ГоловнаБлогиБлог Ольги Вагановой

Если нам, гражданским, так нужен враг, то предлагаю бедность

За последнюю неделю я прочитала пару сотен фейсбук-сообщений о сериале «Не зарекайся». Потом посмотрела пару десятков серий «Не зарекайся». Потом написала пару десятков фейсбук-сообщений о «Не зарекайся». И вот что, отдышавшись и чертыхаясь, я могу вам сказать: нам что-то сильно понравилось воевать.

Борьба упоительна

Если посмотреть на спор вокруг сериала отстраненно, то можно прийти к выводу, что часто человек сначала имел определенную идеологическую позицию, а потом натягивал на нее сериал. Особенно заметно это было вначале, когда начались перепечатки первоначального поста. «Какой “хозяин'” такие и фильмы. Это ахметовщина, – возмущались люди. – Я эту х… не смотрел и смотреть не собираюсь. На скринах процитирован тот сепарско-рашистский бред, который они регулярно несут».

Потом лидеры мнений поняли, что позиция «не смотрел, но осуждаю» уязвима. Им указывали на некоторые подробности отношений героев и содержание предыдущих серий. «Яна не дальняя родственница Фаины, она ей никто, и, как по мне, Фаина поступила правильно», – волновались зрительницы. – Что это за плен такой, когда Яна ела пармезан и пила вино, а к Диме постоянно няньки приставлены были».

Посмотрев сериал, они, однако, только укреплялись в своей позиции. «Там показаны очеловеченные сепаратисты». Особо пунктуальные приводили, на какой именно секунде герои говорят антиукраинские вещи: «Серия 3, 12:55. – Реплика медсестры: “Крымчанка, наша русская” – такая реплика со стороны медсестры провоцирует усиление ненависти к россиянам. 21:20 – “Чем живет столица? Конфеты стали значительно лучше!”».

Люди, которые пытались подойти к оценке сериала научно, то есть нейтрально, немедленно обвинялись в тайной поддержке врага. Если человек не был замечен в подобном ранее, значит, недосмотрели: «Представить, что он работает на вражескую пропаганду, простите, не могу. Как и того, что у него не хватает ума самому разобраться», – защищали несчастного знакомые. «Он не хочет ссориться со своими “друзьями”, позиция которых антиукраинская, поэтому и крутится, как уж на сковородке», – сурово объясняли им борцы.

Борьба упоительна тем, что она проста. Есть «мы», есть «они», самое древнее противостояние. «Мы» – хорошие, «они» – плохие, «мы» должны победить «их», это – цель, на которую сразу отзывается физиология. Вот «они» написали пост, но тут же набежали «наши», закидали «их» словами, наставили «нам» лайков. Чувство побеждающей стаи, порыкивающей на поверженного врага – это чертовски приятно. «И на будущее ввести требование предъявлять финальный вариант сценария».

К чему это приведет

К тому, что завтра в наших фэнтези появится недостаточно патриотичный богатырь. Национальная самоирония будет рассматриваться, как предательство. Любовная история без патриотической подоплеки будет проходить по статье «самые раскалённые места в аду предназначены для тех, кто во времена великих моральных испытаний хранил нейтралитет». И, в конце концов, к тому, что идеологически хороший будет показан в фильме безупречно хорошим, а идеологически плохой – отъявленно плохим, и зритель скажет «издеваетесь, что ли, лубок какой-то», и все опять будут недовольны.

Но как же законы драматургии, скажете вы. Как же борьба идеи с контридеей, перипетии и объемные характеры? Фейсбук-комментаторы непреклонны: «Все это – не драматургия, а сознательная дискредитация граждан с проукраинскими взглядами». «Если сериал в целом проукраинский и учит хорошему, но в нем полсерии показывают, какие честные и добрые сепаратисты и злые плохие киевляне, это не допустимо».

Подождите, секундочку, там же «очень несимпатичный дядька на фоне флага ДНР говорит “С нами бог, мы победим”. И было бы немного странно от немца в советском фильме не услышать “хайльгитлер” и не увидеть свастику...» .

«Сейчас идет война», – обрывают разговорчики в строю фейсбук-комментаторы. «Любое освещение в положительном свете организаций или их представителей в то время, как с ними ведутся боевые действия – нонсенс. Пройдет 10-20-100 лет после окончания – снимайте фильмы, пишите книги. Сейчас – недопустимо».

«До чего полезны бедняки!»

Конечно, никакой человек в здравом уме не скажет, что война – это хорошо. Но, размышляя над аргументом «Сейчас идет война», вспоминается вот это рассуждение о бедности британского юмориста Джерома К. Джерома: «”До чего полезны бедняки!” – несколько неожиданно заявил Мак-Шонесси. … – Что утешает торговца, когда актер, зарабатывающий восемьдесят фунтов стерлингов в неделю, не в состоянии уплатить ему свой долг? Разумеется, восторженные заметки в театральной хронике о том, что этот актер щедро раздает милостыню беднякам. Чем мы успокаиваем негромкий, но раздражающий нас голос совести, который иногда говорит в нас после успешно завершенного крупного мошенничества? Разумеется, благородным решением пожертвовать “на бедных” десять процентов чистой прибыли. Что делает человек, когда приходит старость и настает время серьезно подумать о том, как обеспечить себе теплое местечко в потустороннем мире? Он внезапно начинает заниматься благотворительностью. Что стал бы он делать без бедняков, которым можно благодетельствовать?» («Как мы писали роман»).

Можно легко переложить эту логику на антитеррористическую операцию с национальной мобилизацией, которая идет у нас сейчас. Во-первых, на войну можно списать буквально всё. Во-вторых, в войну есть понятный смысл жизни: «мы» должны убить «их». В войну не нужно заниматься таким неприятным делом, как прислушиваться к мнению, отличному от твоего (это так раздражает). «…Это сериал о истории любви, и событие в АТО там не главные, а, наоборот, они показывают, как люди страдают живя на войне! Если не нравится сериал, кто Вас просит его смотреть?! Уважайте мнение других!», – почти стоят слезы на глазах поклонниц «Не зарекайся». «Может, мне еще путлера твоего “уважать”, кремлеботка безликая?», – борцы суровы, без чистоплюйства, ведь «сейчас идет война». «Пусть каждый смотрит то, что ему по душе. Каждый из нас, смотря какой-то фильм, ищет что-то свое наболевшее ... но зачем мы льем грязь друг на друга? У каждого свое мнение, которое можно выразить более цивилизованными словам, чем мат», – не унимается несознательное население. «Да, тут без партизанщины не обойтись», – вздыхает боец фейсбук-фронта.

Враг опасен и требует унижтожения: «Поэтому всем, кто говорит, что это просто кино ... так видит автор ... у них там потом всё хорошо будет ... смотрите весь сериал, а не отдельную серию — я посоветую не заблуждаться ... это не просто кино...». «Отозвать лицензию у телеканала, и всё». «Начните с актеров, они это сыграли – значит и отвечать тоже им придется». «Предлагаю найти адреса проживания этих идиотов – разрешальщиков – и сообщить посредством листовок их соседям, с кем они рядом живут».

«Разрещальщики» – это члены Экспертной комиссии при Госкино, которые большинством голосов посчитали, что «Не зарекайся» можно показывать по телевизору. Я знакома с одним из них, Аликом Шпилюком. Недавно мы с ним в шутку считали, сколько фильмов за жизнь он посмотрел. По грубым прикидкам получилось 50 тысяч. Алик занимается украинским кино лет сто, он был программным директором «КРОКа», «Молодости» и ОМКФ; куратором кинопрограмм Goethe-Institut, British Council и Institut Francais; он член Международной федерации кинопрессы FIPRESCI и Европейской киноакадемии; делал журнал «KINO-КОЛО» и открывал кинотеатр «Лира». Но Алика Шпилюка вместе с другими «разрешальщиками» уволили из экспертной комиссии Госкино за непатриотическое решение.

Предлагаю другого врага

Его тоже можно уничтожать со всей ненавистью. Это бедность. Вот здесь можно посмотреть карту Европы по зарплатам – у нас меньше всех. Средняя зарплата в Польше – $1073, а в Украине – $176, разница – в 6 раз. Предлагаю создать «Економічний Відсіч» и «Діловий Наступ». Все вместе навалимся, всей страной.

И бог с ней, с идеологией. Посмотрите, как красиво звучит 11 Статья Конституции Украины: «Государство содействует консолидации и развитию украинской нации, ее исторического сознания, традиций и культуры, а также развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех коренных народов и национальных меньшинств Украины». А вот еще, 15 Статья: «Общественная жизнь в Украине основывается на принципах политического, экономического и идеологического многообразия. Никакая идеология не может признаваться государством как обязательная».

А вооруженный конфликт на востоке Украины побыстрей закончить.

И когда на украинском заводе по производству посудомоечных машин сойдутся два инженера с разными идеологическими взглядами, то они сумеют поговорить об этом идеологическом многообразии так, чтобы это не помешало микросхемам.

А что касается сериалов, то будем, как предложил еще один человек в фейсбуке, «заниматься образованием людей. Чтобы слова “критическое мышление” знали не два человека в медийном совете, а каждый второй школьник и каждый, хотя бы пятый, патриот. И все будет хорошо».

Ольга Ваганова Ольга Ваганова , StarLightMedia, #КіноКраїна
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter