Может, министр МВД Виталий Захарченко ответит за херсонскую милицию

Статья, опубликованная на «LB.ua», «Милиция пытается обвинить представителя ВО «Свобода» в убийстве милиционера» произвела эффект разорвавшейся бомбы. Конечно же, после она была размещена и на одном из херсонских сайтов. Вот тут – то и случилось то, что ожидалось». Директору сайта позвонила полковник милиции, начальник Управления по связям с общественностью УМВД Елена Ренкас и предложила ультиматум: либо вы снимаете статью, либо подаю на издание и автора в суд. А выигранные деньги отдам больным детям. Что ж, весьма благородно.

Фото: предоставлено Владимиром Марусом

Сразу оговорюсь – с Леной у меня нормальные, ровные личные взаимоотношения. Ни конфликтов, ни трений никогда никаких не возникало. Когда же публиковал материал, прекрасно знал, чем это закончится. Но судьба двадцатилетнего парня, круглого сироты, однозначно стоит того, чтобы выплачивать Елене Владимировне компенсацию за возможность отстаивать свои убеждения. А голодать мы, украинцы, давно привычные.Но при этом Елена Владимировна категорически отказалась публично ответить на поставленные в статье вопросы. Что ж, это её законное право, а чужие права мы уважаем. Но тогда и я воспользуюсь своим правом задать эти и другие вопросы министру внутренних дел независимого европейского государства Украина генералу Виталию Захарченко. Итак.

Уважаемый Виталий Юрьевич!

Автор, как и Вы, перед тем как оказаться в Херсоне, долгое время жил в Донецком регионе, имеет там в милиции и близких родственников, и друзей. И в Херсоне уже более 15 лет оказывал профессиональную помощь практически всем предыдущим начальникам УМВД. Поэтому меня искренне беспокоит ситуация, сложившаяся в связи с убийством молодого капитана милиции и расследованием этого преступления с трагическим финалом.

А поскольку на поставленные в статье вопросы Управление по связям с общественностью УМВД в Херсонской области отвечать отказалось, прошу лично Вас ответить на них. Так как они касаются не только престижа правоохранительных органов, но и судеб людей. В частности семьи и близких погибшего милиционера, и молодого парня, который обвиняется в убийстве и может всю оставшуюся жизнь провести за решёткой.

1) Как могли сотрудники «семёрки», которые не имеют права каким-либо образом проявляться вообще, не могут иметь при себе удостоверений, указывающих на принадлежность к данному подразделению, а уж тем более оружия, вступать в какие-либо конфликтные отношения на улице с обвиняемыми. А уж тем более применять табельное оружие.

2) Что это за большая группа людей в штатском, которая ворвалась в общежитие, где вызванный обвиняемыми наряд милиции составлял протокол о нападении на них? Эти вооружённые люди в штатском, не представившись, положили на пол всех, в том числе и сотрудников милиции, связали и увезли Андрея Наливайко, а также его товарища. Кто они – вооружённые грабители, «титушки», «чёрная сотня», «дикая бригада», или какое иное неизвестное доселе обществу криминальное братство? От неведения рождается масса слухов и сплетен, которые уж никак не идут на пользу престижу милиции и спокойствию в стране.

3) Как можно задерживать подозреваемого, если нет орудия убийства, то есть ножа? Насколько известно, он действительно до сих пор не найден? Это соответствует закону?

4) С Вашей профессиональной точки зрения, мог ли простой двадцатилетний парень среднего телосложения, не обучавшийся по программе спецназа, не занимавшийся боевыми искусствами, не имевший навыков, не знакомый с приёмами и тактикой ножевого боя, спокойно изрезать троих, хорошо подготовленных сотрудников спецподразделения милиции, которые к тому же, если верить показаниям свидетелей, ещё и стреляли по нему из табельного оружия.

5) До сих пор никто так и не не объяснил, почему пострадавших увезла не скорая, а неизвестная машина. Куда увезла. По некоторым сведениям, в больнице всем троим оказали первую помощь, поскольку были только гематомы, и отпустили. Кто тогда нанёс им профессионально точные и смертельные ножевые удары?

6) По сообщениям СМИ, перед вышеописанными событиями в одном из кафе была массовая драка якобы с участием лиц кавказской национальности и сотрудников милиции, с применением холодного оружия. Могла ли быть связь между этой дракой и известными событиями?

7) Пострадавший, который по его словам едва вырвался из рук напавших на него людей в штатском, избивавших его и стрелявших по нему, прибежав в общежитие, сам вызвал наряд милиции вместо того чтобы убежать и спрятаться, как сделал бы человек, изрезавший трёх сотрудников милиции. Это не вызывает вопросов?

Это всего несколько из большого количества вопросов, возникающих даже при поверхностном ознакомлении с этим странным делом. И если бы на них сразу были бы получены чёткие и исчерпывающие ответы, в обществе, где и так атмосфера накалена до предела, не возникло бы такого напряжения.

Активист майдана Олег Зайченко - об осуждении Андрея Наливайко

Но у автора есть ещё несколько дополнительных вопросов относительно работы херсонской милиции.

1) Во многих СМИ публиковалась масса информации о том, что в отношении автора была серия телефонных угроз. Причём после одного звонка и одной СМС выброшены почти одновременно шесть (шесть) мобильных телефонов. Ни на одно из заявлений в УМВД херсонской области нет никакой реакции.

2) На одно из обращений, внесённых в ЕРДР, за подписью начальника горотдела, полковника милиции, пришёл такой ответ: «Мы приходили к фигурантам домой, стучали в дверь, но нам не открыли, и по этой причине мы не смогли их опросить. Значит состава преступления в их действиях нет. Можете обжаловать наш ответ, и т.д.»

Уважаемый Виталий Юрьевич!

Очень хочу, чтобы украинская милиция пользовалась среди народа Украины заслуженным уважением и авторитетом. А Вы?

С уважением,

Владимир МАРУС

Владимир Марус Владимир Марус , Общественный деятель
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook