ГоловнаБлогиБлог Ольги Вагановой

​Рефлекс запрета

На сегодняшний день в Украине запрещено показывать 431 фильм и сериал из-за того, что в их создании приняли участие люди из «черного списка». В списке сейчас 83 деятелей культуры (в основном – российские актеры). Он появился в новостной ленте сайта Министерства культуры Украины 24.12.2015 с заголовком «Список людей, создающих угрозу национальной безопасности Украины». Первоначально, 8.08.2015, он состоял из 16 человек; утверждается, что список будет расширяться. Автоматически и в геометрической прогрессии будет расти список запрещенного к показу. Это не только российский контент: например, запрещено показывать фильмы «Жизнь Пи», из-за Жерара Депардье, и «Матрица. Перезагрузка», из-за Роя Джонса-младшего.

Фото: EPA/UPG

Давайте проанализируем, как все это произошло. Потому что это напрямую связано со страной, которую мы строим.

В цепочке «черного списка» есть четыре государственных звена: законодатели (депутаты Верховного Совета), СБУ, Министерство культуры и Госкино. Я покажу, что каждый из них на своем месте применил чуть больше запрета, чем от него требовалось.

Звено 1. Законодатели

В Новый год 2014/2015 Интер показал «Голубой огонек», и многие возмутились, что в нем участвовали Кобзон, Лорак, Повалий, высказывавшие или своими действиями подтверждающие пророссийскую позицию. Госрегулятор вызвал телеканал «на ковер». Интер тогда ответил, что закон не нарушал, и потребовал правового регулирования подобных ситуаций: дайте имена тех, кого нельзя показывать. Это было резонно: пока нет четкого запретного списка, всегда есть вероятность, что накажут, хотя закон не нарушал. Так в 2015 году появился закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно защиты информационного телерадиопространства Украины», инициаторами которого стали народные депутаты Николай Княжицкий и Вадим Денисенко. В нем было указано, что прокатные удостоверения не выдаются фильмам и сериалам, в которых участвуют «физические лица, включенные в Список лиц, угрожающих национальной безопасности, который опубликован в установленном порядке» (далее – Список).

Помощник-консультант Николая Княжицкого, принимавший участие в разработке данного закона, управляющий партнер и руководитель практики медиаправа ЮК Jurimex Юрий Крайняк рассказывает: «При подготовке к голосованию предлагалось дополнить закон определением, кто и за что может попасть в этот список. Это определение основывалось на правилах признания лиц персонами нон-грата, которые уже давно были обкатаны в нашей стране. Но при рассмотрении проекта уже непосредственно в зале, с голоса одной из депутатов, это определение было убрано из проекта: депутат заявила, что она его не поняла, и вместо уточнения того, что было ей не понятно, она просто предложила снять термин из законодательного словаря. Но, удалив определение, в проекте остались нетронутыми нормы, регулирующие этот список, что, очевидно, не пошло на пользу всему закону, и последствия чего вам известны».

Немного больше запрета, чем надо, на этапе народных депутатов состояло в соединении однозначного запрета на показ аудиовизуального продукта с участием людей из списка и прописанного в законе определения: «Участником аудиовизуального произведения считается физическое лицо, принимавшее участие в его создании под собственным именем (псевдонимом) как исполнитель любой роли, исполнитель музыкального произведения, которое используется в аудиовизуальном произведении, автор сценария и/или текстов или диалогов, режиссер-постановщик, продюсер». Фильмы и сериалы – работы коллективные, и людей в них участвует много. Поэтому один актер способен создать статус «запрещенный» для доброго десятка экранных продуктов: независимо от величины своей роли, темы фильма и заложенной в него идеи. Оставалось назвать имена.

Звено 2. СБУ

Вопрос. Кто составляет такой список?

Закон говорит, что «Список лиц, создающих угрозу национальной безопасности, составляет центральный орган исполнительной власти, обеспечивающий формирование государственной политики в сфере культуры и искусств, на основе обращений Совета национальной безопасности и обороны Украины, Службы безопасности Украины, Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания». То есть, получается, список составляет Министерство культуры?

На круглом столе «Подход к формированию черных списков актеров и персон нон-грата», прошедшем 1 марта 2016 года, заместитель Министра культуры Юрий Зубко сказал, что опубликованный на сайте Министерства список – это список, который прислала Служба безопасности Украины: «Я не уполномочен давать оценку действиям СБУ. Эти списки формирует СБУ. Потом отдельными письмами спускает информацию в Минкульт, и мы автоматически передаем их в Госкино».

Какая логика стоит за составлением списка, который СБУ предоставила Минкульту, нам неизвестна. На мой вопрос: «Какими критериями вы пользовались, создавая этот список?» СБУ ответила общим: «Подразделениями Службы безопасности Украины постоянно принимаются меры, направленные на недопущение посягательств на государственный суверенитет и другие основы национальной безопасности Украины, а том числе с применением мер ограничительного характера по отношению к иностранцам».

Вообще-то, СБУ, как орган, отвечающий на государственную безопасность, и не должна объяснять общественности детали и методы, на основании которых люди попадают на их «радар». Может, действительно, 80-летний Валентин Гафт замешан в тайной деятельности, представляющей угрозу национальной безопасности Украины. О чем СБУ сообщил их засекреченный информатор в Москве. Хотя закрадывается сомнение, что это так, и нам, телеотрасли, интересно было бы узнать критерии составления этого списка. Потому что есть большое подозрение, что он составлен из подписантов открытого письма «Деятели культуры России — в поддержку позиции Президента по Украине и Крыму». Так можно объяснить, почему в Список не попали Дмитрий Киселев и Никита Михалков, не раз высказывавшие свою антиукраинскую позицию: их не было среди 511 подписантов письма Путину.

Немного больше запрета, чем надо, на уровне СБУ, мне кажется, было именно в этом расширенном списке. Не только М.Пореченков, И.Охлобыстин, Й.Кобзон, Валерия, О.Газманов, резко и действиями подтверждающие свои призывы к нарушению территориальной целостности Украины, но и те, кто просто высказывал свою позицию. (Если, повторюсь, В.Лановой, В.Гафт и Н.Варлей и другие не занимаются чем-то более серьезным тайно).

Я не уверена, что СБУ составляет этот список с пониманием возможных последствий. Более того, мой запрос в СБУ выяснил и то, что формулировка, которой сопровождался список 83 лиц, переданных Службой безопасности в Министерство культуры, была не «лица, представляющие угрозу национальной безопасности Украины», а «лица, которым запрещен въезд в Украину». Лица, которым запрещен въезд – им просто запрещен въезд в страну (и, согласно закону, это может быть не только из соображений национальной безопасности, а, например, эпидемической угрозы). А лица, которые представляют угрозу национальной безопасности – им и может быть запрещен въезд, и плюс к ним могут применяться другие меры, например, задержание. Подчеркиваем, что это не тождественные понятия и эти два списка относятся к разным блокам вопросов Службы.

Звено 3. Министерство культуры

Итак, Министерство культуры, как центральный орган исполнительной власти, обеспечивающий формирование государственной политики в сферах культуры и искусств, получает список от СБУ.

СБУ вообще-то не имеет отношения к культуре, она формирует свои списки по своей логике (и с пониманием своих действий по отношению к этим людям). Затем и существуют уполномоченные государственные специалисты по культуре, чтобы понять, как это все воплотить в своей сфере. Думая, во что это выльется. Потому что последствия прописаны в законе: Госкино отказывает в выдаче удостоверения на право распространения и демонстрации фильмов, если одним из участников фильма является физическое лицо, включенное в Список лиц, создающих угрозу национальной безопасности». (По определению в законе к «фильмам» относятся и сериалы).

И Министерство культуры на своем этапе пришло к выводу, что список в полном составе должен перейти по цепочке дальше, в Госкино и к телеканалам. «Как только они предоставили нам список, мы его опубликовали на своем сайте», – сказал Юрий Зубко на круглом столе 1 марта.

В ответе на мой запрос Министерство культуры разъяснило свое толкование слова «составляет»: «Министерство культуры не принимает единоличные решения и не определяет необходимость включения любых лиц в официально опубликованный Список лиц. Обязательность исполнения действия для Министерства культуры в указательной форме (“составляет”, “опубликовывает”, “обеспечивает обновление”) в абзацах 12 и 13 пункта 3 Закона “Про внесение изменений в некоторые законы Украины касательно защиты информационного пространства Украины” четко сформулированы и воспринимаются и трактуются как нормы Закона прямого действия».

То есть «составляет» трактуется Минкультом в данном случае, как арифметическое «добавляет», «складывает» из нескольких источников в один список, исключительно технический процесс. Минкульт выступает тут «копи-пастом».

Один из инициаторов закона о Списке, народный депутат Украины, Председатель комитета Верховного совета по вопросам культуры и духовности, Николай Княжицкий подтверждает эту логику: «Минкульт всего лишь технически публикует на сайте список лиц, представляющих угрозу национальной безопасности. Это вопрос к СБУ, а не к Минкульту. Не думаю, что глупое заявление какого-нибудь актёра, которое он ляпнул, например, на пьяную голову, может представлять угрозу национальной безопасности. Проблема в нелогично исключённой из проекта закона статье, где пояснялись критерии лиц для черного списка».

Однако сейчас ни по полномочиям, ни формально, по формулировкам закона, у Минкульта, нет необходимости работать «копи-пастом». Да, есть четкое и единственное основание для составления Списка – это обращения РНБО, СБУ и Нацрады. Из других источников «кандидатуры» для Списка Министерство брать не может, но нигде в законе нет прямого ответа на вопрос, может ли Минкульт не включать в Список «кандидатов», полученных в этих обращениях.

Кроме того, помним, что Минкульт получил от СБУ список «лиц, которым запрещен въезд в Украину». И в список «лиц, представляющих угрозу национальной безопасности Украины» он превратился именно на уровне Министерства культуры.

Немного больше запрета, чем надо, на уровне Министерства культуры: оно могло, согласно закону и по другим формальным признакам, подумать о последствиях опубликования Списка и сократить его. Могло, но не сделало.

В недавнем интервью «Радио Вести» председатель Нацсовета Юрий Артеменко адресовал ответственность за черные списки также Министерству культуры: «Нацрада никакого “черного списка” лиц не подавала в Министерство культуры. Это вопрос к Кириленко. Вообще, я считаю, что эта ситуация с “черными списками” приведет к тому, что завтра мы запретим не только российское кино, но и классику, известных режиссеров. Но это вопрос к Министерству культуры. Дошло же до маразма. Вы помните, какую позицию мы заняли по ”Иронии судьбы”. Талызина – глупая, не глупая, пропутинская – но из-за того, что она – в маленьком эпизоде, нужно запретить фильм, где в этом же эпизоде Лия Ахеджакова, антипутинская. Фильм снял Эльдар Рязанов, великий. Или Депардье, из-за того, что он в “черном списке” нужно запрещать оскароносный фильм “Жизнь Пи”. Глупость. Может, система ограничений имеет право на существование, но она должна быть четкой и понятной».

В Положении о Министерстве культуры сказано, что оно формирует и обеспечивает реализацию государственной политики в сфере культуры в стране и «обобщает практику применения законодательства по вопросам, относящимся к компетенции Минкультуры Украины». И, я думаю, это значит (это можно трактовать), что ответственность создавать «черные списки», приводящие к обширным культурным запретам – на Министерстве культуры.

Это усиливается тем, что глава Министерства Вячеслав Кириленко совмещает эту позицию с позицией Вице-премьер-министра по гуманитарным вопросам. То есть, он – однозначно главный человек, который определяет культурную политику в стране, направляет и координирует работу, представляя высший орган исполнительной власти.

Звено 4. Госкино

Итак, Госкино, как центральный орган исполнительной власти, формирующий государственную политику в сфере кинематографии, получает запретный список от Министерства культуры. Что дальше?

В законе «О кинематографии» сказано, что Госкино «отказывает в выдаче государственного удостоверения на право распространения и демонстрации фильмов при наличии хотя бы одного из таких оснований…» «одним из участников фильма есть физическое лицо, внесенное Список лиц, угрожающих национальной безопасности, который опубликован в установленном порядке», а также, что прокатное удостоверение «может быть аннулировано и отменена государственная регистрация фильма, в случае» «внесения одного из участников фильма в Список лиц, угрожающих национальной безопасности, который опубликован в установленном порядке». В первом случае действие госоргана прописано однозначно – отказывает. Во втором – это «может быть аннулировано». «Может быть», но не «должно». То есть, это на усмотрение Госкино. На это же Юрий Зубко обратил внимание главы Госкино Филиппа Ильенко на круглом столе 1 марта.

Немного больше запрета, чем требовалось, на уровне Госкино состояло в том, что Агентство приняло решение отзывать уже выданные прокатные удостоверения, хотя по закону могло этого не делать.

Это бы не сильно помогло. В законе «О телевидении и радиовещании» сказано, что «не допускается использование телерадиоорганизаций» для «трансляции аудиовизуальных произведений (фильмов, телепередач, кроме информационных и информационно-аналитических телепередач), одним из участников которых является лицо, внесенное в Список лиц, угрожающих национальной безопасности, опубликованный на веб-сайте центрального органа исполнительной власти, обеспечивающего формирование государственной политики в сферах культуры и искусств». Независимо от того, есть на этот фильм прокатное удостоверение от Госкино или нет. Для закрепления.

Поэтому функция Госкино в этом всем – найти соответствующие фильмы и сериалы и аннулировать их прокатные удостоверения. Чем и занялось ведомство. Как сообщил на круглом столе 1 марта Филипп Ильенко, это работа кропотливая, на обработку творческого наследия каждого «черносписочника» уходит от 5 до 10 рабочих дней.

Всё. Все четыре звена пройдены.

Что мы видим в итоге.

КАЖДЫЙ на своем месте немного УСИЛИЛ ЗАПРЕТ. Не было необходимости создавать столь широкий и строгий запрет в законе (исполнитель любой роли, автор сценария и/или диалогов…). Не было необходимости СБУ составлять столь широкий список (хотя, опять-таки, может, мы чего-то не знаем). Не было необходимости Минкульту превращать письмо с именами от СБУ в полном объеме в список для культурного запрета. И Госкино могло не аннулировать уже выданные прокатки (хотя это бы ничего не изменило).

Но каждый на своем этапе внес свой вклад в тот абсурд, который появился в итоге.

Почему сейчас важно с этим разобраться. На сайте Министерства культуры, под опубликованным списком, сказано, что «в июле 2015 года представители общественности передали Министерству культуры список из более пятисот лиц, которые, по мнению общественности, должны быть включены в Список лиц, угрожающих национальной безопасности». Чувствуете масштаб? И это только «лица», фильмов будет в разы больше.

Минкульт намерен передать этот список на 500 позиций СБУ «для принятия решения». Хотя, как мы видели, список для культурного запрета, согласно закону, составляет само Министерство культуры.

Список лиц Минкульт намерен расширять, а, значит, список фильмов и сериалов автоматически расширится еще больше. И любой снимающийся сегодня в Украине фильм может попасть под запрет независимо от содержания, а только потому, что его участник завтра вдруг выскажется в поддержку политики Путина.

Предположим, логика «лучше перезапретить, чем недобдеть» укрепится. Обратите внимание на вот этот пункт из текста закона «О кинематографии»: «Центральный орган исполнительной власти, осуществляющий государственную политику в сфере кинематографии, отказывает в выдаче государственного удостоверения на право распространения и демонстрации фильмов при наличии хотя бы одного из таких оснований ... наличие в фильме материалов (высказываний, действий и т.п.), которые пропагандируют войну, насилие, жестокость, фашизм и неофашизм, направлены на ликвидацию независимости Украины, разжигание межэтнической, расовой, религиозной вражды, унижение нации, неуважение к национальным и религиозным святыням, унижение личности, пропагандирующие невежество, неуважение к родителям, а также наркоманию, токсикоманию, алкоголизм и другие вредные привычки; фильмы порнографического характера, что подтверждается заключением экспертной комиссии по вопросам распространения и демонстрации фильмов».

Можете себе представить, какую широкое трактовку в кинематографе может носить «унижение личности» или «неуважение к родителям», и сколько фильмов может попасть под этот нож.

Было бы желание запрещать.

Ольга Ваганова Ольга Ваганова , StarLightMedia, #КіноКраїна
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook і Twitter