Наша задача - не пополнить наибольшую статистическую группу стран, а исходя из отечественных реалий и государственной системы дать простой и исчерпывающий ответ: через какое министерство координируется СФР. И здесь не надо приводить примеры федеративных государств, абсолютных монархий, коммунистических стран и остальные примеры просто для статистики. В Украине есть чёткая модель исполнительной власти. Центральный орган исполнительной власти, реализующий политику в определенной сфере, координируется органом, который формирует политику в этой же сфере и точка! Вопрос: какое министерство формирует бюджетную политику и способно понимать, каким образом контролировать бюджетную сферу и как противодействовать преступности в этой сфере? Какое министерство формирует политику в сфере противодействия правонарушениям в налоговой сфере? Какое министерство формирует политику в сфере противодействия отмывания средств, полученных преступным путём? Какое министерство имеет профессиональную экспертизу в банковской сфере, в депозитарной системе, в сфере акцизов и других подобных сферах? Ответ один - это Минфин, и другого подобного министерства в Украине нет. В целом нужно понимать, что любой правоохранительный орган может быть подчинён в своей правоохранительной деятельности только закону! А направлять и координировать его может любое министерство, независимо от количества людей в погонах в его штате, а в зависимости только от институциональной способности формировать государственную политику в этой сфере.

И еще несколько слов. В нормальных странах органы финансовых расследований никогда не расследуют преступления против окружающей среды (исключение - Норвегия, но там очень много специфики, и совсем другие типы экологических преступлений), не расследуют мелкие мошенничества, бытовую коррупцию и другие подобные типы преступлений (это к аргументу, что СФР должна забрать 90 статей подследственности у Нацполиции).

Минфин хочет создать стратегический орган. Если же кто-то считает, что СФР должна гоняться за гадалками на вокзалах и за торговцами из подземных переходов, физически не имея времени расследовать сложные схемы, то он, безусловно, имеет на это право. Но Минфин иного мнения.

Вследствие этого очевидно, что манипуляций очень много. Много негатива и в нашу сторону, ведь все знают, что лучший способ дискредитировать идею - это дискредитировать её автора. Следовательно, обвинений в нашем непрофессионализме можно ожидать и дальше с разных сторон. Но можно сказать откровенно: медлить с реформой больше нельзя. Коррумпированные правоохранительные органы должны отойти в прошлое. Мы не должны призывать принять нас в ЕС, а сами жить на "схемах", как деградировано-маргинализированные Африканские страны. А тем, кто до сих пор считает, что реформы можно заговаривать и имитировать, советую досконально изучить опыт Либерии, которая с 1984 имитирует реформы под наблюдением МВФ и получает деньги только за счёт экспорта сырья - преимущественно алмазов, а затем очередное политическое руководство раз в несколько лет уходит из страны вместе с деньгами, а страну разрывают гражданские войны...

Сергей Коваленко Сергей Коваленко , Директор по маркетингу и продажам компании «ЗИП», крупнейшего в Украине производителя лакокрасочной продукции
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter